Как на самом деле потребление домохозяйств зависит от монетарной политики центральных банков | VoxUkraine
Beta

Как на самом деле потребление домохозяйств зависит от монетарной политики центральных банков

Photo: depositphotos / VadimVasenin
16 апреля 2019
FacebookTwitterTelegram
3057

В 2018 году исследователи Грег Каплан (Университет Чикаго), Бенджамин Молл и Джанлука Виоланте (оба – Принстонский университет) получили награду Central Banking Awards за лучшее экономическое исследование*, которое было опубликовано в журнале American Economic Review. Предложенная экономистами модель значительно лучше воспроизводит эмпирические факты влияния монетарной политики на потребление и позволяет центральным банкам учитывать влияние своей политики на неравенство доходов.

Базовые макроэкономические модели часто критикуют за то, что эти модели базируются на единственном, репрезентативном и обычно рациональном агенте, поскольку такое упрощение явно не соответствует реальности. В ответ на такую ​​критику исследователи в последнее время активно сосредоточены на добавлении реализма в моделирование поведения экономических агентов.

В новокейнсианских моделях с репрезентативным агентом (RANK – Representative Аgent New Keynesian) основное влияние монетарной политики на потребление происходит через прямой эффект межвременного замещения. Повышение ставок, увеличивая стоимость кредитов и доходность сбережений, делает более привлекательным будущее потребление по сравнению с текущим. Следовательно, люди имеют стимулы экономить, покупая определенные активы. Альтернативное косвенное влияние – через изменение располагаемого дохода, прежде всего от труда, – является почти незаметным.  

Однако на практике такое представление о каналах влияния процентных ставок на потребление слабо подтверждается данными. Связано это прежде всего с тем, что значительная часть населения живет «от зарплаты до зарплаты». Например, некоторые** домохозяйства не имеют активов и поэтому не могут изменять свои сбережения в ответ на изменения процентных ставок. У других домохозяйств активы есть исключительно в форме недвижимости (в США традиционно с привязкой к 30-летним ипотечным кредитам), и они так же не чувствительны к стимулам межвременного замещения.

Поэтому целый ряд эмпирических исследований не находит центральной роли межвременного замещения в механизме влияния монетарной политики на потребительский спрос. Как отмечает Каплан, центральные банки, как правило, в своих коммуникациях больше полагаются на «старый кейнсианский привкус»: более низкие ставки поощряют фирмы брать займы, фирмы производят больше товаров и нанимают больше работников, доходы последних растут, и это стимулирует совокупный спрос.

Именно это несоответствие стандартной новокейнсианской модели с репрезентативным агентом эмпирическим фактам побудило исследование Каплана, Молла и Виоланте (далее – КМВ). Они расширяют стандартную модель, позволяя домохозяйствам владеть двумя активами: ликвидными активами с низкой доходностью и высокодоходными неликвидными активами со значительными трансакционными издержками. Как отмечают авторы: «Эта расширенная модель способна воспроизводить взаимосвязи между заработными платами, ликвидными активами и неликвидными активами, а также значительную совокупную [предельную склонность к потреблению] от малых поступлений».

Статья КМВ – это не первая попытка внедрения гетерогенных, то есть разнородных агентов в новокейнсианскую теорию, которая является основой современных макроэкономических моделей. Однако, авторы используют инновационный подход, который позволяет рассмотреть последствия монетарных решений через призму неравенства населения.

По их оценкам около 10% населения США не имеют активов, чтобы позволить себе тратить больше, чем их ежемесячные заработки. Еще 20% имеют только неликвидные активы, как, например, дом, но не обладают другими видами богатства, и ведут себя так же, как и население без активов. Новокейнсианская модель с гетерогенными агентами (HANK) воспроизводит эту реальность.

Важнейший результат этой модели: прямой эффект межвременного замещения небольшой, но косвенные эффекты посредством изменений располагаемого дохода могут быть значительными. Достигается это через введение в модель значительной части (30%) бедных и богатых домохозяйств, потребляющих полностью свои ежемесячные заработки, согласно эмпирическим данным. Потребительские расходы таких домохозяйств активно реагируют на изменения в трудовых доходах, но не на процентные ставки. Соответственно, эта модель выводит на первую роль косвенный канал влияния монетарной политики на потребление, что меняет базовое представление функционирования монетарного трансмиссионного механизма.

Подход с двумя видами активов является ключевым отличием между работой КМВ и предыдущими исследованиями. В последних модели ориентировались только на ликвидные активы, игнорируя, как результат, 95% богатства в экономике США.

Одной из важных особенностей работы КМВ является акцент на неравенство. Неравенство богатства и доходов является фокусом политических дебатов в последнее время. Поэтому механизм внедрения гетерогенных агентов с разным размером богатства помогает реабилитировать экономические модели, которые часто считаются обособленными от реальных проблем. Тот факт, что действия центрального банка перераспределяют доходы и богатство, важен для людей, и, возможно, он должен приобрести больший вес при принятии решений центральными банками.

Традиционно этому аспекту монетарных решений не уделялось много внимания из-за относительно низких эффектов перераспределения от изменения процентных ставок по сравнению с эффектами от бюджетной политики. Однако в последнее время растущее внимание к чрезвычайно высокому неравенству в США, Европе и других странах заставляет центральные банки менять свой образ мышления и действия.

Каплан, Молл и Виоланте предоставляют инструментарий для реалистичного моделирования эффектов монетарной политики с учетом этих неудобных аспектов неравномерности и наличия разных групп экономических агентов. Конечно, как признают авторы, модель имеет потенциал к совершенствованию, например посредством добавления банковского сектора, и некоторые исследователи уже работают над этим. В то же время, авторы уже сделали важный вклад, который может помочь центральным банкам сохранить свои позиции в современной экономике.

В Украине вопрос неравномерного распределения активов между домохозяйствами также очень важен. Именно поэтому ключевая идея статьи КМВ о том, что монетарная трансмиссия происходит не через выбор домохозяйств между текущим потреблением и сбережениями, а прежде всего через косвенное влияние на их доходы, должна найти свое отражение и в исследованиях, и в макроэкономических моделях отечественного трансмиссионного механизма.

Директор Департамента монетарной политики и экономического анализа НБУ

** Теоретически, в случае падения ставок домохозяйство может перекредитовать ипотеку, но на практике это достаточно дорого из-за трансакционных издержек. Это одно из предположений описываемой статьи

Авторы
  • Сергей Николайчук, директор Департамента монетарной политики и экономического анализа Национального банка Украины

Предостережение

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.