Для чого росія постійно фальсифікує історію?

Для чего россия постоянно фальсифицирует историю?

Photo: ua.depositphotos.com / AndreySt
26 марта 2022
FacebookTwitterTelegram
1848

Тяга к политическому мифотворчеству и откровенной фальсификации истории является одним из выдающихся признаков современной россии. Но это не уникальное явление для преступного путинского режима. Это лишь продолжение многовековой империалистической политики сначала русской империи, а затем советского союза. 

Помните, как в 2014 году информационное пространство засорили многочисленные материалы, якобы доказывающие историческую принадлежность Крыма России? Или утверждение о том, что украинцы и россияне являются «одним народом»? Это яркие примеры систематического мифотворчества и фальсификации истории, к которым россия прибегает, чтобы возвеличить себя и оправдать свои агрессивные незаконные действия. 

В этой статье мы посмотрим на корни этого феномена и попытаемся объяснить его мотивацию.

С чего начался российский ревизионизм истории?

Анатолий Подольский в своей статье «Современная история как инструмент политических манипуляций» отметил: «властные структуры (…) используют сюжеты исторического прошлого для удовлетворения своих текущих, тактических или стратегических политических целей».

Российские фальсификации прошлого имеют долгую историю. Одним из первых примеров был «Лицевой свод» Ивана Грозного. Документ номинально был летописью московского царства с давних времен до настоящего времени, но с «коррекциями» с учетом текущей политической ситуации. 

Последний том летописи, известный как «синодальный список», описывал царствование Ивана Грозного. Однако в документ вносили правки в зависимости от того, кто из представителей окружения царя в данный момент ему нравился или не нравился. В определенной степени можно провести параллель с отношением советской власти к современной истории в 1930-1950-е годы. 

Например, некоторые историки считают, что боярский мятеж 1533 года был частичной выдумкой из-за того, что он упоминается только в «синодальном списке». Борьба за трон после смерти Василия III действительно имела место — Елена Глинская с помощью бояр нейтрализовала брата Василия III Дмитрия Ивановича, князя Дмитровского. Но она была вдовой царя и пыталась удержать свои позиции. 

Однако это мелочи по сравнению с тем, что было дальше. 

Россия как имперское образование начала формироваться при Петре I. Его правление фокусировалось на модернизации отсталого политического устройства, сосредоточении власти в руках «самодержца» и укреплении позиций на международной арене. Со временем это правление начали отождествлять с «первоначальным мифом» российского «величия» после длительного периода «смуты» и бурной консолидации московского царства в течение 17 века. Это — один из примеров российского исторического мифотворчества. 

В 1701 году Петр I издал указ о конфискации письменных памятников порабощенных народов. Это относилось преимущественно к европейской части империи. Ограничение доступа к историческим памятникам развязывает руки для манипуляций. Например, таким образом была создана подделка Радзивиловской летописи с текстом «Повести временных лет», которая стилистически имела разногласия с памятниками эпохи, к которым она должна была бы принадлежать. 

Несколько царей и дворцовых переворотов спустя во главе российской империи стала София-Августа-Фредерика Ангальт-Цербст-Дорнбургская, более известная как Екатерина II. 

За время ее правления в результате многочисленных войн российской империи удалось расширить свои границы. В частности, захватить Крым и почти весь юг Украины, части современной Грузии и Латвии, а также несколько раз поделить Речь Посполитую. Эта экспансия стала движущей силой для системного исторического ревизионизма. 

Екатерина понимала, что история — это не просто наука о прошлом, но и важный политический инструмент, который может повлиять на судьбу многих последующих поколений. По упоминаниям ее статс-секретаря Александра Храповицкого, Екатерина много времени проводила, исследуя и обсуждая разные исторические документы для создания исчерпывающей истории Российской империи. 

Внутренняя мотивация Екатерины II ярко объяснена в письме Григорию Потемкину, написанном в мае 1790 года:

«Вся жизнь моя была употреблена на поддержание блеска России, и потому не удивительно, что наносимые ей оскорбления и обиды я не могу терпеть в молчании и их скрывать, как это мы делали доныне, ради минутной осторожности, того требовавшей; но, весьма часто подавляя в себе подобные чувства внутреннего злопамятства, мы их тем более усиливаем».

В своем письме к Фридриху Гримму в марте 1783 года Екатерина отметила, что делит российскую историю на «пять эпох»: «1. Россия рождающаяся 2. разделенная, 3. угнетенная, 4. победоносная, 5. процветающая». 

Такая периодизация была инспирирована работой историка Августа Шлецера (известного как один из теоретиков «норманской теории» образования российского государства). 

Так называемая «вторая эпоха», по словам Екатерины, охватывала период от первой половины 9 века до второй половины 12 века. Этот период представлял особый концептуальный интерес для Екатерины. В письме Фридриху Гримму она даже очертила свой план обобщения этого периода по нескольким направлениям:

  1. революционные события;
  2. последовательные изменения в порядке вещей;
  3. о населении и финансах;
  4. договоры и документы;
  5. примеры устремления или небрежения правителей и их последствия;
  6. замечания о том, что можно было бы избежать;
  7. примеры храбрости и других выдающихся добродетелей;
  8. черты разных пороков и их последствия.

Позднее в том же году, 4 декабря 1783, Екатерина II издала указ о создании «Комиссии для составления записок о древней истории, преимущественно России» во главе с графом Андреем Шуваловым. Целью комиссии было реализовать видение истории Екатерины.

Зачем россии был нужен исторический ревизионизм и фальсификация истории?

Анатолий Михненко и Михаил Месюк в статье «Интерпретация истории как инструмент манипулятивного влияния на общественное сознание» отмечают, что «человек, который не помнит ничего из истории своего коллектива (народа, страны, семьи), выпадает из этого коллектива и становится абсолютно беззащитным против манипуляции. Это — важное условие для возможности оснований и подмены предмета утверждений. Если люди быстро забывают реальность, то любую проблему можно представить ложно, вне реального контекста». 

Эта формулировка исчерпывающе объясняет природу потребности в «правильной истории» российской империи для настоящего и будущего. 

Государство и его народ как концептуальное единство основывается не только непосредственно в настоящем, но и в прошлом как совокупности документальных свидетельств. В глобальном плане прошлое определяет, «кто мы» и «куда мы идем» — история консолидирует и идентифицирует. 

Поэтому преемственность прошлого играет большую роль в политическом пространстве: прошлое определяет репутацию государства и создает соответствующий информационный фон, который придает смысл (или окраску) его действиям. Собственно, это то, что Джордж Оруэлл называл «контролем действительности». 

Но для того, чтобы иметь преемственность истории от прошлого к настоящему, нужны соответствующие документальные подтверждения. 

Российское государство не имело исторических памятников, удовлетворяющих имперские амбиции. Поэтому в 1783 году Екатерина II сформировала «комиссию по созданию записок». Фундаментом для работы комиссии служила работа Герхарда Миллера по сбору различных исторических памятников Сибири и Заволжья и дальнейшей организации московского Главного Архива. 

Технически комиссия занималась подбором исторических документов для формировании целостного рассказа истории государства. 

Перед этим, в 1790 году, Екатерина намеревалась предложить Сенаку де Мельяну, бежавшему из революционной Франции чиновнику, написать историю россии 18 века, в частности времен правления Екатерины. 

В черновике письма к российскому резиденту в Венеции А. Мордвинову Екатерина очертила намерение доказать единство развития российской империи и стран Европы вне устоявшихся представлений, в частности о временах до правления Петра I. 

В этом контексте следует упомянуть о Василии Татищеве и его «Истории Российской», первая редакция которой вышла в 1768 году (Август Шлецер, чьи работы оказали влияние на видение истории Екатерины, способствовал изданию труда Татищева). 

Татищев ставил своей целью сделать исчерпывающую хронологию («сводную летопись») государства с привлечением всех возможных источников. По словам самого Татищева, он просто копировал тексты из разных источников в один документ. 

Однако к его работе с источниками возникает много вопросов. Татищев злоупотреблял анахроническими стилизациями под древнерусское письмо, которые сплошь и рядом указывали на авторские изобретения. 

Алексей Толочко отмечает, что Татищев работал с общеизвестными источниками, но для целостности «повествования» прибегал к «дописыванию» в местах, где не хватало фактов. В частности, Толочко приводит пример Иоакимовской рукописи, оригинал которой не сохранился и на нее не ссылаются другие памятники того периода.

Что было не так с российской историей с точки зрения Екатерины ІІ?

Переписывание истории Екатериной II преследовало две цели.

Во-первых, насущная необходимость «отбелить» неоднозначные события прошлого. Ведь существенная часть истории российского государства с 13 по 15 век связана с Монгольской Империей. 

К примеру, Александр Невский сыграл ключевую роль в 240-летнем подчинении московии монголам. Московское княжество платило дань монгольским ханам и участвовало в военных кампаниях на их стороне. Такая связь выглядит позорно для номинально «прогрессивного европейского государства». Поэтому был составлен нарратив о «монголо-татарском иге». Работа Герхарда Миллера по сбору исторических памятников с территорий Заволжья пригодилась для «корректировки» нарратива. 

С другой стороны, российское государство не имело сакраментального «величественного древнего основания», такого как у Франции, Австро-Венгрии, Княжества Литовского, Британии, которое придало бы солидности империи. 

Киевская Русь в этом отношении была очень удобным решением. «Лицевой свод» Ивана Грозного отмечал причастность московского царства к Киевской Руси, но без предоставления адекватных доказательств. Поэтому Суздальское княжество превратилось в Суздальскую Русь, а москва якобы была основана при участии киевских князей. Ярослав Дашкевич в статье «Как Московия присвоила историю Киевской Руси» отмечает, что москва упоминается только в третьей переписи населения Золотой Орды, состоявшейся в 1272 году, но не упоминается в первой (1237–1238) и второй (1254–1259). 

Второй целью ревизионизма было иметь формальные оправдания для своей агрессивной экспансионной политики и территориальных претензий. 

«Историческая принадлежность» тех или иных земель кажется лучшим аргументом, чем банальное «потому что мне так захотелось». Вспомните российскую риторику в 2014 году, когда они оккупировали Крым.

Кроме этого, преподавание «откорректированной» истории последующим поколениям должно было бы задушить национально-освободительные движения порабощенных народов (в частности, украинского народа). Собственно, здесь корень мифологемы об «одном народе» и дальнейшие тезисы об «освобождении». 

Комиссия формально завершила свою работу в 1792 году. Ее основным достижением была концептуализация основных направлений российской истории в имперском нарративе. Это стало благодатным фундаментом для дальнейших манипуляций с историей в 19 и 20 веках.

Выводы

россия начала заигрывать с историческим ревизионизмом и откровенной фальсификацией истории с 16 века с целью «отбеливания» репутации государства и оправдания его вечно агрессивной политики. 

На протяжении 18 века российская империя начала активно формировать собственный «нарратив» истории путем ограничения доступа к историческим источникам и создания новых исторических исследований с «правильными акцентами». Во времена Екатерины II и ее преемников это приобрело системный характер. 

В этот период история стала полноценным политическим инструментом, которым российская империя активно пользовалась для продвижения собственных интересов и оправдания собственных действий.

Авторы

Предостережение

Автор не є співробітником, не консультує, не володіє акціями та не отримує фінансування від жодної компанії чи організації, яка б мала користь від цієї статті, а також жодним чином з ними не пов’язаний