Итоги реформ от «старой власти»

В течение июля-августа 2019 года мы просили представителей министерств рассказать, как каждое из них за последние пять лет повлияло на жизнь каждого из нас.

depositphotos / e.kryzhanivsky

Мы задавали три таких вопроса: главная цель (или до 3 целей) политики вашего министерства, что было сделано для достижения этой цели/целей, что на самом деле изменилось для заинтересованных сторон? Ответы мы получали либо в письменном виде, либо записывали интервью с представителями министерств.

Министерство экономики

Степан Кубив

Главная цель (или до 3 целей) политики вашего министерства

С 2016 года Минэкономразвития выделило для себя ряд приоритетов для стабилизации экономики и ускорения дальнейшего экономического роста, чтобы в результате это позволило повысить уровень и качество жизни граждан.

Инструментами (они же цели или направления) являются:

  • Поддержка и продвижение экспорта;
  • Дерегуляция, развитие системы поддержки малого и среднего бизнеса
  • Цифровая экономика и инновационная экосистема;
  • Развитие промышленности, в частности модернизация оборонно-промышленного комплекса;
  • Реформа в государственных закупках;

Что было сделано для достижения этой цели/целей?

В международной торговле (поддержка и продвижение экспорта);

За 3 года мы переориентировали экспорт с российского рынка на рынки ЕС, Ближнего Востока, Азии, Африки и Америки. 

Доля ЕС в экспорте товаров Украины за 5 месяцев 2019 года составляет почти 42%, а доля РФ составляет 6,4% и уменьшается. Для сравнения в 2013 году на РФ приходилось 23,7% всего экспорта товаров, и почти треть продукции промышленности (28,4%) сбывалась на российском рынке. 

В Азию только за 2018 год Украина экспортировала продукции на $13,7 млрд, а это почти 30% всего экспорта, в Африку — на $4,1 млрд.

За три года мы заключили два новых соглашения о свободной торговле: с Канадой в 2016 году (в результате с 2016 года экспорт украинских товаров и услуг в Канаду вырос на почти 75%) и с Израилем (подписали в Иерусалиме в январе 2019 года. После ратификации в Кнессете и определенных юридических процедур соглашение вступит в силу. Уверен, что уже совсем скоро). 

Еще одна важная деталь: с 1 января 2019 года между Украиной и ЕС в двусторонней торговле начали применяться положения Региональной конвенции о пан-евро-средиземноморских преференциальных правилах происхождения (Пан-Евро-Мед). Это работает так, что экспортер может покупать сырье, например, в Грузии или Израиле, перерабатывать в Украине и поставлять такую ​​продукцию в ЕС с нулевой ставкой пошлины. С точки зрения международной торговли это очень выгодный инструмент повышения добавленной стоимости производства продукции и дополнительный аргумент для инвесторов о преимуществах открытия заводов именно в Украине.

Дерегуляция, развитие системы поддержки малого и среднего бизнеса, цифровая экономика и инновационная экосистема;

Для уменьшения административного давления на бизнес проведено 8 дерегуляционных Кабминов. На них отменили почти 1300 устаревших, неэффективных или незаконных регуляторных актов. 

Почти сразу, как я возглавил Минэкономразвития (в августе 2016 года), подписал доверенность на 5 министерств о так называемом системном пересмотре (англ. Rolling Review) регулирования в сферах сельского хозяйства и безопасности пищевых продуктов, строительства, энергетики, транспорта и инфраструктуры, информационных технологий и телекоммуникаций.

В результате мы подготовили и провели:

  • «очистку» регуляторного поля от чрезмерного регуляторного давления, которое не соответствует принципам целесообразности, адекватности, эффективности, сбалансированности, законности. После этого внедрили более эффективные практики на основе лучших образцов мирового опыта;
  • подготовку рекомендаций относительно системного совершенствования регулирования (создание предохранителей для возникновения новых неэффективных регуляторных практик);
  • налаживание эффективного взаимодействия государства (регуляторов), бизнеса и общества, чтобы повысить уровень вовлеченности бизнеса в процесс регулирования его деятельности.

Мы также создали Офис развития малого и среднего предпринимательства, запустили в работу портал, где можно в онлайн-режиме увидеть план и результаты проведенных проверок. 

Это часть работы над формированием благоприятного бизнес-климата в Украине. 

А еще мы много чего перевели в онлайн, в частности административные услуги. Сейчас в онлайне доступны более 30% всех административных услуг. 

Мы также расширили и усовершенствовали сеть Центров предоставления административных услуг (ЦПАУ). Это 778 ЦПАУ по всей Украине, которые уже успели предоставить 15 млн услуг (около 53 тысяч услуг в день).

Цифровая экономика и инновационная экосистема;

В 2017 году по нашей инициативе Правительство приняло Концепцию развития цифровой экономики и общества Украины, а сейчас мы почти завершили работу над проектом закона о цифровой экономике. Он должен стать важным системным документом для цифрового развития Украины. Это не только +5-7% к ВВП Украины ежегодно, но и новые возможности для электронной коммерции и других направлений. В результате наших усилий только в 2018 году электронная коммерция в Украине выросла на 25%. Украина уже занимает второе место по темпам роста электронной коммерции в Европе.

Кроме того 30 января 2019 года Правительство установило обязательный цифровой формат государственной политики, то есть принцип «цифровой по умолчанию» (digital by default). Это означает, что органы государственной власти должны в первую очередь работать в digital-формате для документов. Тем более, что благодаря системе электронного взаимодействия государственных информресурсов «Трембита» уже почти 5500 документов в день пересылаются в электронной форме.

Развитие промышленности, в частности модернизация оборонно-промышленного комплекса;

За три года работы мы добились увеличения финансирования ОПК в 100 раз — с 30 млн грн в 2015 году до 3,1 млрд грн в 2018 году!

Благодаря этим средствам в течение 2016-2018 годов внедрены в производство более 200 разработок новейшего вооружения и военной техники, поставлены на вооружение 22,8 тыс. единиц военной техники и более 792 тысяч ракет и боеприпасов. Сейчас в ОПК используется 670 стандартов НАТО и 975 украинских стандартов. Ежегодно на нужды безопасности и обороны выделяется $6 млрд, или 5% ВВП.

В результате:

  • Создали линию по производству высокоточного вооружения «Вильха».
  • Запустили линии по производству набоев для стрелкового оружия калибров 9х18 и 9х19 — все это в соответствии со стандартами НАТО.
  • Подписали контракт на создание мощностей для производства крылатой ракеты «Нептун» после успешного испытания (промышленный образец)
  • Запустили в работу программу государственной поддержки производства критичных для обороны образцов вооружения и военной техники. Это часть работы по уменьшению зависимости от импорта, которая определена в Стратегии развития ОПК Украины до 2028 года. Из-за активизации участия украинской промышленности в государственных программах преодоления зависимости от импорта мы начали расширение кооперации между предприятиями внутреннего рынка. В случае надлежащего государственного финансирования и продолжения выполнения начатых нами мер можно надеяться, что уровень зависимости от импорта снизится почти на 100%
  • Обеспечили ВСУ новейшими и отремонтированными образцами техники: истребители МИГ-29, вертолеты МИ-8, танки Т-64, БТР-3 и БТР-4, зенитно-ракетный комплекс «Оса», артиллерийские комплексы «Гвоздика» и многие другие.
  • Приняли Стратегию возрождения украинского авиастроения на период до 2022 года и План мероприятий по ее выполнению. Например, по информации ГП «Антонов» сегодня в мире эксплуатируются 1,5 тысяч самолетов его производства. При этом потребность мирового рынка к 2030 году достигнет 400 единиц самолетов на 50-60 мест и 650 самолетов на 70-90 мест (типы самолетов АН-148, АН-158), а также военно-транспортных самолетов 450-500 единиц к 2025 году. Исходя из этого, только «Антонов» может к 2035 году увеличить количество своих самолетов на 1,5 тысяч единиц. Стратегия предусматривает дальнейшее уменьшение импортозависимости для украинской авиасферы, создание тысяч новых рабочих мест в отрасли и смежных областях, а также планы по производству и обслуживанию украинской авиатехники для грузовых и пассажирских перевозок, включая гуманитарно-военные миссии и так далее.

Реформа в государственных закупках;

Мало кто знает, но проект ProZorro официально стартовал через 3,5 месяца после моего назначения на должность министра. Тогда Парламент поддержал наш законопроект, который сделал ProZorro обязательным для использования по всей стране. За 3 года количество компаний, которые продают государству через платформу ProZorro, выросло более чем вдвое: с 65 тысяч до 148 тысяч. Всего проведено 2,2 млн публичных закупок общей стоимостью 1,251 трлн грн. Кумулятивный положительный эффект составил 62,9 млрд грн.

Мы применили опыт ProZorro для нужд аренды государственного имущества и малой приватизации, благодаря чему Фонд государственного имущества Украины с начала 2019 года перечислил в бюджет страны 925,7 млн гривен от аренды госимущества. Также за 8 месяцев малая приватизация принесла государству 870 млн грн, состоялось 748 успешных аукционов. 

Сейчас создан и работает портал онлайн-аналитики государственных предприятий ProZvit, а также веб-портал для проведения мониторинга закупок — DoZorro.org.

Что на самом деле изменилось для заинтересованных сторон (и кто они)?

За 3 года совокупный рост ВВП составлял 8,4%. Для сравнения в І квартале 2016 года (в момент назначения Правительства в апреле 2016) рост ВВП составил +0,1%, а перед тем имел отрицательное значение (от -1,2% ВВП в І квартале 2014 года и до -16% ВВП в І квартале 2015 года).

Мы добились сокращения теневой экономики с 40% ВВП до 32%, остановили инфляцию на уровне 8,8%, возобновили сотрудничество с Международным Валютным Фондом, золотовалютные резервы растут и составили 20,8 млрд грн в конце 2018 года. Это самое высокое значение за 5 лет.

Эти позитивные тенденции повлияли на средний показатель дохода украинских семей. 

За два года минимальная зарплата выросла в 3 раза: по состоянию на 01.01.2016 она составляла 1378 грн, а уже 01 января 2019 составила 4173 грн. Средняя зарплата выросла в 2 раза: в декабре 2015 года составляла 5230 грн, в аналогичном периоде 2018 составила 10573 грн.

Благодаря капитальной модернизации оборонно-промышленного комплекса украинская армия вошла в десятку сильнейших армий в Европе. 

Но важнее всего то, что мы заложили прочный фундамент для дальнейшего экономического роста, ведь положительный эффект не является мгновенным и становится очевидным через 2-3 года, а иногда и больше. Уверен, что укрепление гривны, рост средней зарплаты и другие положительные тенденции являются результатом нашей работы в 2016-2019 годах. Приятно, что команда новоизбранного Президента декларирует продолжение наших ключевых инициатив: цифровизацию, упрощение бизнес-климата, продолжение сотрудничества с международными партнерами, развитие экспорта и другие. Эту работу следует продолжать и усиливать, поскольку следующий шаг — превращение сухих цифр экономической статистики во вполне понятные положительные изменения в благосостоянии украинских семей.

Министерство здравоохранения

Павел Ковтонюк, Александр Линчевский

Реформа системы здравоохранения: от «делать вид» к «делать»

В течение 2014-2015 года украинскими и иностранными экспертами при поддержке международных организаций была разработана стратегия реформирования здравоохранения. В ноябре 2016 года правительство одобрило Концепцию реформирования здравоохранения. Еще год понадобился на принятие соответствующего закона. Этим законом изменен принцип финансирования здравоохранения — вместо финансирования койко-мест и квадратных метров государство (то есть налогоплательщики) будут платить за услуги. То есть деньги будут идти за пациентом. Переход к такому принципу финансирования — без преувеличения цивилизационный скачок для Украины.

Перед реформированием системы финансирования здравоохранения нужно было решить такие вопросы: 

  1. откуда получать средства? В мире существует два основных источника средств на медицину — налог на труд (у нас это ЕСВ и НДФЛ) и общие налоговые поступления (Госбюджет). Конечно, эти два источника в определенной степени дополняются частными средствами. В Украине медицина финансируется из общих налогов, аккумулируемых в Госбюджете, потому что сегодня повышение ЕСВ не является политически возможным. К тому же, большая часть зарплат выплачивается «в конвертах».
  2. каким образом распределять средства? То есть кто будет «проводить» средства от бюджета до медицинского учреждения. В мире это делают как централизованные государственные агентства, так и децентрализовано больничные кассы или страховые компании различных форм собственности. Однако в последнем случае расходы на администрирование платежей значительно выше. А также возникают другие проблемы — такие как «отбор» страховыми компаниями только здоровых пациентов, назначение врачами ненужных лекарств и процедур для увеличения счетов, монополизация страхового рынка. Итак, требуется серьезное регулирование провайдеров. Поэтому Украина выбрала централизованную модель — у нас администрирует средства Национальная служба здоровья Украины (НСЗУ).
  3. какие услуги включить в программу медицинских гарантий и каким образом рассчитать их стоимость? Программа медицинских гарантий формируется с учетом возможностей Государственного бюджета и может меняться ежегодно. Для определения стоимости медицинских услуг постепенно будет вводиться система диагностически родственных групп — это классификатор медицинских случаев по стоимости их лечения.

Для реализации новой для Украины модели финансирования, которая работает по принципу «деньги ходят за пациентом» были созданы независимые институции, которые обеспечивали работу этой системы. В первую очередь это Национальная служба здоровья Украины и государственное предприятие «Электронное здоровье». 

НСЗУ была создана 1 марта 2018 года, и уже в июле Служба начала заключать контракты с медицинскими учреждениями первичного звена, частными учреждениями и врачами частной практики (врачи-ФЛП), которые предоставляют услуги «первички». Контрактирование, создание реестров медицинских учреждений и врачей первичного звена происходит в электронной системе здравоохранения. В этой же системе происходит подписание декларации между пациентом и семейным врачом, терапевтом и педиатром. 

Изменение модели финансирования было бы невозможным без введения электронной системы здравоохранения (e-Health). Электронная система здравоохранения — общенациональная информационная система, которая в перспективе объединит всю информацию о сфере здравоохранения в едином формате и едином пространстве, а также предоставляет электронные сервисы для использования этой информации. В то же время система позволяет Национальной службе здоровья Украины (НСЗУ) обеспечивать прозрачные оплаты медицинских услуг учреждениям и минимизирует возможность манипуляции данными. Государству принадлежит Центральная база данных. Сейчас она содержит данные о

  • медицинских учреждениях, которые предоставляют первичную медицинскую помощь; 
  • медицинском персонале — медицинских работниках и специалистах, аптечных работниках, работниках лабораторий, менеджменте учреждений, которые предоставляют первичную медицинскую помощь; 
  • пациентах — декларации о выборе врача, выписанных рецептах; 
  • договорах о медицинских услугах с НСЗУ — данные о предоставленных медицинских услугах населению, их количестве и качестве. 

Эти данные всегда содержатся в центральном компоненте и не могут быть потеряны. Это ответственность государства. 

Сервисы для пользователей, чтобы данные могли быть переданы в центральный компонент, предоставляют медицинским и аптечным учреждениям частные медицинские информационные системы (МИС). МИС должны соответствовать определенным требованиям, чтобы подключиться к электронной системе здравоохранения. По похожему принципу работает Prozorro.

Создание НСЗУ и ГП «Электронное здоровье» и дало старт реформе финансирования медицинской системы, которая началась 2018 году с первичного звена медицины, а в 2020 году распространится на все уровни медпомощи. 

Новая модель работает таким образом: учреждения, у которых есть контракт с НСЗУ, получают средства за предоставленные пациентам услуги и лекарства. Перечень этих бесплатных для пациента услуг и лекарств формирует программа медицинских гарантий, которая пронизывает все уровни медицинской помощи: первичной, специализированной амбулаторной, стационарной медицинской помощи, а также экстренной, паллиативной и реабилитационной помощи. 

По состоянию на середину 2019 года трансформация системы продолжается на первичном звене. В случае первичного звена заведение получает деньги с применением возрастного коэффициента за каждого пациента, подписавшего с врачом учреждения декларацию. Также НСЗУ администрирует программу «Доступные лекарства», которая является частью программы медицинских гарантий и важной составляющей лечения на первичном уровне — в частности, контроля над хроническими заболеваниями.

На специализированном амбулаторном и стационарном медицинском уровне оплата будет осуществляться за пролеченный случай. Лекарства будут закупаться в рамках Национального перечня лекарственных средств. Дорогостоящие лекарства (например, для лечения онкологии или орфанных заболеваний) будут закупаться через международные организации и ГП «Медицинские закупки».

Изменения в экстренной медицине, начавшиеся в 2019 году, были нацелены на оснащение ее в первую очередь диспетчерскими системами и внедрение западных протоколов диспетчеризации. Этот процесс происходит по всей стране. Кроме того, в пяти областях и Киеве начался пилотный проект по обучению бригад экстренной медицинской помощи и закупке автомобилей и оборудования. 

Экстренная служба не будет получать оплату за каждую отдельную услугу — для нее будет выделен определенный объем финансирования (так называемый глобальный бюджет), достаточный для выполнения ее функций.

Таким образом с 2020 года в полном объеме заработает новый общественный договор: если пациент выполняет определенные правила — имеет декларацию со своим семейным врачом, терапевтом или педиатром, обращается к нему при первых признаках проблем со здоровьем или за профилактическим осмотром, идет к узкопрофильному врачу по направлению своего семейного врача (терапевта, педиатра) — он бесплатно получит услугу и лекарства по программе медицинских гарантий. Ранее (а иногда и сейчас) действовали скорее правила неформальные — надо было найти через знакомых телефон хорошего врача, договориться с ним, купить лекарства, заплатить ему наличными и так далее. Теперь все будет официально и прозрачно. Мы переходим на новые, честные отношения между врачами и пациентами. Если раньше медицина на бумаге была бесплатной, а на самом деле платной, то сейчас бесплатным будет определенный перечень услуг и лекарств, который войдет в программу медицинских гарантий.

Качество предоставления медицинских услуг изменится, в первую очередь, благодаря изменениям в образовании и мотивации врачей. Ведь исключительно финансовые средства мотивации, будучи стержнем реформы, не гарантируют повышение компетентности врачей. 

Мы стремились изменить отношения врача и пациента, культуру их взаимоотношений в момент встречи врача и пациента в кабинете. Профессиональные врачи, те, кто постоянно учится и обладает самыми современными знаниями, сегодня есть, и их много. Но все это время система не давала им возможности для развития. Мы стремились поддержать их, способных и мотивированных, со стороны государства. Поэтому нашей краткосрочной целью было дать возможность таким врачам «раскрыться» и лечить как можно лучше, а долгосрочной — наладить систему отбора и обучения так, чтобы только такие люди получали дипломы медиков. 

Быстрым средством поддержки лучших было введение на государственном уровне доказательной медицины. Мы заявили о важности применения методов лечения с клинически доказанной эффективностью.

На смену так называемым «унифицированным протоколам лечения», которые существовали до того в Украине и были обязательны к использованию, мы на государственном уровне утвердили перечень источников (используемых в развитых странах), из которых учреждения здравоохранения могут брать клинические протоколы, переводить, утверждать печатью главврача и применять — в неизменном виде. В то же время мы запретили «адаптацию» протоколов, которая на самом деле означала замену правильного лечения тем, которое может обеспечить конкретная больница исходя из имеющихся в ней лекарств и оборудования. 

Позволив больницам самостоятельно утверждать международные клинические протоколы, мы тем самым позволили прогрессивным учреждениям с новым менеджментом быстрое внедрение современных методов лечения и гарантировали их юридическую защиту. Мы также нивелировали значительный фактор коррупции — ведь иногда фармацевтические компании могли «повлиять» на написание унифицированного протокола для того, чтобы включить в него свои препараты. Также включение бездоказательных препаратов происходило от невежества.

Главное — мы не должны адаптировать методы лечения, протоколы под возможности учреждения, мы должны изменять систему под нужды пациента.

Еще одно изменение, которое пациенты могут ощутить уже сегодня, — это открытие в стране сети кардиоцентров, где пациенты с инфарктом могут получать экстренную помощь на самом современном уровне. Сейчас в стране есть 42 кардиоцентра, оснащенных современным ангиографическим оборудованием, достижимых в пределах двух часов из любой точки Украины. При этом государство обеспечивает стенты и расходные материалы для экстренных операций, следовательно, помощь в неотложных случаях предоставляется бесплатно. Стенты «идут за пациентами», то есть кардиоцентры, проводящие больше операций, получают больше стентов. В таких центрах смертность от инфарктов в три раза ниже, чем в среднем по стране.

Для достижения долгосрочного результата мы меняем корпоративную культуру сообщества медицинских работников. Сейчас у нас есть три инструмента по повышению качества образования врачей, учитывая академическую и управленческую автономию университетов. 

Во-первых, мы установили минимальный порог для поступления в медицинские вузы — 150 баллов ВНО. Также теперь необходимым для поступления в медицинские вузы является ВНО по физике или математике. Это позволяет отобрать абитуриентов, которые, во-первых, мотивированы и умеют учиться, а во-вторых, обладают навыки логического мышления. 

Во-вторых, мы ввели жесткую систему внешнего контроля, которую выпускник должен пройти для получения диплома. Так, вместе с экзаменом КРОК выпускник должен обязательно сдать тест по английскому языку, международный экзамен по основам медицины и клинический практический экзамен. Это — четыре компонента нового единого государственного квалификационного экзамена (ЕГКЭ), который студенты-медики 3 курса сдавали в этом году впервые. Таким образом мы создаем стимулы для университетов повышать качество преподавания — чтобы их выпускники соответствовали международным требованиям к врачам. Международный экзамен по основам медицины формируется группой экспертов из разных стран мира, переводится на украинский язык за рубежом и проверяется зарубежными экспертами. Таким образом мы создаем систему, которая делает невозможной продажу диплома врача, — никто не может повлиять на результаты экзамена или изменить их. Это справедливый и объективный способ проверки качества образования. Поскольку современная медицинская литература, которая необходима врачу, доступна только на английском, украинские студенты-медики должны знать английский и сдавать ее в составе ЕГКЭ.

Третий шаг (этот приказ уже разработан МОЗ) — изменения в системе интернатуры, а особенно введение автоматического распределения мест в интернатуре по результатам ЕГКЭ. Сегодня у тех, кто учится за государственный счет и учится хорошо, нет гарантии попасть на желаемое место работы после завершения учебы. В то же время у студентов при деньгах нет стимулов хорошо учиться, потому что они знают, что могут «купить» себе место. Автоматическая система изменит это. Лучшие студенты, независимо от источников финансирования их образования, будут попадать на желаемые места в интернатуре. Кроме того, средства за обучение интернов будут идти не в университеты, а в больницы. Поэтому больницы будут заинтересованы в том, чтобы качественно обучать своих интернов.

Нововведение, эффект которого врачи почувствовали уже сейчас, но которое одновременно будет работать и на перспективу, — это отмена системы повышения квалификации, которая сохранилась с советских времен и была целиком фейковой. Вместо этого мы ввели систему непрерывного профессионального развития: сегодня врач должен за год набрать 50 «учебных» баллов, которые он или она может получить по своему усмотрению — на курсах длительностью несколько дней или даже пройдя онлайн-курс и получив сертификат. При этом обучение на курсах за рубежом приносит вдвое больше баллов.

С 2020 года деньги будут идти за врачом — то есть каждый врач получит определенную сумму средств, которые он или она сможет потратить на свое образование. Итак, сейчас врачи могут самостоятельно выбирать, где и как им повышать квалификацию. Так мы проявляем доверие к врачу и даем свободу его инициативе. Врач имеет право выбирать средства непрерывного профессионального развития — и государство должно поддерживать его в его желании учиться. В ответ на такие изменения уже сейчас некоторые медицинские учреждения начинают организовывать учебные курсы для врачей.

Министерство ветеранов: централизация и диджитализация

Дмитрий Ивахнюк

Министерство ветеранов является центральным органом исполнительной власти, занимается социальной защитой ветеранов войны, лиц, у которых есть особые заслуги перед Родиной, пострадавших участников Революции Достоинства и членов семей ветеранов. При создании Министерства во внимание брали пример США, где аналогичное министерство было создано еще в 1930 году. 

Министерство было зарегистрировано 29 ноября 2018 года. Это произошло через неделю после утверждения государственного бюджета, следовательно новое ведомство осталось без финансирования на 2019 год. По этой причине министерство не смогло набрать работников (в штатном расписании указано 325 должностей) и сейчас состоит из пяти человек: министра — Ирины Фриз, государственного секретаря и трех заместителей Министра. Несмотря на это у Министерства уже есть определенные наработки.

Главной проблемой, которую министерство призвано решить, является труднодоступность гарантированных социальных услуг и льгот для ветеранов из-за их рассредоточенности между различными учреждениями. Из-за того, что до создания министерства проблемами социальной защиты участников АТО/ООС занималось более 20 министерств и ведомств, а также органы местного самоуправления, возникали ситуации, когда ветераны не могли «найти крайних», органы власти отправляли их по кругу. 

Планируется, что министерство соберет администрирование предоставления всех услуг и гарантированных льгот под одной крышей и станет единой «точкой входа» для ветеранов и контролирующим органом для непосредственных поставщиков услуг. Все деньги, которые тратятся на поддержку ветеранов, будут аккумулированы в министерстве, а оно адресно будет распределять их между ветеранами через своих представителей в областных и районных центрах. 

Для того, чтобы определить потребности в услугах и поддержке планируется внедрить электронную систему «Е-ветеран». В ней каждый ветеран сможет создать персональный кабинет, указать, какие услуги он уже получил и на какие претендует, вся информация будет агрегатироваться в базе данных и использоваться для планирования затрат и осуществления расходов. Единая цифровая база данных позволит наконец посчитать количество ветеранов в Украине, потому что сейчас каждое ведомство называет свои цифры. По данным Государственной службы по делам ветеранов войны и участников АТО, по состоянию на 1 января 2019 года в Украине было 355 тысяч ветеранов украино-российской войны. Если добавить семьи этих ветеранов, семьи погибших, ветеранов предыдущих войн, то получается более миллиона человек. Первые шаги по внедрению е-кабинета уже были сделаны, в частности состоялся круглый стол с представителями ИТ-компаний, которые согласились помочь с разработкой системы. 

При создании Министерства важным было сделать его открытым и понятным для ветеранов. При министерстве ветеранов существует Общественный совет, который состоит из 35 членов. Это совещательно-консультативный орган, который контролирует деятельность министерства и проводит общественные слушания, по результатам которых готовит предложения в министерство. Выборы в общественный совет проходили с помощью открытого интернет-голосования на платформе, разработанной ОО «Электронная демократия» для Национального антикоррупционного бюро Украины в 2015 году. Голосование длилось сутки, участвовать мог любой гражданин Украины, который подтвердил свой е-мейл и номер мобильного телефона.

С целью обеспечения большей прозрачности в работе министерства Общественный совет разработал и утвердил совместно с Министерством устав, согласно которому представители общественного совета должны входить в комиссии при министерстве. Например, комиссия по формированию бюджета состоит из 5 человек, 2 из которых представляют Общественный совет. 

Понимая объективные ограничения министерства, которое существует без финансирования, Общественный совет взял на себя дополнительные функции. В частности провел подготовительную работу по созданию и развитию структуры министерства. Были созданы экспертные группы по направлениям. Планируется, что в будущем после получения финансирования Департаменты министерства возьмут на себя направления и наработанную документацию этих экспертных групп. Они создавались после консультаций с Министром и заместителями, а также были одобрены Министром. Вот перечень этих групп:

  • Экспертная группа по вопросам чествования памяти погибших и поддержки семей погибших (умерших) ветеранов
  • Экспертная группа по вопросам статусов
  • Экспертная группа по вопросам социальной поддержки и услуг ветеранам и членам их семей
  • Экспертная группа по вопросам медицинской, физической реабилитации и психосоциальной адаптации
  • Экспертная группа по вопросам национально-патриотического воспитания и формирования позитивного образа ветеранов

Через Общественный совет министерство активно сотрудничает с общественными организациями, в частности с «Юридической сотней», которая предоставляет ветеранам бесплатную правовую помощь. 

Для того, чтобы повысить доступность качественных услуг для ветеранов, планируется создать представительства министерства с пятью сотрудниками в каждом областном, а со временем и районном центре. До конца лета должен был пройти конкурсный отбор на занятие этих должностей. Преимущество должно было отдаваться ветеранам с инвалидностью, которые обладают профильными знаниями. Эти пять человек в областных администрациях должны были взять на себя полномочия всех министерств, комитетов и департаментов по вопросам социальной защиты ветеранов, семей погибших, инвалидов, раненых. Сейчас существует определенная неясность в распределении ответственности, потому что если ветерану, например, не выдают лекарства, которые по закону государство обязано ему обеспечивать, куда обращаться — в Министерство здравоохранения, Министерство социальной политики или Министерство обороны? Таких вопросов много: медицинская помощь, юридическая помощь, получение земельных участков, очереди на жилье. 

Важной функцией министерства является национально-патриотическое воспитание. Одним из шагов в этом направлении стало обсуждение отмечания Дня памяти. К дискуссии также привлечены люди из Института памяти, которые занимаются специальными днями. Одним из предложений является назначение его на дату Иловайской трагедии. Но дискуссия еще продолжается. 

Из-за того, что украинцев проинформировали о создании министерства, но не сообщили о его ограничениях, в частности об отсутствии персонала и финансирования, у многих ветеранов возникают неоправданные ожидания относительно его эффективности. Хотя сейчас мощность министерства откровенно невысокая, ветераны все же могут воспользоваться горячей линией министерства, написать письмо с запросом и в наиболее резонансных/значимых/вопиющих случаях получить помощь от министра и его заместителей. Общественный совет министерства предоставляет ветеранам информационную поддержку через свою Facebook-страницу. 

Сейчас основным риском для министерства является его ликвидация, поэтому все силы Общественного совета и представителей Министерства направлены на его сохранение.

Министерство юстиции: ближе к людям

Владислав Власюк

В середине 2014 года Кабмин утвердил Положение о Министерстве юстиции Украины, которое обозначило круг деятельности Министерства. На основе этого Положения Министерство разработало Стратегический план деятельности министерства на 2019-2022 годы, который фиксирует приоритеты министерства:

  • развитие правового государства, которое защищает права человека;
  • снижение бюрократической нагрузки на бизнес от неэффективных процедур и некачественных услуг;
  • качественное нормотворчество.

В 2017 году Кабинет министров утвердил распоряжение О реализации правопросветительского проекта «Я имею право!» в течение 2017-2019 годов. Проект реализуется Министерством юстиции в сотрудничестве с системой бесплатной юридической помощи, территориальными органами юстиции при поддержке юридических клиник, международных доноров и партнеров. Его цель — повысить юридическую грамотность украинцев и сформировать новую правовую культуру в обществе. За период существования проекта было проведено более 20 кампаний на темы отцовства, прав детей, прав потребителей, налоговых скидок, поведения во время обысков на предприятиях, прав граждан в Крыму и так далее. Также для реализации программы Министерство юстиции организует мероприятия в регионах. За первую половину 2019 года к проекту присоединилось более 5,5 тысяч новых партнеров (это общественные организации, органы государственной власти и местного самоуправления), а общее их количество составило более 27 тысяч, что позволяет составить представление об охвате проекта. 

Одним из элементов реализации проекта «Я имею право!» является предоставление украинцам бесплатной правовой помощи (БПП). Закон о бесплатной правовой помощи был принят еще в 2011 году. Первичная правовая помощь, которая преимущественно означает предоставление правовой информации, консультации и разъяснения, согласно Конституции Украины бесплатно предоставляется всем гражданам Украины. С 1 января 2013 года в Украине появились центры бесплатной вторичной правовой помощи, право на получение которой имеют незащищенные слои населения. Эти центры предоставляют такие виды услуг: защита, представительство лица в судах, составление документов процессуального характера. В рамках этой системы Министерство юстиции предоставляет возможность гражданам, относящимся к уязвимым категориям населения, в частности участникам АТО и ООС, несовершеннолетним, всем пострадавшим от домашнего насилия или насилию по признаку пола, получить юридическую помощь в любой из 551 точек по всей Украине. В этих офисах согласно штатному расписанию работают юристы, а также согласно подрядам и контрактам — адвокаты. В целом центры бесплатной вторичной помощи выполняют две основные функции: первая — гарантированный государством адвокат всем задержанным по уголовным и административным делам, вторая — бесплатная правовая помощь определенным в законе категориям граждан. 

Министерство работает над расширением доступа к правовым услугам. Сейчас украинцы могут обратиться в центры правовой помощи лично, позвонив на горячую линию системы БПП или горячую линию Минюста. В 2018 году возросла доступность правовой помощи для людей с ограниченными возможностями — для работы с посетителями в центрах БПП привлекаются переводчики и сурдопереводчики. Ведется активная работа над развитием доступа через онлайн-инструменты, в частности через чат-боты. С начала работы и до третьего квартала 2018 года более 1 млн 360 тыс. граждан обратились в центры и бюро правовой помощи, более 530 тыс. звонков поступило в единый контакт-центр и почти 460 тыс. человек получили защиту в уголовных процессах. По состоянию на 2019 год существует 23 региональных центра и 84 местных центра по предоставлению бесплатной вторичной правовой помощи и 428 бюро правовой помощи. К работе привлечены 6760 адвокатов и около 1500 штатных юристов. Бюджет на обеспечение формирования и функционирования системы БПП в 2019 году составляет 390,5 млн грн; бюджет на оплату услуг и возмещение расходов адвокатов по предоставлению БВПП — 337,7 млн грн.

Министерство достигло законодательного успеха в борьбе с домашним насилием и травлей (буллингом). В 2018 году заработал проект «Семейные советники». Работают уже 5 офисов «Семейных советников» при центрах БПП в Киеве, Одессе, Львове, Николаеве и Ровном. В 2019 году «Семейные советники» появятся в каждой области Украины. Дополнительными помощниками для пострадавших от домашнего насилия стали и параюристы или же «Общественные советники». В 2017 году был принят, а в январе 2019-го полностью вступил в действие Закон Украины «О предотвращении и противодействии домашнему насилию», также в январе 2019 года вступил в силу Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно противодействия буллингу (травле)». По второму закону уже есть первые прецеденты — судебные решения о привлечении к ответственности обидчиков и их родителей за выявленные факты буллинга.

Еще одно направление деятельности Министерства — это дебюрократизация системы административных услуг. В 2017 году в Киеве был создан первый в Украине центр по предоставлению услуг в сфере государственных органов регистрации актов гражданского состояния «OpenSpace», собравший 12 самых популярных услуг, предоставляемых отделениями регистрации актов гражданского состояния столицы. В частности, регистрация рождения ребенка, подача документов для бракосочетания, изменение имени, повторная выдача документов и многие другие. Граждане, не желающие тратить время на посещение органов ГРАГС, могут получить большинство услуг в режиме онлайн через сайт «Онлайн дом юстиции». Это значительно повысило доступность и «близость» административных услуг для граждан. В 2018 году украинцам стала доступна услуга экспресс-регистрации брака «Брак за сутки». Теперь для оформления брака не надо ждать месяц, можно сделать это за сутки с минимальным пакетом документов (паспорт, идентификационный код и свидетельство о расторжении предыдущего брака, если таковой был). Пока это пилотный проект, который действует в 75 населенных пунктах. 

Полезной для бизнеса реформой стало переформатирование в 2014 году системы государственной регистрации и функционала государственных регистраторов, которые работают с реестрами недвижимости ключевых прав и реестром юридических лиц и физических лиц-предпринимателей. Эта функция была передана более широкому кругу лиц, в том числе тем, которые не связаны трудовыми отношениями с государством, а связаны с коммунальными предприятиями, с органами местной власти. Таким образом, государственных регистраторов стало гораздо больше (до 8000 человек), также нотариусы получили эту функцию и доступ к государственным реестрам. Улучшило ли это ситуацию с точки зрения ведения бизнеса? Скорее да. Исчезли очереди, сервис приблизился к гражданам, стал лучше.

Еще одно важное изменение — внутренняя реформа министерства. Министерству юстиции удалось существенно обновить обеспечение условий труда всем работникам центрального аппарата и региональных представительств Министерства юстиции. В частности министерством был введен новый подход к государственному управлению — results based management — направленный на достижение конкретных измеряемых результатов. Он должен обеспечить эффективное стратегическое планирование ключевых реформ Министерства. Среди преимуществ подхода: определение конкретных результатов деятельности в среднесрочной перспективе, последовательность в реализации приоритетов и эффективная координация структурных подразделений.

В рамках развития министерства было создано 4 директората, занимающихся формированием политики и ставших способом привлечь в министерство многих профессионалов с качественным образованием:

  •  Директорат по правам человека, доступу к правосудию и правовой осведомленности
  •  Директорат стратегического планирования и европейской интеграции
  •  Директорат правовой политики в сфере судоустройства, судопроизводства и смежных правовых институтов
  •  Директорат по вопросам административной политики

В 2018 году Министерство юстиции активно реформировало Государственно-уголовную исполнительную службу, был завершен «Паспорт реформы пенитенциарной системы Украины» (его разработка началась в 2017 году). Паспорт предполагает привлечение новых кадров за счет повышения уровня заработной платы, разработки законодательства в соответствии с нормами Европейского Союза. Документ кардинально меняет саму концепцию системы, ведь впервые за годы независимости Украины мы говорим, что цель и миссия пенитенциарной системы — это не выполнение наказаний, а реабилитация и ресоциализация.

Сейчас Министерство находится в транзитном периоде. Долгосрочные приоритеты будет определять новый министр. Если же существующие приоритеты останутся, то министерство продолжит работу по просвещению, борьбе с рейдерством, развитию бесплатной юридической помощи, формированию государственной исполнительной службы.

Министерство инфраструктуры

Владимир Омелян

Над какими главными целями Ваше министерство работало в течение 2015-2019?

Главной целью было определить правильную траекторию развития транспортной сферы и дать ей ускорение. 

Если реформировать каждую отрасль отдельно, по ее собственным правилам, качественного результата не будет. 

Поэтому мы определили общие правила: открытый рынок, свободная конкуренция, профессиональный менеджмент, ориентация на мировые тренды и постепенное превращение Украины в пассажирский и грузовой хаб в Восточной Европе. Эти принципы являются краеугольным камнем в развитии авиационной, портовой, железнодорожной, автодорожной и почтовой отраслей.

Отдельная моя гордость — инновации в транспорте, развитие рынка электрокаров, внедрение электронных услуг и электронного билета. Эти проекты мы начали с нуля и вывели их в топ. 

За три года нам удалось принципы, которые вначале казались лозунгами и обещаниями, претворить в действительность в инфраструктуре. 

Уже сейчас успешно движутся вперед те процессы, которые будут определяющими для развития украинской инфраструктуры на ближайшие десять лет. И я лично счастлив, что нам удалось и определить траекторию развития, и дать ей ускорение.

Что было сделано для достижения этих целей?

Были созданы механизмы, которые должны работать при минимальном участии чиновника. Они прозрачные и эффективные. 

Создана Национальная транспортная стратегия до 2030 года. Она одобрена Правительством, европейскими партнерами, была представлена ​​мной на различных международных площадках. Все понятно: Украина движется в направлении европейской инфраструктурной интеграции, максимально ориентируясь на международные транспортные коридоры; Украина развивает внутреннюю мобильность населения; Украина открывает инфраструктуру для мировых компаний, смело внедряя государственно-частное партнерство и Украины становится центром инновационного развития в сфере транспорта и инфраструктуры. 

Национальная транспортная стратегия до 2030 года является транспортной Конституцией. Если все будет выполняться вовремя и в полном объеме, через 10 лет у Украины будет совершенно другая транспортная реальность.

Чего мы достигли:

  • Все отрасли, подчиненные Мининфраструктуры, демонстрируют ежегодный рост от 12% до 50%.
  • Успешно пройдены международные аудиты ICAO, IMO, EASA. Это подтверждает соответствие безопасности полетов и судоходства в Украине международным стандартам и соглашениям.
  • Создан и работает Дорожный фонд. Дорожная отрасль впервые имеет защищенное финансирование. За 2016-2019 годы восстановлено более 10 тыс. км дорог. Это 20% дорог, находящихся в управлении Укравтодора;
  • Запущены более 20 железнодорожных маршрутов в ЕС. 30 новых локомотивов General Electric уже в Украине — это первая поставка тепловозов в Укрзализницу за последние 10 лет.
  • Работает Kyiv Boryspil Express. Бескидский тоннель введен в эксплуатацию. 
  • Обновленная Укрпочта заняла 33 место в рейтинге Всемирного почтового союза среди 173 почт мира. Более 4000 отделений компьютеризированы, почти 600 автомобилей куплено для обновления автопарка, 174 новых отделения открыто. Укрпочта стала конкурентным игроком на рынке.
  • Либерализация автобусных перевозок. Приход на украинский рынок автобусного лоукоста FlixBus.
  • Развитие электротранспорта — 20 украинцев ежедневно пересаживаются на электрокары.
  • Увеличение на 18% перевалки грузов в морских портах в условиях военной агрессии Российской Федерации, на 20% снижены портовые сборы, более 3,5 млрд грн инвестированы администрацией морских портов в развитие портовой инфраструктуры, начинаем концессию портов Ольвия и Херсон. Морская администрация создана и работает. 
  • Рост объемов перевозок на внутренних водных путях за три года составил 112%. Впервые за 6 лет на внутренних водных путях началось дноуглубление.
  • Цифровая инфраструктура и кибербезопасность стали направлениями формирования государственной политики. Министерство инфраструктуры — лидер среди распространения открытых данных и создания на их базе продуктов для граждан и бизнеса. 
  • Подготовлена качественная законодательная база совместно с бизнесом, украинскими и иностранными экспертами (почти 20 новых законов в сфере инфраструктуры).
  • И моя особая гордость — авиация. На 100% вырос пассажиропоток в аэропортах Украины. 14 новых авиакомпаний начали работать на рынке Украины. Создана авиакомпания SkyUp. Возобновлена ​​работа более 10 региональных аэропортов, строим взлетные полосы в Одессе и Днепре. 30% — доля лоукостов в международном сообщении. 10 евро — стоимость авиабилета в страны ЕС стала реальностью. Цены на билеты на внутреннем сообщении от 500 гривен.
  • Первое место занял Международный аэропорт «Борисполь» в рейтинге Международного совета аэропортов (ACI Europe) по динамике роста пассажиропотока среди аэропортов, обслуживающих от 10 до 25 миллионов пассажиров. В 3 раза увеличился пассажиропоток через МА «Львов» им. Данила Галицкого.

Что изменилось для стейкхолдеров в результате внедрения этих политик?

Мы ориентировались на граждан и бизнес, который работает или планирует работать в Украине. Это — наши стейкхолдеры. 

Если же использовать это понятие в привычном значении, то мы построили систему, которая работает. Да, ее можно и нужно корректировать, но в целом она жизнеспособна, эффективна — результаты говорят сами за себя. 

Убежден, что Украину ждет успех в инфраструктуре, если заложенные нами принципы и подходы — открытость, системность и последовательность — будут работать и в дальнейшем.

И ключевое — государство совместно со стейкхолдерами создает правила эффективной экономики и прозрачной конкуренции и контролирует их соблюдение, без всякого вмешательства. Все остальное обеспечивает бизнес и граждане.

Министерство регионального развития и строительства

Геннадий Зубко

Основные цели политики министерства регионального развития

Геннадий Зубко: Если мы идем в Европу, то наше местное самоуправление и управление должны соответствовать непосредственно европейским стандартам. 

Первая цель, которую мы преследуем с помощью реформы децентрализации — это изменение системы менеджмента в стране. Это переход от советской системы к европейской демократической системе управления, когда на базовом уровне есть финансы, есть полномочия, есть ответственность и, самое главное, есть составление стратегии развития и её выполнение.

Вторая цель — это изменение системы административно-территориального устройства. Главная задача — сделать общины на базовом уровне способными, объединить их по количеству населения, по возможностям и таким образом создать базовую единицу, которой можно передавать полномочия. Сформировав базовый уровень, нужно переходить к субрегиональному уровню — то есть к передаче полномочий мелких районов на местный уровень.

Третья цель — это секторальная децентрализация, новое качество услуг в общинах. Если внедряем новую украинскую школу, то должно быть новое образовательное пространство; новое здравоохранение — должна быть соответствующая инфраструктура, транспорт, оборудование; новое лицо власти — должны быть центры предоставления административных услуг; новая система реагирования на чрезвычайные ситуации — в одном месте должны быть сконцентрированы и спасатели, и полицейский участок, и скорая помощь.

То есть, подводя итоги, три наши главные цели: новая система управления, новое административно-территориальное устройство, секторальные реформы децентрализации. Но все они преследуют лишь одну цель — цель человеческого развития. Также эти реформы могут быть благоприятны для инвестиционного климата. Бизнес приходит туда, где есть инфраструктура, но бизнес никогда не придет туда, где есть инфраструктура и нет людей.

Что Министерство регионального развития сделало для достижения этих целей? 

Геннадий Зубко: Мы подготовили законодательную базу, которая нам позволила в конце 2014 года передать финансы на места, а в 2015 году мы приняли законы о добровольном объединении общин и закон о межмуниципальном сотрудничестве, когда общины между собой начинают заключать соглашения и говорить о совместном предоставлении услуг. Это могут быть услуги водоснабжения, по управлению отходами, по эксплуатации дорог, по созданию региональных центров захоронения отходов, по предоставлению функций безопасности например, у одной общины есть спасательная станция, которая может оказывать услуги другим общинам.

Принятие Закона о планировании территорий и финансовой децентрализации (через бюджетный кодекс) дало нам возможность сформировать уже 924 общины и иметь в перспективе 1356 общин. Все на сегодняшний день имеют прямые финансовые связи с центральным правительством, получают средства, трансферы, но что самое главное — они уже собирают деньги сами, у них есть своя налоговая база. Также 33 города, согласно закону о добровольном присоединении, присоединили прилегающие территории и стали ОТО. В результате практически 30-40% площади — это ОТО, 10 млн жителей проживает в ОТО, а если взять объединенные территориальные общины и города областного значения, то это уже практически 67% от общего населения.

Очень важно, как изменялось количество средств в местном самоуправлении. Мы начинали в 2014 году с 68 млрд местных, собственных доходов, а 2018 год закончили уже с 234 млрд. Сейчас вышли на уровень 267 млрд по концу года, но я думаю, что будет 290 млрд. Это все доходы в местный бюджет.

52% всего общего бюджета Украины находится на местах. Это их собственные поступления и трансферы. У государства сейчас меньше средств, чем на местном уровне. И это, в принципе, нормально, к этому мы идем и это подход европейской страны. В 2014 году было всего 35%. Это можно использовать как индикатор новой системы управления.

Мы передали в 2014 году финансы, мы передали доходы, и плюс мы начали увеличивать государственную поддержку. Это важно, потому что через эту поддержку мы поддерживаем приоритеты государства — здесь энергоэффективность, вопрос инфраструктуры, вопрос учебных заведений и здравоохранение. Не всегда у местного самоуправления хватает своих средств построить детский сад, школу, больницу или амбулаторию. Поэтому здесь, путем этих средств, мы также мотивируем и государственную программу. Что еще очень важно — это проекты софинансирования и, если говорить о секторальной децентрализации, мы можем предъявлять требования. Если новая школа — то новое образовательное пространство, инфраструктура: спортивная площадка, актовый зал в виде театра, учебные мастерские, но самое главное — это следовать принципам энергоэффективности, инклюзивности и безопасности.

То есть путем этого инструмента государственной финансовой поддержки мы также вводим новые подходы к образовательным пространствам, к центрам предоставления административных услуг. Например, мы разработали проект U-Lead, программное обеспечение ВУЛИК, которое позволяет связать ЦПАУ с другими министерствами, разработали требования к центрам безопасности, где могут находиться и спасатели, и экстренная медицина, и полицейский участок, также разработали требования к первичному звену медицины — к амбулаториям.

Мы запустили процесс по объединению функций медицины и спасателей — исходим из точки зрения, что есть двадцать минут на доступ скорой к пациенту. Сейчас местное самоуправление не имеет доступа к экстренной медицине, и так же нет возможности создать в каждой общине спасательную станцию. Например, Одесская область — она ​​очень вытянута от одной точки до другой — там есть 12 станций экстренной медицины, но в каждой станции есть еще свои подразделения, расположенные в пунктах, где стоят скорые. Мы хотим их объединить по карте вместе со спасателями — у них требования по стандартам ВОЗ и по стандартам безопасности одинаковы. Уже выпустили первые требования к таким центрам безопасности. Еще большое желание объединить их с семейными врачами, потому что в Германии это именно так работает — за семейным врачом закреплена не только территория, где есть его жители, подписавшие с ним договор, но и закреплены участки дороги. То есть если там случается экстренная ситуация, он может выехать на место и оказать первую помощь до приезда скорой. Также мечтаем, что у нас восстановится санитарная авиация — чтобы можно было человека из сельской местности быстро перевезти в областной центр. Это большая функция безопасности, которая нужна на местах.

Что вам действительно удалось изменить для ваших стейкхолдеров?

Основной стейкхолдер реформы — простая украинская семья. Детский сад, школа, медицинские и социальные услуги — человек должен почувствовать совсем другое качество этих услуг. Например, в ЦПАУ — приняли документы и сказали, что через три дня все будет готово; в амбулатории — быстро предоставили консультацию, а не отправили в райцентр. 

Другие стейкхолдеры — управленцы на местах, лидеры новых объединенных общин и их команды. Сейчас у местных лидеров есть возможность расти, потому что они сами принимают решения, планируют бюджет и программы — и это возможности социального лифта. Я считаю, что сегодня молодая кровь украинских политиков находится в местном самоуправлении. Они сейчас работают на первом фронте и когда придут в парламент, то будут эффективны: они компетентны в том, что такое местное самоуправление, что такое образование, что такое здравоохранение, что такое привлечение инвестиций, как получить доверие граждан.

Последний стейкхолдер — это бизнес. Малый, средний и крупный бизнес на местах очень зависит от того, насколько местное самоуправление заинтересовано в том, чтобы увеличивать привлечение инвестиций, создавать рабочие места.

Что из того, что планировали не успели?

В первую очередь, не успели принять изменения в Конституцию — в том числе и об институте префектов. К сожалению, не дошли до второго чтения. Эти изменения поставили бы окончательную точку в установлении европейских принципов управления в нашей стране. Префект не имеет отношения к средствам, но когда нарушается закон или права гражданина, он вмешивается, привлекая и правоохранительные органы, и все контрольные подразделения. Он следит за тем, чтобы местное самоуправление выполняло как собственные полномочия, так и делегированные полномочия — потому что важно понимать, что с одной стороны мы предоставляем местному самоуправлению и средства, и возможности, и полномочия, а с другой стороны, имеем конкретные красные линии. Особенно этот вопрос поднимается, когда наступает бездействие. Яркий пример — городской совет Лисичанска, который не выделяет средства водоканалу, и водоканал отключает электроэнергию и подачу воды. Они ничего не нарушают, но ничего и не делают. Бездействие приводит к тому, что государство вынуждено вмешиваться. Именно поэтому принятие изменений в Конституцию важно.

Какое планируется количество префектур?

Согласно Конституции у нас есть 25 областей и республика Крым. То, что Конституцией не регулируется — количество районов, на которые поделены области. Например, в Житомирской области есть 26 районов, которые абсолютно не нужны, потому что уже появилась община, у которой есть председатель, исполком и совет. Сейчас в Житомирской области 4 района. И префектов будет 4, а также есть областной префект. Но это не значит, что областной префект управляет районами. Они все подчинены Киеву и имеют одинаковые полномочия.

Областной префект будет заниматься вопросами, которые должны остаться на областном уровне: охрана труда, средне-техническое образование, вопросы экологии, соцзащиты. То есть в общинах будут работать фронт-офисы, которые будут оказывать услуги, а бэк-офис будет находиться на областном уровне. 

Я считаю, что их префектов должен назначать президент — потому что на них будет лежать функция безопасности, защита прав и свобод граждан, соблюдение законодательства Украины в местном самоуправлении, вопросы координации охранных органов. Следующий шаг — это обеспечить финансовым ресурсом те полномочия, которые мы передали на места и ввести государственный надзор за выполнением этих принципов.

Он имеет право, например, обратиться в суд, если местное самоуправление принимает решение, которое противоречит законодательству или нарушает права согласно конституции. 

Кстати, могу привести пример. Во Франции префект не может работать на территории, где он родился или работал более 7 лет — у них ротация каждые 3 года. Это все для того, чтобы он не зависел от местного бизнеса и делал независимые выводы. Мы предлагаем в Украине ввести 5 лет — и ротация.

Что надо делать вашему преемнику?

В первую очередь, маршрутная карта, которую мы разработали, должна быть выполнена до конца. 17 законов ждут в парламенте — изменения в административно-территориальном устройстве, окончательное разделение и закрепление полномочий местного самоуправления и обеспечение этих полномочий финансовыми ресурсами, принятие закона о службе в органах местного самоуправления, о государственном надзоре за выполнением делегированных полномочий и полномочий местного самоуправления.Также ведение префектов. Секторальная децентрализация должна быть продолжена.

Министерство образования

Анна Новосад

Какими были основные цели политики Министерства образования?

Я работала с двумя командами, с двумя министрами. У Сергея Квита приоритетом было высшее образование, и Закон о высшем образовании, принятый в 2014 году, стал первым после Майдана крупным системным законопроектом. Первые существенные изменения начались именно в высшем образовании — внедрение организационной, академической автономии высших учебных заведений. С финансовой автономией было труднее — и она до сих пор пока не состоялась. 

Для Лилии Гриневич приоритетом была школа, и ее приход в министерство ознаменовался, если так можно выразиться, внедрением концепции новой украинской школы, направленной на реформу школьного образования. В 2017 году был принят Закон об образовании, который дает возможность весьма существенно изменить основополагающие принципы в школьном образовании. 

Подытоживая, высшее образование и школа — это два приоритета, над которыми работали две каденции постмайданных министров. 

Если говорить о целях Сергея Квита и его команды — это было постмайданное, посттабачниковское время и всем хотелось децентрализации. Никто не хотел, чтобы министерство единолично решало все — от того, кто сколько получит государственного заказа, до того, кто какие должен учебные планы утверждать. Этот тренд на децентрализацию полномочий и автономию был решающим.

Цель была сделать университеты свободными, дать им возможность создавать собственную образовательную политику — но в пределах государственных стандартов. Это была большая задача, в известной степени с ней команда справилась. К сожалению, за два года не успели провести реформу системы финансирования. Это одна из задач, которая переходит дальше, и которую необходимо решать.

Цель реформы школы примерно такая же — дать возможность школам и учителям быть более автономными, менее зависимыми и от министерств, и от департаментов образования областных и районных отделов образования. Дать учителям работать более творчески, а местным общинам и власти — управлять сетью школ, организовывать учебный процесс и управлять финансированием.

Другой важный столп реформы — это содержание образования. Мы начали обновлять государственные стандарты образования, переориентировать их от знаниевого ориентирования на компетентный подход. Такой государственный стандарт был принят на базе начального образования, сейчас готовится государственный стандарт о базовом среднем образовании на базе 5-9 классов, соответственно разрабатываются новые образовательные программы.

Самый большой челлендж, с которым начали работать, и это не на один год точно — повышение квалификации учителей и изменение их подхода к обучению учащихся. Одно дело — сделать классное содержание, но если его некому преподавать, то смысла от него немного.

Что действительно удалось изменить для основных стейкхолдеров?

Если говорить о школе, то нашим основным «клиентом» является выпускник, будущий гражданин, у которого должны быть определенные компетенции, знания и готовность к челленджам. Дети, которые в этом году пошли в первый класс, а с сентября — во второй класс, охвачены реформой полностью и на выходе из старшей школы будут иметь совсем другие компетенции и менее теоретизированные знания, чем их предшественники. Пока что реформа школы коснулась только начального образования и нельзя сказать, что мы охватили всех учащихся.

Для родителей, которые являются нашими другими стейкхолдерами, мы стараемся создать новое безопасное пространство в школе, где детям не страшно. Школы очень часто являются для детей травматичным опытом, они не чувствуют себя там в безопасности. Собственно, с изменением стиля преподавания и образовательного пространства родителям стало менее страшно отпускать своих детей в школу.

Другие стейкхолдеры, если мы говорим о школе — это учителя. Для них началась политика дебюрократизации — меньше отчетности, меньше бумаг, меньше бюрократии, больше времени на профессиональную деятельность и совершенствование себя как преподавателя. Также законом предусмотрено изменение подходов к повышению квалификации. Под это уже разработана нормативно-правовая рамка — просто процесс еще не запущен. Мы стараемся демонополизировать рынок учреждений повышения квалификации, убрать устаревшие Институты последипломного образования и давать возможность учителям по ваучерной системе проходить курсы — в условной Киевской школе экономики — получать нормальные практические знания, совершенствоваться в других учреждениях.

Директора стали менее зависимы от региональных департаментов образования. В целом, местные органы власти имеют больше полномочий и больше денег, которыми они непосредственно распоряжаются, чтобы организовывать школьную сеть.

Когда мы говорим о школьном образовании, здесь все сложнее: «конечный бенефициар» — это подготовленный студент, который выходит на рынок труда и должен быстро использовать полученные знания, умения, навыки, чтобы быть успешным на этом рынке.

Стало ли уже обучение более качественным, трудно сказать, потому что нет реального инструмента, как это определить. Outputs все правильные, но мы не очень еще понимаем как они работают. Та сама автономия — когда университет волен разрабатывать собственные программы, конструировать образовательный процесс, как он хочет, как считает нужным, как того хотят студенты, как они видят — эта свобода не стимулирует к этому. И студенты проигрывают от того, что университет инертен. С другой стороны, студенты получили больше полномочий в самоуправлении, они могут влиять на организацию процесса в высшей школе, участвовать в управлении, выбирать ректора, имеют бюджет на студенческое самоуправление. Многие студенческие организации в университетах этим пользуются.

Каковы главные результаты вашей работы?

Во-первых, если начинать с самого высшего звена — началась реальная реформа школы, государственная политика в этом направлении была подкреплена финансированием. Это требовало от министра больших политических усилий. 

Во-вторых, министерство лишилось всеобъемлющей управленческой функции и передало полномочия тем, кто непосредственно приближен к образовательному процессу. 

В-третьих, изменение содержания образования — от знаниевых подходов к компетентностных подходов.

Чего не успели?

Не успели изменить финансирование высшего образования, подход к финансированию — старая система госзаказа осталась и это существенно тормозит развитие высшего образования. У университетов нет мотивации развиваться, средства используются неэффективно.

Не успели реформировать Академию наук — конечно, это не только ответственность Министерства образования, Академия является самоуправляемой организацией — не было решительных шагов по реформированию учреждения, которое является основным потребителем большей части средств на науку. Также мне кажется, что мы не успели «‎заякорить»‎ реформу школьного образования. Только начальная школа и только два класса — остается риск, что она не просто откатится назад, а может может замедлить динамику, деньги не будут давать. Не хватило ресурсов — и человеческих, и денежных — чтобы эту реформу запустить быстрее.

Потому что для реформы — чем дальше движемся, тем больше инвестиций нужно. Одно дело — начальная школа, другое дело — базовая школа, где учителя-предметники, всех надо готовить, образовательное пространство нужно переобустраивать, и это уже совсем другие расходы.

VoxUkraine — уникальный контент, который стоит прочесть. Подписывайтесь на нашу e-mail рассылку, читайте нас в Facebook и Twitter, смотрите актуальные видео на YouTube.

Мы верим, что у слов есть сила, а идеи имеют определяющее влияние. VoxUkraine объединяет лучших экономистов и помогает им донести идеи до десятков тысяч соотечественников. Контент VoxUkraine бесплатный (и всегда будет бесплатным), мы не продаем рекламу, не занимаемся лоббизмом. Чтобы проводить больше исследований, создавать новые влиятельные проекты и публиковать много качественных статей нам нужны умные люди и деньги. Люди есть! Поддержать VoxUkraine. Вместе мы сделаем больше.


Sorry, Comments are closed!

Внимание

Автори не є співробітниками, не консультують, не володіють акціями та не отримують фінансування від жодної компанії чи організації, яка б мала користь від цієї статті, а також жодним чином з ними не пов’язаний