Кризис и СМИ: как политический клинч в Украине стопорит конкретные реформы

Украина живет в перманентном кризисе, который рискует принять катастрофический характер, если в ситуацию не вмешаются объективные СМИ

www.comindware.com

Автор:

Немецкий политолог Александр Вайнберг считает, что Украина живет в перманентном кризисе, который рискует принять катастрофический характер. Одним из необходимых элементов стабилизации являются объективные СМИ. В украинских реалиях эту роль могло бы сыграть общественное телевидение (Первый национальный). Но его реформирование застопорил политический кризис и противостояние прокуратуры и МВД. Как вырваться из порочного круга?

Последние три года в Украине повсеместно используют слово «кризис». Независимо от того, сколько помощи получает страна и как быстро приспосабливается ее политическая система — кризисная ситуация почти не меняется. Для того, чтобы понять, как кризисы усиливают друг друга, эта статья рассматривает один отдельный конфликт. Происходящий в секторе государственных СМИ. В нем участвуют Министерство внутренних дел, то есть полиция, и Генеральная прокуратура. Конфликт застопорил создание общественного телевидения. Этот эпизод подчеркивает то, как политические — и частично личные — конфликты могут приводить к кризисам, которые развеивают надежду на политические изменения. Дело не в том, кому доверить миссию развития демократического процесса: популистам или технократам. Такие кризисы показывают, что сбалансированная медиа-система имеет решающее значение для обеспечения способности граждан самим менять что-то в государстве.

Кризис, политическая адаптация и финансовая поддержка

С точки зрения Западной Европы, разговоры о кризисе превратились в рутину. Чем чаще мы слышим это слово, тем более мы привыкаем к нему. Но привыкаем ли мы к слову «кризис», или к самому явлению, чем бы оно не было? Несмотря на то, что разговоры о кризисах обычно содержат неуверенность, такие разговоры также содержат призыв к действиям. Благодаря кризисам меняются политические, экономические и социальные системы, причем способами, которые раньше считались невозможными. Конечно, кто-то может задать вопрос, как возникла современная версия термина. В контексте нынешних событий в Украине, очевидно, что началом стал отказ тогдашней власти от Соглашения об ассоциации с Европой в конце 2013 года. Это привело к массовым протестам, насилию со стороны режима, его смене. Затем последовали аннексия Крыма и военный конфликт на востоке Украины.

В то же время состоялась адаптация политической системы, частично путем демократического процесса, а частично благодаря международной поддержке. Был избран новый парламент, назначено новое правительство, избран новый президент. После Революции достоинства на политической сцене появилось много новых политических игроков.

Федеральное правительство Германии постоянно расширяло свое — и до этого интенсивное — сотрудничество с Украиной. В 2015 году прямая финансовая поддержка со стороны Германия выросла более чем на 50% до около 200 млн евро. Ее сопровождали кредитные гарантии объемом до 500 млн евро (рис. 1). Такая поддержка предоставляется на основе Украинского Плана Действий (Ukraine Action Plan). Он предусматривает несколько краткосрочных мероприятий по преодолению чрезвычайных ситуаций, но также средне- и долгосрочные проекты, нацеленные на устранение структурных противоречий внутри политико-экономической системы.

Рис. 1. Финансовая поддержка Украины со стороны Германии в 2015 году (млн. )

pc_ru_1

План разработан уже давно, а средства переданы. Казалось бы, что теперь Западная Европа, а в частности Германия, могут позволить себе уделить внимание более насущным проблемам: террористической угрозе, рассыпающемуся Монетарному союзу и прежде всего, миграционной волне, которая поставила под удар европейскую солидарность. Но политические колеса Украины продолжают вращаться, вызывая один кризис за другим. Но что сделало эти кризисы настолько менее достойными попадания в новости, чем другие значительные проблемы континента — континента, о своей принадлежности к которому так убеждает Украина?

Это абстрактность связи термина с ежедневной жизнью украинцев. Дискуссии о расколе коалиции или парламентском кризисе пока привели лишь к политическому тупику. Все ожидают децентрализации, судебной реформы, мирных местных выборов на востоке и, конечно, визовой либерализации с Европой. Даже вклад Германии в реформы в области энергоэффективности, экономического развития, инфраструктуры, верховенства закона, борьбы с коррупцией, гражданского общества и образования, кажется, лишь отражается от образа постоянного кризиса в восприятии граждан. В чем причина?

Термин «кризис» на уровне медиа-реформ

Наверное, пришло время вдохнуть жизнь в эту категорию, сосредоточившись на специфическом его проявлении в отдельном секторе. Одна чрезвычайно важная реформа направлена на медиа-систему Украины. Германия поддерживает эти начинания, сотрудничая в разных сферах. Поощряется обучение журналистов, а также активность блоггеров и неправительственных организаций в сферах свободы прессы и мониторинга СМИ. Основываясь на собственном опыте, Германия рассматривает создание общественного телерадиовещания как один из приоритетов. 5 августа 2015 года Кабинет Министров Украины опубликовал постановление о реорганизации общественного вещания до апреля 2016 года. Несмотря на некоторые бесспорные успехи (например, увеличение покрытия Первого национального), Национальная телекомпания Украины (НТКУ) столкнулась со значительной проблемой, которая является воплощением нынешнего политического кризиса на практическом уровне.

Критически важным шагом на пути реформирования этого института является выбор его правовой формы. Это должна быть акционерная компания под контролем наблюдательного совета, которая в определенный момент назначит руководителя. Например, в Германии распространена именно эта юридическая форма. Три из пяти крупнейших медиа-корпораций являются акционерными компаниями, включая лидера европейского медиа-рынка Акционерную компанию Bertelsmann. Но перед тем, как НТКУ сможет изменить свою правовую форму, все подчиненные медиа-институты и особенно их рабочие активы необходимо перевести в собственность материнской организации. Одна из этих подчиненных организаций — это «Укртелефильм», бывшая советская студия (со всеми вытекающими из этого институционными побочными эффектами и последствиями). Однако она отказывается интегрироваться в НТКУ, последовательно характеризуя процедуру как «враждебное поглощение». Независимо от подозрений о том, что такое поведение может служить прикрытием для коррупции, проблему можно решить, лишив студию имущества.

Но две институции, которые могли бы сделать возможным такое мероприятие, оказались по разные стороны баррикад политического конфликта. С одной стороны, есть исполнительная служба Министерства внутренних дел — полиция, которая отвечает за физическое осуществление конфискации. С другой стороны, есть юридическая часть — прокуратура, которая не предоставляет полиции прав немедленного доступа. Это наглядная иллюстрация того, как кризис на высшем уровне политической системы уничтожает реформу, которая имеет очень значительное практическое значение. Конфликт между Министерством внутренних дел и Генеральной прокуратурой препятствует расширению сектора СМИ нейтральным поставщиком информации. Под угрозой оказалось сбалансирование медиа системы, в которой доминируют несколько частных медиа-холдингов.

Если «Укртелефильм» не подчинится закону и останется независимым, это создаст прецедент. Он навредит развитию заслуживающего доверия сектора телерадиовещания, который более всего влияет на ежедневную жизнь каждого гражданина Украины. Согласно недавним опросам GfK Ukraine и Ukraine Confidence Building Initiative, телевидение имеет медиа-проникновение на уровне около 95%, до 83% граждан Украины получает информацию из теленовостей. Проблема с НТКУ не является «лишь одной из многих» неудачных реформ. Провал этой реформы поставит под сомнение важное задание предоставлять всем украинским регионам сбалансированную информацию и выполнять образовательную функцию относительно населения.

Технократы или популисты?

Многие говорят, что более вероятно, что такие кризисы могут преодолеть технократы. Эксперты могут деполитизировать решения, заменить их научными расчетами и обеспечить взвешенные решения. В то же время кризисы обесценивают специализированные знания: набирают силы громкие и упрощающие популистические движения и в Верховной Раде, и в областях. Поскольку они избегают аргументированного обмена мнениями, как де-политизация, так и популизм могут угрожать демократическим процессам. Но что еще можно сделать?

Ежедневное обсуждение кризиса не должно привести к выбору между технократами и популистами. Общественное и политическое преодоления кризиса должны получить поддержку в виде сбалансированных новостей. Это безопасный путь сделать абстрактные и сложные ситуации более доступными людям. Структурные противоречия политической системы можно устранить лишь тогда, когда граждане будут иметь надежный доступ к объективным новостям. Вклад Германии в области структурных реформ в секторе СМИ подчеркивает эту точку зрения. В свете значительных вызовов, стоящих перед Украиной, Запад не будет избегать ответственности и останется партнером ради устойчивой стабилизации в Украине. И предотвращения трансформации кризиса в катастрофу.


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.