МАНИПУЛЯЦИЯ: Карантин бесполезен – это доказывает множество научных исследований

Хотя экономики стран страдают от карантина, карантинные ограничения эффективные в уменьшении передачи SARS-CoV-2

Лена Шулика, VoxUkraine

Проверка фейков в рамках партнерства с Facebook

В сети распространяется информация, что карантин якобы бесполезен и это доказывает множество исследований. Что не так с этим утверждением и замалчивают его авторы – разъясняем в материале. Для тезисов использован язык оригинала из сообщения.

Тезис 1. «Мнение Учёных: Карантин бесполезен».

Это неправда.

Основная цель карантина — уменьшение нагрузки на медицинские системы и замедление распространения пандемии. Исследование, проведенное по данным 129 стран мира, показывает, что ограничительные меры были эффективными в сдерживании распространения коронавируса, выравнивании так называемой «пандемической кривой» заболеваемости и снижении количества смертей. Другое исследование на основе данных 135 стран утверждает, что наиболее эффективными оказались ограничения на проведение публичных событий и массовых собраний. Введение более жестких карантинных ограничений в Италии, когда передвижение людей ограничили, ассоциируется с уменьшением передачи вируса.

К тому же есть свидетельства того, что чем раньше страна ввела карантинные ограничения, тем меньше спад экономики она имеет.

Тезис 2. «Спустя 3 месяца восле объявления пандемии, даже далёкие от науки люди начинают понимать, что пандемия и карантин имеют цели не связанные с медициной, об этом ещё в марте сказал Сергей Переслегин».

Сергей Переслегин – русский писатель военно-исторического направления и литературный критик.

Автор ссылается на пост со словами Сергея Переслегина, в котором тот делит катастрофы на «простые» и «пропиаренные» в зависимости от того, как количество жертв катастрофы соотносится с информационной реакцией на нее. Таким образом, речь идет о «пропиаренности» COVID-19 и значительная мировая реакция на заболевание не соответствует количеству жертв от него. Также в посте говорится, что «розпиаренность пандемии коронавируса, на фоне его низкой патогенности и летальности, указывает на цели, далекие от медицины».

Впрочем, эти утверждения не учитывают ряд важных особенностей текущей пандемии, а иногда носят характер теорий заговоров. Автор не учитывает, что пока не существует вакцины и эффективных средств лечения, а заболевание продолжает быстро распространяться странами мира, число жертв пандемии постоянно растет.

6 апреля (дата публикации поста со словами Переслегина) в мире насчитывалось 72 081 умерших от COVID-19. В то время как 28 июля в мире насчитывается уже в 9 раз больше умерших — 650 805. Поэтому, чтобы рассмотреть как информационная реакция на пандемию соотносится с количеством ее жертв и сравнивать пандемии с другими катастрофами, нужно смотреть на статистику смертности после ее завершения.

Слова о «пропиаренности» и «целях далеких от медицины» характерны для теорий заговоров, поскольку распространение информации о пандемии является преимущественно следствием реагирования на нее со стороны СМИ, правительств стран мира или специализированных наднациональных организаций, а не целенаправленного «пиара».

Теза 3. «Исследование учёных школы Блаватника Оксфордского университета об эффективности карантина показало, что в отношении снижения смертности от вируса карантин оказался бесполезным, зато в отношении разрушения экономики он оказался крайне эффективен».

Автор манипулирует выводами исследования, на которое ссылается. На самом деле, исследование показывает, что важнейшую роль в сдерживании вируса играла НЕ жесткость карантина, а его характер и своевременность.

В статье об исследовании говорится: «в то время как ограничение на движение рассматривалось как необходимый инструмент для остановки распространения вируса, когда и как они вводились, было важнее, чем степень их жесткости. Ранняя подготовка и объемы ресурсов в сфере здравоохранения были достаточными для некоторых стран, чтобы избежать «драконовских» мер. Германия, имея лучшие мощности по тестированию и отслеживанию контактов и больше ресурсов для интенсивной терапии, чем ее соседи, смогла позволить себе сохранить экономику немного более открытой. Греции, которая действовала быстро и уверенно, похоже, пока удалось избежать худшего сценария».

Также, авторы исследования говорят не только о значительных негативных последствиях карантина для экономики, но и ставят под сомнение то, насколько странам, которые вводили слабые ограничения, удалось сократить объемы экономических потерь (включая интегрированность и торговую ориентированность европейских стран).

Автор поста использует ссылки на исследования как подтверждение собственной правоты о неэффективности карантина и его разрушительных последствиях для экономики, но игнорирует выводы, которые не согласуются с его позицией, и неправильно трактует его основные результаты.

Тезис 4. «Профессор эпидемиологии Сунетра Гупта из Оксфордского университет сказала: Мы добились бы большего успеха в области эпидемиологической защиты населения, если бы не вводили карантин».

Автор поста манипулирует словами профессора, вырывая их из контекста. Сунетра Гупта в своем интервью говорит: «Я думаю, что существует шанс, что мы могли бы достичь лучшего результата, не делая вообще ничего, или по крайней мере, делая что-то другое, например, направить усилия на защиту уязвимых групп, подумать о защите уязвимых групп 30 или 40 лет назад, когда мы начали сокращать количество больничных коек. Корень этого идет далеко-далеко назад». Также она указывает, что есть значительная вероятность, что если бы мы вернулись к «нормальному состоянию — открыли пабы, ночные клубы, фестивали — то все было бы хорошо», но признает, что это трудно доказать из-за отсутствия доказательств.

То есть, Сунетра Гупта действительно предполагает в своих словах, что карантин могли быть слишком жесткими, впрочем, она говорит и рассуждает вероятностно, а также указывает, когда ее предположения не подкреплены доказательствами. В то время, как автор поста манипулирует, вырывая слова из контекста и подавая их в форме утверждений, а не вероятностных предположений.

Тезис 5. «Доктор медицины Николай Филатов из Института вакцин и сывороток им. Мечникова сказал, что карантин является бесполезной мерой, а Covid19 – самой обычной инфекцией. В Москве ежегодно болеют гриппом около 3 млн, летальных исходов больше, чем от коронавируса, но мы никогда не говорили, что грипп – катастрофа, и не запирали людей. Пройдет естественная иммунизация населения, и всё закончится».

На самом деле, COVID-19 опаснее обычного гриппа из-за его быстрого распространения. Показатель R0, который указывает, насколько заразным является вирус, заметно выше для нового коронавируса, чем для гриппа: 1,4-5,7 против 1,3 соответственно.

Поэтому, сравнивать менее заразный вирус, от которого существует вакцина и эффективные средства лечения с более заразным вирусом, от которого таких средств пока не существует, некорректно. Без вакцины и эффективных средств лечения, вирус может распространяться массово и неконтролируемо, превращая даже незначительный процент летальности на большое количество жертв. Именно невозможность сдержать распространение пандемии медицинскими средствами заставляет страны применять административные ограничения. Карантинные мероприятия вводятся для снижения темпов распространения болезни, чтобы сгладить так называемую эпидемиологическую кривую и избежать чрезмерных жертв перегрузки системы здравоохранения в случае неконтролируемого распространения вируса.

Тезис 6. «Директор Института здравоохранения Норвегии Камилла Столтенберг заявила о бесполезности карантина: “После ознакомления с фактической статистикой распространения вируса до и после введения карантина, мы пришли к выводу, что карантина можно и нужно было избежать, ограничившись более сфокусированными мерами”».

Камила Столтенберг действительно заявляла, что без жестких ограничительных мер можно было бы иметь такое же количество больных COVID-19. Впрочем она отметила, что решение об ограничительных мерах принимали на основе имеющихся тогда данных и это не значит, что Норвежский институт общественного здоровья не поддерживает рекомендаций, которые давал в связи с эпидемией. В случае второй волны эпидемии Столтенберг считает резонным воплощать меры инфекционного контроля, а это социальное дистанцирование, мытье рук, использование личных средств защиты и тому подобное.

Манипулятивно говорить о заявлении Столтенберг, не указав, что она не считает решение неправильным. К тому времени данные указывали на необходимость карантина, а решения принимались в условиях значительной неопределенности и ограниченной информации о новом вирусе.

Тезис 7. «Исследование учёных Университета Восточной Англии показало, что жёсткий карантин, введённый во многих странах, почти не принёс никакой пользы, зато уничтожил экономику. Учёные рекомендуют ограничивать только массовые скопления людей и впредь избегать карантинов».

Такое нерецензированное исследование действительно есть, но вопрос не в этом. Когда большинство государств вводили карантин, никаких данных, на основе которых можно было бы рассчитать эффективность того или иного ограничения, не было.

В условиях ограниченной информации о новом коронавирусе, правительства выбирали между карантинными ограничениями для спасения жизней с одной стороны и снятием или отсутствием карантинных ограничений для работы экономики с другой. Сейчас, когда ученые и правительства стран получили больше информации о распространении вируса и эффективности тех или иных мер, а также увеличили ресурсы и способность противостоять пандемии, их модели и способы реагирования меняются от всеобъемлющим к более конкретным или комбинированным.

О том, что карантин помогают сохранять жизни, мы писали выше в Тезисе 1.

Тезис 8. «Профессор математики Ицхак Бен Исраэль из Тель-Авивского университета исследовал динамику распространения вируса в США, Британии, Швеции, Италии, Израиле, Швейцарии, Франции, Германии и Испании. Цифры показали, что независимо от того, была ли страна помещена в карантин или жила обычной жизнью, коронавирус достигал пика к шестой неделе и затихал к восьмой. Профессор заключает: карантин и блокировка экономики не оправданы и должны быть заменены на умеренное социальное дистанцирование. Ежегодно в Израиле от гриппа и его осложнений умирают около 4500 человек, но мы никогда не объявляли карантин. (Справка: в 2020 жертвами Covid19 в Израиле стали 300 человек, из них 28 умерли от Covid19, остальные от хронических болезней, имея положительный тест)»

Ицхак Бен Израиль еще в апреле сделал заявление о том, что новый коронавирус следует похожим тенденциям: достигает пика на шестой неделе распространения и стремительно идет на спад на восьмом. Впрочем, его выводы не подтверждаются текущими данными и имеют серьезные недостатки.

  • Во-первых, они касаются только девяти стран. Если вирус распространяется в большинстве (свыше 100) стран мира, то вероятность, что в некоторых из них он будет иметь схожую динамику, достаточно высока.
  • Во-вторых, страны, которые рассматривает Ицхак Бен Израиль, значительно отличаются. Это означает, что динамика распространения вируса в разных странах могла зависеть от многих факторов (таких как сила введенных ограничений, структура и уровень мобильности населения, объемы ресурсов системы здравоохранения и т.п.), поэтому похожая динамика, на которую указывает автор, может быть сформирована очень разными условиями в каждой отдельной стране и совпадать только потому, что была подобрана небольшая группа стран, в которых подобные тенденции наблюдались.
  • В-третьих, по состоянию на седьмой месяц пандемии, тенденция распространения нового коронавируса в мире в целом все еще имела восходящий характер и та динамика, о которой говорит автор, не наблюдается на практике.

Тезис 9. «Представитель ВОЗ Мария Ван Керхов заявила, что правительства должны были ограничиться изоляцией инфицированных людей с симптомами. То есть, что карантин, разрушенная экономика, уничтоженные семьи, бизнесы и жизни – всё это было лишним».

Нет, такого Мария Ван Керхове, технический руководитель ВОЗ по реагированию на COVID-19, не заявляла.

Ситуация, которая подтолкнула к манипуляциям, была следующей. На одном из брифингов Мария Ван Керхове обмолвилась, что инфицирование от бессимптомного человека является редким явлением. Впрочем, на следующий день уточнила, что говорила о том, что исследования инфицирования от бессимптомных является редким явлением. Эту ситуацию VoxCheck разбирал раньше.

Кстати, ссылка, которую приводит автор поста, говорит о недопонимании насчет «редкого явления» инфицирования, но отнюдь не о необходимых действиях правительств, разрушении экономики, уничтожении семьи, бизнесе и жизни.

Тезис 10. «ВОЗ высоко оценила Швецию, население которой теперь имеет более высокий иммунитет в сравнении со странами, которые ввели карантин. Страны, которые не ввели карантин (Япония, Юж Корея, Швеция, Белоруссия, Туркмения) не испытали на себе негативного развития событий, связанных с каратнином».

В первоисточнике ссылок, на которые ссылается автор публикации, нет упоминаний о том, что население Швеции (Японии, Южной Кореи, Белоруссии, Туркменистана) имеет более высокий иммунитет по сравнению с любой другой страной. Первоисточник — издание New York Post — цитирует комментарий представителя ВОЗ по поводу шведского подхода борьбы с новым коронавирусом и вообще не говорят о наличии иммунитета к этому вирусу.

Кстати, независимые фактчекеры неоднократно проявляли манипулятивные или ложные публикации на сайте New York Post. Ресурс Media Bias / Fact Check (им пользуются независимые фактчекеры сети IFCN) оценивает продукты сайта как такие, что иногда не соответствуют фактологическим стандартам.

О том, что карантинные ограничения действенные, мы комментировали в Тезисе 1.

Япония, Южная Корея, Швеция, Беларусь, Туркменистан действительно не вводили жестких ограничений в связи с COVID-19, как это было в большинстве стран Европы. Впрочем, ситуация в этих странах очень разная.

Говорить, что Япония, Южная Корея и Швеция не предпринимали никаких мер нельзя. Япония, например, внедрила рекомендации избегать закрытых помещений, толпы, а также близкого взаимодействия с другими людьми. Подход Южной Кореи для предупреждения «вспышек» — быстрое выявление, отслеживание контактов инфицированных и массовое тестирование. Швеция рекомендовала по возможности перевести людей на дистанционную работу и учебу, а также следовать правилам социального дистанцирования. О подходе Швеции мы писали ранее.

Беларусь и Туркменистан — примеры стран, где власть игнорирует пандемию, причем в Туркменистане игнорирует максимально: «нового коронавируса в стране нет», хотя журналисты и правозащитники отмечают сокрытие информации. О COVID-19 в Беларуси и сомнительности статистики по этой стране мы писали ранее.

По прогнозу МВФ во всех указанных странах, кроме Туркменистана, который скрывает информацию о COVID-19, предполагается спад экономики в 2020 году. Именно спад экономики мы воспринимаем как «негативное развитие событий».

VoxUkraine — уникальный контент, который стоит прочесть. Подписывайтесь на нашу e-mail рассылку, читайте нас в Facebook и Twitter, смотрите актуальные видео на YouTube.

Мы верим, что у слов есть сила, а идеи имеют определяющее влияние. VoxUkraine объединяет лучших экономистов и помогает им донести идеи до десятков тысяч соотечественников. Контент VoxUkraine бесплатный (и всегда будет бесплатным), мы не продаем рекламу, не занимаемся лоббизмом. Чтобы проводить больше исследований, создавать новые влиятельные проекты и публиковать много качественных статей нам нужны умные люди и деньги. Люди есть! Поддержать VoxUkraine. Вместе мы сделаем больше.


Sorry, Comments are closed!

Внимание

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны