Главная Цель — Построение Лучшей Регуляции

Дмитрий Романович, проектный менеджер реформы дерегуляции Национальной рады реформ, убежден, что у всех министерств не хватает ресурсов на качественную разработку реформаторских инициатив

Clay Bennett

Автор:

Мы осознали, что у всех министерств (а дерегуляция – это общая задача для всех органов исполнительной власти) не хватает ресурсов на качественную разработку реформаторских инициатив. Кроме того, министерства сами себя реформировать не могут по определению – нужен импульс.

Какие базовые принципы лежат в основе дерегуляции?

Речь идет о трех принципах: замена устаревших и дублирующихся норм; снятие излишней нагрузки на бизнес; соответствие требованиям Соглашения об ассоциации и зоны свободной торговли с ЕС. 

Условно, я бы разбил процесс дерегуляции на 2 этапа.

Первый этап – это экстренная хирургия. Другими словами,  оперативное устранение и коррекция процессов, которые вызывают у бизнеса самый большой дискомфорт и провоцируют коррупцию. Украинские предприниматели указали нам на самые проблемные места.

Из “общего котла” было отобрано 2 сотни приоритетных вопросов. С начала года было принято более 80 таких решений – я бы назвал это этапом Quick Win. К примеру, удалось отменить несколько десятков лицензий,  сократить сроки выдачи фитосанитарного и карантинного сертификатов, сократить перечень объектов карантинного регулирования для внутренних перевозок, отменить монополию компании «Укрэкоресурсы» и многое другое.

Первый этап продолжается и сейчас – Распоряжение КМУ №357, состоящее из 131 пункта, выполняется органами власти. И есть надежда, что до конца года большая часть этого плана будет выполнена.

Сейчас мы стоим на пороге второго этапа. Его можно назвать интенсивной терапией.

В ближайшее время будет создан так называемый Better regulation delivery office — негосударственное образование, которое будет включать профессиональных юристов и аналитиков. Их работа будет оплачиваться не из бюджета, а донорами.

Среди главных задач офиса:

  • анализ регуляторного поля по направлениям, наиболее важным для малого и среднего бизнеса (розничная торговля, пищевая промышленность, органы контроля, строительство и др.);
  • построение “регуляторного дерева” (перечня нормативных актов, которые регламентируют вопрос);
  • оценка эффективности и полезности акта.

По итогам работы команда будет рекомендовать изменить или отменить какие-то нормы.

Что может гарантировать процесс дерегуляции и улучшение регуляции в будущем?

Заказчиками Better regulation delivery office выступает Минэкономразвития и Государственная регуляторная служба. Мы осознали, что у всех министерств (а дерегуляция – это общая задача для всех органов исполнительной власти) не хватает ресурсов на качественную разработку реформаторских инициатив. Кроме того, министерства сами себя реформировать не могут по определению – нужен импульс.

Поэтому к работе, кроме министерств, будут активно привлекать экспертное и бизнес-сообщество для более качественной оценки принятых решений. Плюс — это позволит сделать процесс максимально прозрачным и публичным.  А сами заказчики будут обеспечивать инициацию и продвижение уже готовых документов по всем этапам согласований. Для этого, кстати, уже наработаны изменения в регламент КМУ, которые позволят ускорить процесс согласования документов.

Кроме того, формируется Целевая команда реформ, которая состоит из представителей всех ветвей власти, экспертов и гражданского общества. Это будет, говоря бизнес-языком, аналог «совета директоров», который, помимо мониторинга процесса реформы, сможет помогать с продвижением дерегуляционных инициатив на всех уровнях принятия решений – от министерств до парламента.

К сожалению, нам пришлось отойти от одномоментной дерегуляции, и перейти к модели «лучшей регуляции». Одна из главных причин: Украина имеет серьезные обязательства по гармонизации законодательства с европейским, а также обязательства по международным договорам: и по ВТО, и по Соглашению об ассоциации, по зоне свободной торговли и другим.

К сожалению, невозможно с высокой точностью отделить сферы, к которым можно или нельзя применять принцип гильотины. Кроме того, подход «отсутствия регуляции» противоречит европейскому  подходу к регулированию. Это была позиция наших европейских партнеров, поэтому мы решили пойти путем взвешенной оценки каждого процесса.

Перед нами поставлена высокая планка по количеству регуляторных актов, которые следует пересмотреть в ближайшее время. Никто в стране точно не знает их количество, но, по разным оценкам, их от 3 до 15 тыс.!

Помимо анализа регуляторного влияния каждого акта мы также будем сверять его на соответствие требованиям DCFTA (Соглашения о зоне свободной торговли).

Какова цель дерегуляции?

Конечный результат – упрощение регуляторной среды и нормализация взаимоотношений государства и бизнеса, построение «лучшей регуляции».

Поясню на примере регулирования рынка пищевых продуктов. Сегодня контроль конечной продукции, по сути, ограничивается  проверкой документов о товаре. Инспектор приходит на предприятие и проверяет наличие и соответствие бумажек. Но это никак не связано с безопасностью и качеством продукции, которая лежит на полках магазинов.

В европейских странах инспектор приходит в магазин, берет продукт и проверяет его безопасность и соответствие заявленному качеству. При этом нет контакта между государственным инспектором и производителем / продавцом. Это существенно сужает поле для коррупции  И мы идем к этому.

Согласно отчету о выполнении плана дерегуляции, во втором квартале из запланированных 62 выполнено 10 инициатив. Почему?

Изначально после консультаций с представителями бизнес-кругов было отобрано 202 приоритетных инициативы. При этом, до начала второго квартала уже было выполнено 80 инициатив – так называемых quick wins.

План, о котором идет речь, был принят в начале второго квартала. Имплементация более 130 инициатив требует переговоров, консультаций с бизнесом, поиска компенсаторов, принятия изменений в законы и даже кодексы правительством и Верховной Радой. Все это находится в разработке.

На самом деле при внимательном рассмотрении этих пунктов мы получаем более 140 инициатив (некоторые пункты совмещают разные документы). Из них на текущий момент 18 полностью утверждено КМУ и ВР, 53 инициативы отработаны и находятся на разных этапах согласований (ВРУ, Кабмин, центральные органы власти), 67 в процессе разработки.

Основной риск заключается в том, что это все потребует принятия в 3-4 кварталах. Будем надеяться, что несмотря на сложный политический сезон (выборы, изменения Конституции, налоговая реформа и т.д.) ВРУ и Кабмин будут принимать реформаторские решения в приоритетном порядке.


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.