Предварительные результаты Brexit: будущее британской экономики и ее отношений с ЕС

Впечатляющие результаты референдума ЕС несомненно вызвали раздражение среди противников выхода Британии из ЕС и серьезно встревожили европейскую общественность

Автор:

Впечатляющие результаты референдума ЕС несомненно вызвали раздражение среди противников выхода Британии из ЕС и серьезно встревожили европейскую общественность. Впервые с 1985 года, когда Гренландия вышла из Европейского экономического сообщества, государство-член выразило свое неодобрение высоко оцененных принципов Европейского Союза. Ранее нерушимые европейские ценности, такие как свободное передвижение людей и движение товаров, были отклонены одним из самых сильных членов ЕС.

Решение Великобритании прекратить свое членство в ЕС подорвало статус европейского партнерства в глазах многих и стало результатом популизма. Это изменило политический ландшафт региона и требует разъяснения новой роли Великобритании на мировой арене. Наряду с беспокойством и неопределенностью относительно будущей стабильности ЕС, Brexit ставит под сомнение эффективную экономическую деятельность Великобритании. Мы были свидетелями немедленного и неблагоприятного воздействия Brexit на фунт стерлингов. В то же время, нам еще предстоит наблюдать долгосрочные последствия референдума для населения.

Насколько повлияло голосование на экономическую уверенность местных и международных компаний? Каково влияние Brexit на производительность различных секторов британской экономики? Почему референдум был выгоден только для производственного сектора и наносит ущерб бизнес-услугам и строительной отрасли?

Симптомы экономической неопределенности

Первым последствием Brexit было резкое падение фунта. Фунт упал на 17% по отношению к доллару и на 14% по отношению к евро в течение нескольких часов после голосования. Такие низкие уровни не отмечались с 1985 года, и стали сверхтяжелым ударом для местных банков. Девальвация валюты всегда влечет за собой неопределенность. Неопределенность в экономике, о чем свидетельствует финансовый кризис 2007 года, в конечном счете ухудшает экономические условия, а также загоняет инвесторов в ту же ловушку неопределенности.

Кроме того, неопределенность в британской экономике может препятствовать инвестициям и расширению местных компаний. Первые признаки неопределенности уже заметны. Результаты опросов GfK (Gesellschaft für Konsumforschung /Общество потребительских исследований. Германия) показали резкое снижение доверия потребителей на 11 единиц после 23 июня. Исследование демонстрирует прямую связь между референдумом и уверенностью в британской экономике. Местные компании в частном секторе начинают сомневаться в будущих экономических условиях. Августовский доклад CIPD & Adecco относительно рынка труда показывает, что 1 из 6 работодателей задумывается о перебазировании бизнеса и прекращении его расширения за рубежом.

Предприятия с осторожностью относятся к будущему регулирующих стандартов, каналу поставок и инфляции. Фирмы, в настоящее время, должны придерживаться европейских правил; неясно, что будет служить заменой этому набору правил. Местные компании выразили обеспокоенность по поводу будущего статуса своих европейских сотрудников, учитывая ужесточенные законы Мэй, касающиеся иммиграции.

Реакцией на Brexit послужило как повышение цен, так и сокращение персонала и инвестиций. Длительный период неопределенности и тревоги может препятствовать экономическому росту, усиливая инфляцию и создавая при этом высокий уровень безработицы. Поскольку будущие экономические условия становятся сомнительными, потребители и предприятия вероятно прибегнут к сокращению расходов. Инвестиционные и потребительские расходы являются составляющими валового внутреннего продукта; соответственно, изменения этих компонентов влияют на общую производительность экономики. Британская экономика рискует столкнуться со снижением совокупного спроса, так как администрация Мэй сделала только общие заявления относительно будущих экономических механизмов, вследствие чего потребители и местные предприятия опасаются за свои экономические перспективы.

Неопределенность иностранных фирм

Иностранные корпорации также отреагировали довольно радикально на результаты референдума. Vodafone, EasyJet и JPMorgan рассматривают возможность перемещения своих центральных офисов из Великобритании, поскольку не понятно, как будут развиваться отношения между Великобританией и ЕС. Многонациональные корпорации, такие как Nissan и WPP, могут прекратить инвестиции в Великобританию; их окончательное урегулирование зависит от договоренностей Великобритании с Европейским Союзом. Бизнес-перемещения и снижение иностранных инвестиций также могут привести к полной потере бизнеса для британской экономики. В докладе CIPD ожидается увеличение оттока чистых инвестиций из Великобритании вследствие вывода инвесторами своих активов в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Goldman Sachs, ведущая многонациональная банковская фирма, подтверждает такие ожидания и предсказывает, что банки переместят свою деятельность за границу, покинув Великобританию.

Массовое перемещение активов и фирм за границу, скорее всего лишит Лондон звания финансового центра Европы. БНК и местные фирмы приняли меры предосторожности, в частности разработали планы наихудшего сценария. Определенность и инвестиции в Великобритании во многом будут зависеть от результатов переговоров между Мэй и ЕС; иностранные компании ожидают пересмотр торговых соглашений, чтобы решить, следует ли выводить активы из Великобритании.

Общая результативность экономической деятельности

Несмотря на то, что потребительская и инвестиционная уверенность снизились сразу после референдума Brexit, другие показатели экономического благополучия существенно не изменились. Это связано прежде всего с тем, что неопределенность проявляется в форме инфляции, занятости и инвестиций. Эти показатели отражают медленную сторону экономики и лишь впоследствии отреагируют на изменения. Индекс FTSE 100 престижных компаний вырос на 8%, FTSE средних компаний вырос на 5% со времен голосования вопреки предупреждениям противников.

Сторонники Brexit торжествуют, поскольку используют положительные экономические данные, чтобы завоевать доверие общественности и дискредитировать прогноз Кэмерона, что голосование Brexit заложит «бомбу под экономику». Борис Джонсон, государственный секретарь по иностранным делам и по делам Содружества наций Великобритании, радуется: «Реальность такова, что фондовый рынок не упал, в той мере как некоторые говорили, что это случится — это далеко не так, Индекс FTSE выше, чем во время голосования».

Однако, утверждение о том, что голосование пошло на пользу британской экономике, не соответствует действительности. Складывается такое впечатление, что политики-сторонники Brexit смотрят сквозь розовые очки или отчаянно пытаются убедить своих избирателей, что Brexit был единственно правильным решением.

Управление национальной статистики подтверждает, что экономике удалось сохранить стабильность во втором квартале благодаря росту ВВП на 0,6% до голосования. Прогнозы относительно будущей экономической ситуации не столь оптимистичны. Банк Англии ожидает экономический застой в третьем квартале. Последствия неопределенности будут ощутимы уже через несколько месяцев; они будут препятствовать инвестициям и экономическому росту.

Положительные экономические признаки, которые мы сейчас наблюдаем, будут иметь незначительное влияние в долгосрочной перспективе. Тенденция роста, о которой говорят сторонники Brexit, является краткосрочным продуктом девальвации валюты. Поскольку товары и услуги подешевели, экспорт из Великобритании стал более привлекательным для иностранцев. В долгосрочной перспективе девальвация валюты может быть выгодной только для экономики, которая не является конкурентоспособной и слабеет из-за высокого уровня безработицы и малой инфляции. Это не относится к Великобритании, например, девальвация фунта стерлингов во время экономического кризиса 2008 года не способствовала экономике. Соответственно, не будет способствовать и теперь, поскольку данные указывают на то, что спрос на экспорт Великобритании является относительно неэластичным. Девальвация валюты не в состоянии стимулировать экономику в долгосрочной перспективе.

Сектора экономики

Банк Англии утверждал, что только производственный сектор будет чувствовать незначительное улучшение после голосования. «Незначительный положительное влияние в целом» для сегмента производства «отражает ожидаемый прирост спроса на экспорт из-за падения фунта,» — сообщает Банк Англии. Британская экономика не зависит критически от промышленных производителей. Данные по 2014 свидетельствуют, что промышленный сектор насчитывает всего около 11% от ВВП Великобритании.

Прошедшие годы показали отрицательную динамику, поскольку производственные фирмы потеряли свою власть и влияние на экономику. Производственный сектор Великобритании сократился самыми быстрыми темпами по сравнению с государствами «Большой семерки». Незначительное повышение вышеупомянутой отрасли не в состоянии улучшить общие экономические показатели в Великобритании. Национальный банк объяснил, что «из всех секторов ожидаемый объем продаж будет наименьшим в сфере бизнес-услуг и строительства.”

В отличие от производственного сектора, доля сектора услуг в ВВП составляет 79%. «Положительный эффект» на производственный сектор «компенсируется негативным влиянием на экспорт услуг, связанным со снижением цены коммерческой недвижимости и оттоком иностранных инвесторов», — поясняет Национальный банк. Снижение интереса иностранных инвесторов к британским услугам и резкое падение деловой активности может привести к ухудшению благосостояния населения и помешать экономическому росту в долгосрочной перспективе.

Строительный сектор, очевидно, также значительно пострадает от Brexit. Индекс покупательной способности показывает, что после голосования деловая уверенность в строительном секторе упала до рекордно низкого уровня с 2009 года. Строительные фирмы ожидают снижения оборота и готовятся к обострению условий ведения бизнеса. Их предостережения имеют рациональное основание, поскольку размер строительного сектора сокращается сверхвысокими темпами за последние семь лет. Падающий спрос на недвижимость, наряду с ростом цен, показывает, что вполне логично ожидать общее сокращение экономической активности в Великобритании. Банк Англии прогнозирует сокращение объема капитальных затрат и приема на работу сотрудников в течение следующего года. Урегулирование экономической активности резко меняется, поскольку инфляционное давление накапливается и препятствует расширению бизнеса.

Международная перспектива: Отношения с ЕС

Банк Англии и сторонники Brexit сделали громкие заявления, чтобы успокоить обеспокоенных предпринимателей. Их попытки убедить общественность в том, что все находится под контролем, не имели оснований. Иностранные фирмы откладывают инвестиции, а местные компании прекращают расширение, так как ожидают новые торговые соглашения между Великобританией и Европейским Союзом. Финансовые органы разрабатывают схемы на случай жесткого Brexit, готовясь полагаться на правила ВТО относительно торговых тарифов при отсутствии привилегированного статуса Великобритании в ЕС. Хэммонд, канцлер казначейства, распространяет идею сохранения полного доступа Великобритании в общий рынок в сегменте финансовых услуг. В то же время, ярые поклонники Brexit, включая Davis и Fox, предоставляют приоритет большей автономии. Вполне вероятно, что парламент будет вынужден выбирать между сохранением доступа к общему рынку и ужесточением законов об иммиграции. Внутренние споры препятствуют формулированию плана Brexit.

Кроме внутренних разногласий, отношение немецких и французских лидеров к новой британской политике постепенно обостряется. Сохранять преференциальный статус при одновременном выходе из ЕС может быть невозможным для Великобритании. Европейские государства отметили, если Великобритания сохраняет доступ к свободному рынку, но при этом выходит из Союза, это может заинтересовать и других евроскептиков.

Опасаясь распада Союза, Майкл Рот, государственный министр по делам Европы Министерства иностранных дел, отметил, что Великобритания не сможет выборочно покинуть Союз, поскольку Brexit не предусматривает избирательного интеграции. Немецкие политики подчеркнули свое намерение наказать Великобританию за ее ненадлежащее поведение. Зигмар Габриэль, вице-канцлер Германии, поддержал утверждение Рота, «если мы неправильно организуем Brexit, то окажемся в большой беде, так что теперь нам необходимо следить за тем, чтобы не позволить Великобритании выбрать лучшее, так сказать, то, что касается Европы , не принимая на себя никакой ответственности».

Олланд также выразил свою решимость, чтобы преподать урок сторонникам Brexit. В условиях президентских выборов во Франции, для Олланда важно свести на нет публичный манифест его главного противника, суть которого заключается в Евро-скептицизме.

Стремления ЕС дисциплинировать Великобританию тесно связаны с планами Великобритании отменить свободное передвижение европейцев через ее границы. ЕС пришел к выводу, что несправедливо принимать Великобританию в общем рынке, состоящем из 500 миллионов потребителей, и при этом позволять ей отклонить один из основных принципов ЕС. Недопустимо позволить Великобритании выбирать лучшее без необходимости идти на уступки.

Перед администрацией Мэй стоит сверхтяжелая задача — склонить Европейский Союз к более снисходительному подходу относительно Brexit. Поскольку последствия Brexit проявятся в долгосрочной перспективе, потеря полного членства в экономических и торговых отношениях с ЕС будет означать, что наибольшие опасения Великобритании сбылись. Мэй уже приступила к «Миссии невыполнимой», так как стремиться развивать личные отношения с Меркель и Олландом перед началом процесса выхода. Сам референдум не является юридически обязательным и требует официального обращения к статье 50, чтобы начать процедуру двухлетнего выхода из ЕС, как указано в Лиссабонском договоре. Механизм выхода из ЕС составлен в интересах членов, которые остаются в Союзе. Краеугольный камень этой процедуры заключается в том, что ЕС определяет окончательные законы, которые должны применяться к государству, выходящему из Союза. Признавая предвзятую правовую основу процедуры выхода, Великобритания ставит под угрозу свои преимущества.

Долгосрочное экономическое процветание Великобритании во многом зависит от организации Brexit. Британской экономике удалось выдержать потрясения сразу после референдума, однако есть основания полагать, что ее будущее не столь безоблачное, как предполагают сторонники Brexit. Экономические показатели демонстрируют, что Великобритания пережила снижение экономической уверенности и сокращение в секторе бизнес-услуг, а также строительном секторе. Если Великобритания своевременно не справится с экономической неопределенностью, то столкнется со спадом экономической активности, уменьшением иностранных инвестиций и отсутствием желания расширения местного бизнеса. Эффективный метод преодоления неопределенности и стимулирования роста ВВП предполагает переговоры, результатом которых будет благоприятная договоренность по выходу из ЕС. Если Великобритания сохранит доступ к общему рынку и будет при этом реформировать свои правовые нормы, ее экономика сможет избежать экономического спада. Вместе с тем, поскольку Мэй отложила обращение к статье 50 и продолжила переговоры с лидерами ЕС за кулисами, вполне логично ожидать экономическую стагнацию и снижение уверенности в долгосрочной перспективе.


Внимание

Автор не является сотрудником,  не консультирует, не обладает акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.