«ДНР» / «ЛНР»: творческое разрушение

Загальна вартість відновлення Донбасу, окупованого «ДНР»/»ЛНР», може сягнути кількох десятків мільярдів доларів

podvodka.info

Автор:

«ДНР» и «ЛНР», две самопровозглашенные республики на Востоке Украины, скатываются в экономический коллапс. По оценкам Госкомстата, промышленное производство в этих районах в последние месяцы сократилось на 55-80% по сравнению с довоенным уровнем.

Многие шахты, заводы и инфраструктура подверглись серьезным разрушениям, некоторые объекты не подлежат восстановлению. Общая стоимость восстановления Донбасса, оккупированного «ДНР» / «ЛНР», может достичь нескольких десятков миллиардов долларов — правительство оценивает потери в 16 миллиардов долларов.

Тем не менее, все же есть лучик надежды в этом хаосе: в некоторой степени это разрушение может помочь Украине.

Донбасс был «столицей добычи угля» в русской и советской империях. Однако «золотые времена» добычи каменного угля для Донбасса давно уже в прошлом.

Пик производства пришелся на 1970-е годы, и с тех пор добыча угля пошла на спад, так как появились более дешевые заменители, и запасы сравнительно легкой добычи постепенно истощались.

В то время, как некоторые угольные шахты являются прибыльными, многие шахты борются за свое выживание. Основная причина, почему продолжалась масштабная добыча угля, заключается в том, что на это выделялись огромные государственные субсидии.

В 2013 правительство потратило 13,3 миллиарда гривен на субсидирование угледобычи на государственных шахтах. Эта сумма очень близка к бюджета Министерства обороны или бюджета МВД.

В течение многих лет правительство пыталось закрыть убыточные шахты, но этот шаг был «минным полем» для политиков. Действительно, по крайней мере одно украинское правительство не пережило забастовок шахтеров.

Угольная промышленность также имела мощную протекцию нескольких самых богатых людей в Украине, и они проявляли огромное желание продолжать субсидирование шахт за счет государства.

Опыт других стран показывает, что закрытие угольной промышленности является затратным как с экономической, так и с политической точки зрения, например, вспомните о забастовках шахтеров в Великобритании.

Кроме того, субсидирование угледобычи в Украине было не только недешевым удовольствием, но и искривляли экономику. В частности, каждая государственная шахта получала субсидию, которая была рассчитана на покрытие разницы между прогнозируемыми расходами и продажами.

Тем не менее, расчет субсидии привязывался к добыче, то есть к объему добываемого необогащенного угля,  а не к продаже товарного угля.

В результате иногда шахты были заинтересованы в добыче низкокачественного угля, который не имел рынка сбыта, а также подмешивали уголь из нелегальных шахт, чтобы получить субсидию в полном объеме. Такие нелегальные шахты процветали, так как они не платили налогов, а также не занимались мерами безопасности.

Как следствие, наблюдалась избыточное предложение угля. Избыток угля шел на экспорт — было получено 740 миллионов  долларов в 2013 Поэтому Украина предоставляла субсидии не только на собственное производство электроэнергии, но и на производство электроэнергии других стран.

В том же духе, в проекте государственного бюджета на 2013 было выделено 13,3 миллиарда гривен на субсидии, но горнодобывающий сектор «завоевал право» требовать 15,2 миллиарда. Эта схема привела к неэффективному использованию ресурсов и ослабила дальнейшее развитие региона.

Что будет, если Украина закупит уголь из других источников? Поскольку обменный курс сейчас сильно колеблется и информация о добыче угля на территориях «ДНР» и «ЛНР» очевидно неполная, используем показатели 2013, который можно считать типичным годом мирного состояния.

В прошлом году цена на уголь в Украине составляла около 600 гривен за тонну, тогда как стоимость украинского угля от государственной шахты, получателя субсидий, составляла около 1600 гривен.

Таким образом, каждая тонна украинского угля из государственных шахт стоит около 1000 гривен субсидий, или около 120 долларов по курсу 2013 — 8 гривен за доллар.

Девальвация, возможно, несколько улучшила ситуацию, однако следует понимать, что меняется как цена, так и расходы, поэтому субсидии на тонну товарного угля могли бы тоже возрасти.

Стоимость южноафриканского или австралийского угля составляет от 95 до 100 долларов за тонну, которая включает в себя стоимость доставки угля в Украину.

Украинское правительство закупило южноафриканский уголь по цене 86 долларов, но после включения доставки к тепловой электростанции и других расходов цена составила около 110 долларов.

Русский уголь еще дешевле. Даже после значительного обесценивания гривны, стоимость импортируемого угля на 20% дешевле, чем стоимость угля, добываемого на отечественных шахтах.

Кроме того, импортируемый уголь мог бы быть более высокого качества — у него ниже зольность и большая теплотворная способность, что означает необходимость в меньших объемах.

Если вернемся назад к расчету оценки количества расходов при условии, что государственными шахтами Украины было произведено около 10 миллионов тонн угля в 2013 и «расточительство» составляло не менее 20 долларов за тонну, делаем вывод, что замена добычи угля в государственных шахтах на ввоз импортного угля ежегодно сэкономит, по крайней мере, 200 миллионов  долларов в бюджете страны.

Итак, угольные субсидии — это огромная дыра и закрытие этой «дыры» стоило бы сотни миллионов — выплаты новым владельцам, шахтерам и тому подобное.

Однако, война на востоке Украины «решила» проблему другим путем.

По состоянию на 8 сентября, Минэнергоугля сообщил, что было уничтожено 12 шахт, 55 шахт из 93 не работают, добыча сократилась с 70 до 30 тысяч тонн.

На территории, контролируемой правительством Украины, действуют только 5 государственных горнодобывающих компаний, которые контролируют 37 шахт — ГП «Красноармейскуголь», ГП «Селидовуголь», УК «Шахта Краснолиманская», «Шахта Южнодонбасская №1», ОАО «Лисичанскуголь», которые используют около 20% рабочей силы, около 14 000 работников, и добычи государственных шахт.

Судя по всему, эти горнодобывающие компании продолжают получать субсидии от правительства Украины.

Остальные 14 государственных горнодобывающих компаний — там работают около 60000 сотрудников — находятся на территории «ДНР» / «ЛНР».

Очевидно, что эти «республики» не имеют соответствующих ресурсов, чтобы платить такие дорогие субсидии. Очень маловероятно, что Российские спонсоры «ДНР» / «ЛНР» также согласятся оплатить эти расходы.

Даже в лучшие времена, правительство России приняло решение о закрытии шахт в Ростовской области, где угольная промышленность была в лучшем состоянии чем угольная промышленность в Украине.

С наложением все новых и новых санкций, ресурсы правительства РФ быстро уменьшаются, и расходы на субсидирование правительства террористов на добычу угля является заоблачными даже для ярых сторонников Новороссии.

Таким образом, угольная промышленность в «ДНР» / «ЛНР» на грани банкротства. Последствия такого коллапса, скорее всего, будут долговременными. Ведь, если шахта в течение длительного промежутка времени не работает и не поддерживается в надлежащем состоянии, затраты на ее восстановление могут быть слишком высокими для перезапуска.

В итоге, Украина имела огромную проблему в угольной промышленности: очень высокую стоимость угля из государственных шахт, а также существовало мощное политическое лобби по сохранению субсидирования угольной отрасли, частично благодаря части субсидий, которая «зависала» в карманах этих лоббистов.

Не было видно ни конца, ни края этому расточительству. Война в Донбассе с террористами, поддерживались со стороны России, стоила многих жизней и уничтожения производственных мощностей.

Тем не менее, некоторые из этих разрушений могут оказаться полезными. Это ускорит проведение перераспределения ресурсов для более производительных целей, повысит эффективность использования ограниченных человеческих и финансовых ресурсов, и, возможно, приведет к значительному технологическому скачку в Донбассе.

Кроме того, это может принести косвенные выгоды. Например — повысить эффективность использования энергии и сократить выбросы CO2.

Понимаем, что трудоустройство низкоквалифицированных работников на новые рабочие места нелегкая задача. Опыт Великобритании, Германии и других стран в закрытии неэффективных шахт показывает, что значительная часть шахтеров не смогла устроиться на рабочие места, где заработная плата была бы приближенной или выше той, которую они получали на шахте.

Можно ли решить эту проблему? Предположим, что правительство может «материально поощрить» работников государственных шахт искать работу в другом месте, например, пообещать им погасить часть ранее заработанной заработной платы, позволить получить другую работу и заработать дополнительную зарплату, как дополнение к этим выплат.

В 2013 средняя заработная плата шахтера составляла примерно 6000 гривен в месяц, тогда как средняя заработная плата во всех других областях — 3265 гривен, а минимальная — 1147.

Если правительство будет платить шахтерам минимальную зарплату, в конце концов, около 5% украинских работников работают за минимальную плату, а шахтеры смогут также заработать деньги где-либо в экономике, то их общий доход составит около 4500 гривен в месяц.

Это дополнительная плата шахтерам будет стоить бюджету Украины около 1 миллиарда гривен в год. Импорт около 10 миллионов тонн угля для выработки электроэнергии будет стоить 800 миллионов долларов на условиях СИФ или 6,4 миллиарда гривен по курсу 8 UAH / USD 2013.

Итак, это меньше чем 13,2 миллиарда субсидий, фактически уплаченных правительством в 2013 и менее 15,2 миллиардов субсидий, «заработанных» государственными шахтами.

Таким образом, для Украины финансово выгодным вариантом является импорт угля и выплата минимальной заработной платы работникам государственных шахт.

В краткосрочной перспективе, сокращение субсидий сохранит дополнительные средства в государственном бюджете Украины.

Объем добычи угля на контролируемых территориях «ДНР» / «ЛНР» Украины составляет около 8 миллионов тонн. Если не платить им субсидии, можно сэкономить 8 миллиардов гривен.

Очевидно, что эта «творческое разрушение» не решит все проблемы, например, кто-то должен контролировать, чтобы закрытые шахты были экологически безопасным для населения. Правительство будет обязано помогать людям, которые потеряли рабочие места через программы переподготовки и выплаты социальной помощи.

Эти программы могут быть затратными, но они будут гораздо дешевле, чем субсидирование угольной отрасли, и они будут инвестировать средства в будущий успех региона, а не в «расточительную поддержку» умирающей отрасли.

 


Внимание

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны