Минск-2 – просто очередная форма российской агрессии

Поспешно подписанное мирное соглашение Минск-2, сконструированное Германией и Францей под давлением России, которое поставило Украину в почти тупиковую ситуацию, неприемлемо.

Автор:

Недавние столкновения в Киеве под ВР, связанные с протестами против предоставления некоего «особого статуса» части Донбасса, оккупированной сепаратистами, безусловно, неприемлемы. Но точно в такой же степени неприемлемо и поспешно подписанное мирное соглашение Минск-2, сконструированное Германией и Францей под давлением России, которое поставило Украину в почти тупиковую ситуацию.

Страны могут преследовать разнообразные интересы – политические, экономические или интересы безопасности. Но набор прав государств был и остается единым: это право существовать, право не быть атакованным, связанное с ними право на равное отношение, как к любому другому государству, независимо от размера, силы или влиятельности. Такие права закреплены во всех официальных договорах, которые были приняты странами Европы в послевоенный период, и каждый такой договор был подписан Германией, Францией и предшественником России — Советским Союзом.

Таким образом, преамбула к основополагающему документу — Уставу Организации Объединенных Наций 1945 года, также подписанному Украиной, — очень четко подтверждает «равные права» для «больших и малых наций». Стороны, подписавшие Хельсинкский заключительный акт 1975 года, обязались «уважать суверенное равенство друг друга…, также как и все права, присущие суверенитету и охватываемые им, в число которых входит, в частности, право каждого государства на юридическое равенство, на территориальную целостность…» Парижская хартия для новой Европы 1990 года предусматривает «равную безопасность для всех наших стран». Этот принцип равноправия народов является моральным фундаментом всего послевоенного порядка, того порядка, который был построен на руинах Второй мировой войны с ее фантазиями об ubermenschen and untermenschen (высшей и низшей расе).

Более того, это вопрос здравого смысла, также нашедшего свое место в правовых принципах, — лицо, совершившее насильственные действия, базируясь на результатах этих действий, не может добиваться уступок от жертвы этих действий. И все же именно на такие уступки Германия и Франция заставили пойти Украину, жертву сложившейся ситуации.

У так называемых сепаратистов Донбасса никогда не было никаких легитимных оснований для их сепаратизма — легитимных с точки зрения здравого смысла. Когда еще можно было проводить опросы общественного мнения, многие из проведенных опросов показали, что большинство населения Луганской и Донецкой областей желало и дальше оставаться частью Украины. Никаким образом действия новой украинской центральной власти не повлияли на такое решение жителей этих двух областей. Нет сомнений, что сепаратизм был сконструирован и инспирирован Россией. Тот факт, что некоторые местные жители принимали участие в восстании, не является существенным доказательством.

Кроме того, несмотря на то, что общее предложение о децентрализации не раз оговаривалось и планировалось Украиной в течение года, надуманные и двусмысленные требования особой децентрализации для частей Луганской и Донецкой областей в соглашении Минск-2 являются искаженными в свете двух фактов. Во-первых, именно жители Луганска и Донецка отдали множество голосов за предыдущий украинский режим Виктора Януковича, именно тот, который централизовал Украину как никогда ранее. Во-вторых, именно путинская Россия, спонсор сепаратистов, после 1991 года свела на нет все предпринимаемые усилия по децентрализации и сейчас власть там абсолютно централизована.

Так почему же Германия и Франция в Минске пошли на уступки России относительно Украины, нарушили основополагающий моральный и юридический принцип всех послевоенных договоров, который утверждает, что слабые государства имеют такие же права, как и сильные страны, а интересы сильного не превосходят прав слабого государства, и фактически вознаградили страну, совершившую насильственные действия? Спонтанный характер организованных переговоров — несколько неожиданное участие Франции и загадочное исключение Польши и/или Швеции, двух стран, возглавляющих политику Европейского Союза в Восточной Европе, — свидетельствует либо о полной неподготовленности процесса, несмотря на недавнюю оккупацию Крыма Россией, либо же о том, что из памяти Европы совершенно стерлись те принципы, на которых были построены десятилетия беспрецедентного мира и процветания.

Куда двигаться Европе с этой точки?

Если дополнительные раунды переговоров состоятся, в них, по нескольким причинам, должна принимать участие Польша. В дополнение к своей ведущей роли в осуществлении политики ЕС в Украине, Польша еще и соседнее государство, которое может непосредственно пострадать от возобновления боевых действий в Украине, поскольку оно, скорее всего, спровоцирует новые потоки мигрантов.

Вдобавок, конечно же, Польша может напрямую пострадать от российской агрессии по восточному флангу НАТО. С точки зрения обсуждений, концептуализации и разработки стратегий для разрешения ситуации, сложившейся вокруг Украины, Европа должна прекратить делать вид, что происходящее не имеет ничего общего с российской агрессией. Европейские страны должны, наконец, начать тратить деньги, которые они еще не потратили на поддержание своих вооруженных сил. А Германии стоит пересмотреть свое негативное отношение к предоставлению Украине смертоносного оборонительного оружия с Запада.

Статья первоначально была опубликована в  The Huffington Post Blog


Внимание

Автор не является сотрудником,  не консультирует, не обладает акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.