Аналитическая записка проекта Kremlin Watchers Movement – ноябрь 2022

Аналитическая записка проекта Kremlin Watchers Movement – ноябрь 2022

Photo: ua.depositphotos.com / viperagp
20 января 2023
FacebookTwitterTelegram
1281

В этом тексте анализируются основные тенденции распространения дезинформации в Чехии. Также подробно рассматриваются распространенные нарративы дезинформации, определяются ключевые уязвимые группы и освещаются политические рекомендации на основе передового опыта Эстонии и Дании.

Этот отчет опубликовала команда Kremlin Watchers Movement в декабре 2022 года. Команда VoxCheck адаптировала текст для своих читателей.

Kremlin Watchers Movement — это проект, уже почти три года работающий над борьбой с деструктивным влиянием россии и дезинформацией в Европе. Авторы и младшие аналитики создают контент о российском вредном влиянии и дезинформации в социальных сетях, информируют не только экспертную среду, но и широкую аудиторию относительно последних событий в этой сфере.

Основные дезинформационные нарративы

В рамках мониторинга аналитики VoxCheck обнаружили 32 случая российской дезинформации, распространенные 11 чешскими медиа, которые анализировали в исследовании. Организация определила три основных дезинформационных нарратива, которые появляются в проанализированных медиа (с количеством кейсов в каждом случае):

  • Украина – это «террористическое государство» (7);
  • в Украине распространена идеология нацизма (6); 
  • Запад контролирует Украину в своих целях (4).

Первый нарратив: Украина — это «террористическое государство»

Чешское дезинформационное СМИ (в этом случае Protiproud) сообщило, что теракт в Подмосковье, во время которого погибла россиянка Дария Дугина, организовали «нацисты из Азова», а пиком «западного терроризма в Украине» стал обстрел Керченского моста. В значительном количестве фейковых сообщений говорилось, что украинские войска наносят прицельные удары по мирным жителям на оккупированных россией территориях.

Второй нарратив: В Украине распространена идеология нацизма

Второй по количеству кейсов дезинформации нарратив — о якобы нацизме в Украине. Одно из ключевых сообщений — будто в Киеве у власти «нацистско-террористический бандеровский режим», осуществляющий террористическую деятельность по отношению к своему населению. В доказательство того, что в Украине идеологию нацизма исповедует даже высшее военное руководство, в чешских СМИ распространяли фейк, будто Главнокомандующий Вооруженными Силами Украины Валерий Залужный носит браслет со свастикой.

Третий нарратив: Запад контролирует Украину в собственных целях

В контексте нарратива об использовании Западом Украины в своих целях дезинформаторы из Sputnik News писали, что Украина уже стала «американской собственностью», а помощь Европы и кредиты от США только продолжают войну. Кроме этого, чешское дезинформационное медиа Parlamentní listy написало, что россия воюет «уже не с украинской армией, вооруженной НАТО, а с армией НАТО, состоящей из украинцев».

Распространение дезинформации

Дезинформационные нарративы распространяются разными способами, например в социальных сетях и на вебсайтах, а также по электронной почте. На этих платформах процветает дезинформация, поскольку они не дорогие в эксплуатации, охватывают много пользователей и дают возможность быстро распространять информацию.

В Чехии фейковые новости в основном распространяются в фейсбуке, где много групп, ориентированных на людей, поддерживающих пророссийские и антизападные настроения. Дезинформация, которая распространяется в этих группах, обычно происходит от присутствующих в Чехии прокремлевских СМИ, таких как Sputnik News, Aeronet и První zprávy. Администраторы этих групп часто вдохновляются российскими государственными СМИ; некоторые участники просто переводят российские новости на чешский язык. Фейковые новости, распространяемые по электронной почте, также часто происходят из тех же вебсайтов; целые абзацы часто копируются и вставляются из этих дезинформационных сайтов. Неприбыльные организации «Чешские эльфы» и  «Manipulátoři» регулярно отслеживают такую дезинформационную деятельность.

Уязвимые группы

Определение групп, наиболее уязвимых к дезинформации, имеет решающее значение для формирования устойчивости к ее негативным последствиям. Исследования показывают, что пожилые люди чаще всего поддаются дезинформации и распространяют ее. То же касается детей, которые могут подвергаться влиянию дезинформации при общении со сверстниками, родителями или учителями.

Как отмечает Ярослав Валух (Jaroslav Valůch), руководитель отдела медиаобразования в Transitions, хотя пожилым людям и хватает медиаграмотности, им трудно ориентироваться в цифровом медиапространстве, чтобы проверить факты. Как утверждает Валух, пожилые люди очень хорошо понимают сообщения, которые они получают от СМИ, но они не могут оценить, с какой целью было создано то или иное сообщение. Сегодня многие пожилые люди пользуются Интернетом, а некоторые также являются активными пользователями социальных сетей. Однако поскольку они не являются цифровыми аборигенами (тоесть, цифровые технологии не сопровождали их с рождения), им нужно многое изучить о современных информационных технологиях. Молодые люди лучше понимают, как усторен Интернет, в частности то, что он переполнен разнообразной информацией, которая распространяется с разными намерениями. Пожилые люди привыкли к менее хаотической информационной экосистеме.

Валух также рассказывает о феномене цепей электронных писем, которые нацелены почти только на пожилых людей. Электронную почту можно использовать для легкого распространения информации, а поскольку это один из традиционных способов общения в Интернете, ею легко пользоваться большинству пожилых людей. Как объясняет Валух, люди, пересылающие электронные письма, не делают это с намерением нанести вред. Они делают это, чтобы сообщить своим близким о возможной угрозе или помочь им. Хотя Валух утверждает, что существует «многовато паники» из-за электронных писем, нацеленных на пожилых людей, мы с этим не соглашаемся. Хотя электронные письма могут не являться важнейшим источником дезинформации в течение всего года, они имеют мощный потенциал для влияния на результаты выборов в пользу определенных партий или кандидатов. Поэтому электронные письма, безусловно, заслуживают внимания. «Чешские эльфы» регулярно мониторят электронные письма, а также создали базу данных этих типов сообщений, которые можно проанализировать более тщательно.

Еще одна уязвимая к дезинформации группа – дети и студенты. По словам соучредителя Manipulátoři Петра Нутила, ключевой проблемой является отсутствие медиаграмотности в чешских начальных и средних школах, которые не готовят учащихся к критической оценке получаемой ими информации. Поэтому студенты не могут отличить надежные средства массовой информации от дезинформационных вебсайтов и недостаточно осведомлены о потенциальных рисках в Интернете. Современные дети имеют доступ к Интернету с раннего возраста; даже если они слишком малы, чтобы самостоятельно активно пользоваться Интернетом, они подвергаются влиянию разнообразной информации через взрослых. Авторы в статье UNICEF предполагают, что дети могут потенциально научиться самостоятельно бороться с дезинформацией, если получат качественное медиа-образование.

Противодействие дезинформации: рекомендации и примеры удачного опыта

Чтобы эффективно противодействовать дезинформации, исследователи из Кембриджского университета создали обзор вмешательств, которые на индивидуальном уровне могут повлиять на склонность распространять дезинформацию, уязвимость к ней или ее влияние.

Исследователи выделили следующие шаги противодействия дезинформации:

Бустинг

Бустинг направлен на повышение компетентности людей для принятия собственных решений. Подход бустинга, как правило, призван уменьшить индивидуальную уязвимость к дезинформации. Существует три вида бустинга: предварительное образование, критическое мышление и медиа- и информационная грамотность.

Подталкивания к действиям

Подталкивания к действиям сосредоточены на поведении. Их легко применить в социальных сетях (например, твиттер теперь спрашивает людей, уверены ли они, что хотят ретвитнуть статью, если они ее еще не прочитали), экономически выгодно и в основном ненавязчиво.

Опровержение

Популярным подходом к борьбе с дезинформацией является опровержение ложных представлений после того, как они уже распространились. Есть много инициатив, например, Snopes, FullFact и StopFake, и некоторые из них имеют много подписчиков в социальных сетях. Некоторые технологические компании, в частности Meta (ранее Facebook), используют опровержение модерации содержимого на своих платформах, опираясь как на автоматизированные, так и на методологии, ориентированные на людей.

Автоматизированная маркировка контента

Онлайн-платформы стали мастерами в использовании автоматизации для быстрой маркировки контента. Существуют различные типы маркировки контента, например, отметки о том, что контент проеш проверку (например, «эта статья была оценена как неправдивая независимыми фактчекерами»), общие или конкретные предупреждения о достоверности содержания новостных сайтов.

Примеры успешного опыта в других странах

В Руководстве по противодействию дезинформации в Интернете на местном и региональном уровнях Европейский комитет регионов выделяет две страны – Эстонию и Данию – которым удается эффективно противодействовать дезинформации и которые можно использовать как модели для подобной деятельности в других европейских регионах.

Эстония

Эстония уже давно является одним из лидеров борьбы с дезинформацией в Европе. За последние несколько лет она ввела несколько мер, которые помогли стране эффективно противостоять дезинформации. Эти меры включают в себя повышение медиаграмотности, развитие стратегических коммуникаций и повышение осведомленности среди госслужащих.

Почему Эстония является столь опытной страной в борьбе с дезинформацией? В 2007 году Эстония подверглась волне кибератак, поразивших банковские системы, правительственные сайты и СМИ. Это событие на несколько недель ограничило доступ людей к услугам, а также возможность журналистов и правительства нормально общаться с населением. Хотя ответственность официально не возложили на российское правительство, атаки, вероятно, происходили из россии.

Опираясь на политику национальной безопасности Государственная служба по организации выборов развила свой потенциал для противодействия дезинформации во время местных выборов 2017 года и национальных и европейских выборов 2019 года. Поскольку отдельные государственные ведомства, как правило, не имеют возможности охватить весь спектр навыков, необходимых для противодействия дезинформации, для достижения этих целей важно интенсивное сотрудничество между разными частями правительства. Была создана рабочая группа по выборам, объединившая различные государственные органы.

В 2019 году в Эстонии создали и обнародовали руководство по противодействию информационным атакам. Пособие содержит советы по подготовке и реагированию на дезинформационные атаки, а также информацию о распространенных методах воздействия, информацию о ботах и уроках на будущее.

Оценка угроз

Оценка угроз позволит организации понять, что происходит, и сообщить другим о том, что она знает об угрозе и планирует реагировать. Это можно сделать путем создания карты реагирования, мониторинга социальных сетей и других типов медиа и проверки фактов, по теме дезинформации. После этого следует связаться с ключевыми партнерами и институтами, связаться с журналистами, а затем начать коммуникацию: сообщить целевой группе о том, что проблема есть, ее заметили и на нее реагируют.

Более подробная публичная реакция

Предоставьте максимально прозрачный официальный отчет, где будет достоверная информация, например, в разделе часто задаваемых вопросов; добавьте ссылку на другие надежные источники; раскройте ценности вашей организации, где это необходимо.

Активная коммуникация

Общайтесь с ключевыми партнерами и целевыми аудиториями; опубликуйте информацию, подтверждающую вашу позицию, на вашем веб-сайте и убедитесь, что он оптимизирован для поисковых систем; рассказывайте истории, чтобы поддержать аудиторию, ваши сообщения должны быть понятными; используйте лидеров мнений; используйте уже запланированные события, созданные веб-сайты и инициативы для распространения своих сообщений (нет времени разрабатывать новые).

Реакция

Здесь есть несколько вариантов: игнорировать сообщение (если дезинформация не распространилась сильно и влияние невелико), сообщить в полицию, если есть факт нарушения законов (можно использовать только тогда, когда вы уверены в этом), удалить сообщение (только если сообщение нарушило закон или правила платформы — следует сделать, связавшись с платформой, если это возможно), найти злоумышленника (если злоумышленник точно известен и потенциальный ущерб преобладает потенциальное положительное влияние).

Эстония также является примером того, как власти могут сотрудничать с другими организациями в борьбе с дезинформацией. Чиновники наладили сотрудничество с местной организацией по проверке фактов, предоставляющей дополнительные возможности для мониторинга СМИ и социальных сетей на предмет дезинформации. Затем она передает информацию о потенциальных кампаниях по дезинформации правительства, чтобы органы власти знали об актуальных нарративах и могли оценить, нужно ли противодействовать им.

Дания

Важным шагом в борьбе с дезинформацией является восстановление или установление доверия между местными и региональными властями и его избирателями. Как показали многочисленные исследования и отчеты, они тесно связаны между собой. Фейковые новости влияют на доверие как к СМИ, так и к политикам. Доверие является важной частью конструктивной модели журналистики, разработанной датской журналисткой Гердой Марией Мэй, которая называется STEP (решение, доверие, привлечение, перспектива).

Основной месседж STEP состоит в том, что журналисты не должны быть «за пределами» своей аудитории, и что свободная и независимая журналистика важна для функционирования здоровых демократий. В рамках модели STEP журналисты не отказываясь от роли вотчдога выходят за рамки традиционной модели своей профессии, не только исследуя проблемы, но и продвигая решение.

Часть модели «решения» тесно связана с другим проектом, разработанным Мэй в 2019 году; «Комната решений»Løsningernes Rum» на датском) — это метод дебатов, способствующий укреплению доверия между разными участниками на местном уровне; их привлекают к дебатам, направленным на поиск жизнеспособных и приемлемых решений локальных проблем.

Благодаря привлечению опытного модератора во время дебатов избегают «указаний пальцами» и «обвинений», и все участники могут делать предложения, выражать сомнения или комментировать предложения других. Решения, нарабатываемые в ходе дискуссии, разработаны с учетом долгосрочной перспективы, которая является еще одним способом противодействия дезинформации.

Ключевым элементом «Комнаты решений» является система голосования. Каждый человек, который попадает в комнату решения, получает зеленую и красную карточку. Модератор объясняет, что эти карточки нужно показывать в ответ на предложения, сделанные во время встречи (первая используется на знак согласия, вторая — отказа).

Хотя еще слишком рано оценивать успех модели «Комнаты решений» с уверенностью, предварительная информация показывает, что инициатива имеет потенциал для эффективного вклада в решение локальных проблем и укрепления локальной демократии участия. Важно, что она может служить инструментом для повышения взаимного доверия в местных общинах и как средство предотвращения распространения дезинформации.

Предостережение

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны