Как бороться с коррупцией: время для законов Qui Tam?

Одно из потенциальных решений – люстрация, т.е. очищение коридоров власти от коррумпированных чиновников с помощью массовых антикоррупционных кампаний

The Independent View

Автор:

Коррупция – это главное препятствие на пути к процветанию Украины, и возможно — наиболее серьезная угроза ее безопасности. Будь Украина более эффективным и действенным государством — она бы являла собой инвестиционно привлекательную страну с легитимной властью. Кроме того, являясь страной с населением в 46 млн. человек, она бы не сталкивалась со столь серьезными угрозами своему суверенитету и территориальной целостности — как внутренними, так и внешними.

Как же стать менее коррумпированным государством? Одно из потенциальных решений – люстрация, т.е. очищение коридоров власти от коррумпированных чиновников с помощью массовых антикоррупционных кампаний.Если мы верим, что источником проблемы являются исключительно личные качества чиновников, то, пожалуй, такой вариант был бы эффективным решением. Но что если проблема не в «плохих людях», а в «плохой» системе мотивации и «плохих» институциях? Если это так, то люстрация не решит проблему, а массовые кампании по борьбе с коррупцией и люстрационные меры быстро превратятся в политически мотивированные попытки перераспределения трофеев. Подобные чистки приведут к тому, что на смену членам лояльным одной политической фракции придут последователи другой, но изменений в коррумпированной природе системы от этого не произойдет. Коррупция останется. Люстрация может уполномочить назначенного государством прокурора, или другого политического деятеля, определять — часто случайным образом — кто становится объектом проверки и уголовного преследования. Такая практика – редкость в демократическом обществе, ее с большей долей вероятности можно встретить в коммунистических или пост-коммунистических странах.

Альтернативный подход заключается в расширении возможностей граждан искоренить коррупцию своими руками. Один из возможных способов привести такой механизм в действие – ввести практику qui tam исков для отдельным видам преступлений. Понятие qui tam происходит от выражения ipso in hac parte sequitur ( лат. «преследующий в суде интересы власти, словно свои собственные»). Этот механизм позволяет гражданам подавать иски от имени государства. Qui Tam особенно полезны в тех случаях, когда государство само является «проблемой», и в США они применяются в рамках Закона «О ложных утверждениях», когда в коррупци подозревается федеральное правительство. Когда происходит кража государственных денег, часто в сговоре с государственными чиновниками, отдельные граждане или гражданские организации могут подавать иски от имени государства, чтобы виновных преследовали в судебном порядке, а украденные деньги были возвращены. Положения Qui tam уменьшают стимулы чиновников рисковать вовлекаясь в коррупционные схемы и сдвигает баланс сил в пользу общественных интересов в двух важных направлениях.

Первое направление связано с возможностью для любого гражданина, обладающего сведениями о коррупции, выступать в качестве обвинителя. Поскольку подать иск может каждый, коррумпированный чиновник не имеет никакого способа откупиться, заставить потенциального обвинителя закрывать глаза. Пропадает не обходиться полагаться на «прокурора». На самом деле, граждане могут даже умышленно выбирать коррумпированного прокурора.

Во-вторых, законодательство предусматривает вознаграждение для граждан, которые занимаются этой опасной, время-затратной работой. Большинство законов, предоставляющих qui tam позволяют гражданам, которые подают судебный иск, получить некоторый процент финансового штрафа, выплаченного нарушителем закона, или же значительный процент денежных средств, которые их усилия восстановили для государства. Такие проценты напоминают щедрое вознаграждение за помощь в поимке подозреваемых в уголовных преступлениях. Но отличие в том, что в данном случае граждане получают вознаграждение за выявление и успешное преследование определенных криминальных действий, не просто за задержку преступников определенных государством.

Эти суммы могут быть большими — достаточными для финансирования функционирующих на постоянной основе частных антикоррупционных бюро.Но самое главное, стимулы к разоблачению и обвинению в коррупции увеличиваются пропорционально масштабу коррупции. Чем больше ты украл — тем выше мотивация граждан поймать тебя, и тем выше вероятность, что тебя поймают и передадут суду.

Например, допустим, чиновник Министерства обороны заплатил подрядчику (старому другу) десять миллионов долларов за сухие пайки с качеством или количеством ниже предусмотренного в договоре. Об этом узнают и подают qui tam иск. Если судья решит, что подрядчик (и, возможно, чиновник Министерства обороны) обманули правительство — подрядчик будет вынужден выплатить 10 миллионов долларов плюс штрафы, попадет под риск тюремного заключения, а организация гражданина, через которую был подан qui tam иск получит 10% от 10 миллионов, или один миллион долларов.

Но можно ли применить подобную практику в Украине, стране на пороге экономической катастрофы, разделения и войны? — Да! Стоит напомнить, что Закон «О ложных утверждениях» был принят президентом Авраамом Линкольном в разгар Гражданской войны в США в условиях, не слишком отличных от украинских. Линкольн столкнулся с глубоко коррумпированной американской бюрократией, Министерством юстиции (прокуратура), которому нельзя доверять, коррумпированными «соратниками», а также разделением и гражданской войной в южных штатах Конфедерации.

Эффективность военных действий подрывали проблемы с питанием: подрядчики, в сговоре с коррумпированными чиновниками, набивали карманы государственными деньгами, поставляли худшие (более дешевые) пайки, транспортное оборудование (тягачи) и старые непригодные боеприпасы армии Союза. Он не мог положиться на должностных лиц в том, чтоб они сами инспектировали себя — и потому уполномочил граждан искоренять коррупцию в рамках Закона «О ложных утверждениях», и наградил их за службу. В результате, он не только выиграл войну. Он заложил основы надежного, более эффективного и менее коррумпированного государства и уполномочил гражданское общество следить за ним и стоять на страже честности. Нет причин, по которым Украина не может сделать то же самое.


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.