Лекция Тимофея Милованова: Мировое Образование на Пороге Революции

Тимофей Милованов рассказал, что происходит с западной системой образования, чем хороший вуз отличается от плохого и на кого учиться сейчас, чтобы не искать работу через 20 лет

Автор:

Самая большая проблема Украины — 23 года спустя здесь по-прежнему у людей нет понимания, зачем нужно образование, как монетизировать его в хорошую, качественную жизнь. Сейчас мы видим огромное количество умных людей, которые выпускаются из ведущих украинских университетов и не хотят продолжать учиться по двум причинам: либо у них нет возможности, либо нет понимания зачем. Им нужна зарплата в $500 прямо сейчас, и они не готовы потратить еще год или два, чтобы получить лучшее образование.

29 октября в FEDORIV Hub профессор экономики Питтсбургского университета и сооснователь VoxUkraine Тимофей Милованов провел лекцию «Будущее образования». Милованов рассказал, что происходит с западной системой образования, чем хороший вуз отличается от плохого, на кого учиться сейчас, чтобы не искать работу через 20 лет, и как украинским университетам составить конкуренцию лучшим западным вузам.

Лекция прошла в свободном формате без презентации, с яркими примерами и интересными вопросами.

Основная проблема: зачем учиться?

В Вашингтоне большинство людей, принимающих влиятельные государственные решения, — выпускники определенной группы учебных заведений. В первую очередь это университеты Лиги плюща (Йель, Гарвардский, Колумбийский и еще пять вузов. —Ред.). Встречаются выпускники и нескольких других вузов, но градация очень жесткая: если вы хотите работать во влиятельном государственном органе, вам надо учиться в одном из 10-20 топовых университетов.

В 1990-х годах я работал в Киеве в инвестбанке, у меня была хорошая по украинским меркам зарплата. Тогда я не очень хорошо понимал, зачем пошел учиться в программе ERC (тогда Киево-Могилянская академия, сейчас — Киевская школа экономики), где стипендия в 15 раз меньше.

Я не мог найти ответ, зачем мне сидеть на парах и изучать скучные вещи, что мне это принесет. Сегодня я знаю, какова основная цель правильного образования: приближать вас к высокой степени свободы в жизни.

Сейчас я — профессор Питтсбургского университета, у меня высокая зарплата, которая гарантирована на 25 лет вперед. У меня есть сбережения в ценных бумагах, я смогу жить на них на пенсии. Я не завишу от пенсионных фондов государства или от грантов. Это дает мне свободу — интеллектуальную и физическую. Для того чтобы прийти к такому положению вещей, мне надо было кропотливо и тяжело работать. Когда я жил в Украине, я этого не видел и не понимал, куда и зачем мне двигаться.

Самая большая проблема Украины — 23 года спустя здесь по-прежнему у людей нет понимания, зачем нужно образование, как монетизировать его в хорошую, качественную жизнь. Сейчас мы видим огромное количество умных людей, которые выпускаются из ведущих украинских университетов и не хотят продолжать учиться по двум причинам: либо у них нет возможности, либо нет понимания зачем. Им нужна зарплата в $500 прямо сейчас, и они не готовы потратить еще год или два, чтобы получить лучшее образование. Надо понимать, что $500 — это вообще ничто с точки зрения вашего математического ожидания дохода, если вы получите качественное образование. У вас будет та степень свободы, когда вы не будете считать деньги на своем счету. Такую ситуацию экономисты называют market failure.

Объясню на примере. Представим, что у меня есть б/у машина, на которой я езжу 10 лет и хочу ее продать. Возможно, я относился к ней хорошо, ставил в гараж, заботился, ни разу не попадал в ДТП. Другой вариант — я молодой парень и убил свою машину за несколько лет, гоняя на большой скорости, несколько раз попав в аварии, которые я не регистрировал в истории. Вычистив ее, я тоже еду на рынок. Теперь посмотрим со стороны покупателя. Я покупаю вычищенную красивую машину, но я точно не могу знать, либо она на самом деле убитая и у меня будет с ней много проблем, либо она хорошая. За машину в хорошем состоянии покупатель готов заплатить $10 000, а за убитую — $1 000. Соответственно, средняя цена, которую я готов заплатить, — $5 500 или меньше, если не люблю риск. С позиции продавца первой машины: готов ли я продать свою машину, которую лелеял столько лет, за $5 500? Нет. Поэтому я не выставлю ее на рынок. Соответственно, рынок наполняется убитыми б/у машинами по средней цене. Покупатели это знают и не покупают машины.

Вот это и происходит с образованием в Украине. Качество его плохое, как и зарплата после выпуска. Умные люди, которые готовы инвестировать в качественное концептуальное образование, не имеют возможности его получить в Украине и уходят в бизнес. Это происходит на уровне всей страны. Люди, которые должны учиться и инвестировать в себя, идут работать. Это огромные потери для общества и всех нас.

Каким образом такая ситуация может измениться, сложно сказать. Страна сейчас находится в постреволюционном периоде, когда ее может повернуть в любую сторону. Реформы идут медленно, перспективы неясны, но варианты есть.

Глобализация и конкуренция за мозги

Сейчас нам помогает глобализация. Многие отправляют детей учиться в Польшу, это стоит соизмеримые деньги с украинским образованием, но там оно лучше и «честнее». Другие получают образование в Германии или США, что стоит дороже, но значительно более маркетируемо: это образование более продаваемое. Если человек получит американское образование, ему гарантирована зарплата минимум в $50 000 в год на всю жизнь.

Сегодня важно понять, что конкуренция за мозги становится международной. Настоящая конкуренция для лучших состоит сегодня в том, что вас попытаются забрать в ведущие университеты мира. Приезжая в Украину, я всегда пытаюсь найти потенциальных людей, хочу забрать хороших студентов в Питтсбург. В этом году мы взяли двух человек и очень этому рады. Да, это называется утечкой мозгов, но конкретно для этих людей это правильный путь развития.

Я надеюсь, со временем станет понятно, что инвестировать в себя — самое главное, что каждый может сделать сегодня. Если через 20-30 лет Украина станет членом Европейского союза, мы сможем сесть в самолет и отправиться искать работу в любую страну Европы. Тогда ценность образования будет повышаться еще быстрее. Если со временем финансовые рынки будут глобализированы, а технологии поддержат нас со своей стороны, любую задумку можно будет реализовать.

Уже сегодня тысячи людей отправляют на Kickstater свои идеи и поднимают деньги. Если подобные механизмы финанансирования станут еще более доступными, в том числе и в нашем обществе, ценность образования повысится. Я сейчас говорю о качественном образовании, которое учит творческому подходу к жизни.

Мы находимся на рынке, в котором ценность образования будет возрастать постоянно, конвертировать его в успех, карьеру, финансовые показатели будет все легче и легче. Конкуренция будет возрастать, и вы не выдержите ее, если не будете инвестировать в себя сейчас.

12242222_908282572552365_262833722_n

Чему учит образование?

Наше привычное образование, к сожалению, очень часто — это задачи вроде выучить книжку или понравиться преподавателю. Вы должны знать какой-то контент и его правильно рассказать, написать статью, проект, чтобы в итоге получить свои баллы. Но все это — рутинная работа, которая завтра будет автоматизирована. К примеру, я ничего не помню из математических теорем, я всегда их подсматриваю, зная, где искать. Сегодня можно даже аутсорсить доказательство теорем, я — ученый и для меня важнее сформулировать теорему, которую потенциально можно доказать, чем собственно ее доказать. Другими словами, ценность образованности — это умение и навык формулировать неструктурированные задачи и то, что нельзя формализовать в структурированные. Как только вы структурировали задание — компьютерная программа, которую напишут индийские программисты, сможет ее решить.

Представьте, как изменился мир за последние 20 лет и что нас ждет в будущем. Я приведу пример, который меня шокирует. У меня есть знакомый в Питтсбургском университете медицины. Они борются с раком головного мозга. Этот вид рака нельзя удалить или провести химиотерапию. Как они хотят его лечить? Они вытягивают из головы раковую клетку, потом берут иммунную клетку и неделю тренируют ее, ускоряя мутацию, чтобы она начала распознавать и атаковать раковые. После этого они тренируют иммунные клетки передавать свои мутации другим. Такую вакцину закачивают обратно человеку в мозг. Сегодня такая процедура стоит $15 000.

Такие чудеса происходят уже сейчас, что говорить о будущем. Вопросы творчества и навыков, которые помогают распознать новые вещи и двинуться вперед, становится более важными, чем знания. Для меня как для ученого и преподавателя единственная ценность — человек с новыми идеями. Но умение производить новые идеи не рождается на пустом месте, обычно это не следствие врожденной гениальности. Для рядового человека это процесс совершения множества ошибок и со временем выработки чувства того, что может начать работать, а что точно не будет.

Образование может быть двигателем экономического роста и возрождения деперессивных регионов. И Питтсбург — отличный пример.

В 1960-1970-х годах это был полуразрушенный промышленный городишко с дешевой рабочей силой, похожий на восточный регион Украины. В 1960-х годах произошел перелом — промышленность стала переносить производство в развивающиеся рынки и все металлургические заводы города закрылась. Питтсбург смог возродиться только за счет университетов. Сегодня основные индустрии Питсбурга — медицина и робототехника. Сейчас там есть офисы Googlе, Ebay, Amazon, Facebook. Вместо сталелитейных заводов стоят новые здания, в которых сидят самые умные люди. Откуда пришли эти люди? Правильно, из университетов Питтсбурга. К слову, в США в этой сфере тоже есть проблемы.

К примеру, в прошлом году Uber решил, что будет, как и Google, строить автомобиль, который умеет сам ездить. Они открыли в Питтсбурге R&D, что вылилось в грандиозный скандал. Потому что они купили 40 лучших профессоров факультета робототехники университета Карнеги-Меллон — по сути, забрали всех хороших специалистов. Остались только те, которые не имеют ценности, остальные ушли в Uber работать на огромные зарплаты.

Это примеры того, что в университетах есть профессора, которые имеют знания, способные развивать рынки. Кроме того, есть аспиранты, которые учатся эти знания применять в конкретных прикладных вещах, и есть студенты, которые учатся кодировать, запускать дроны и другим реальным вещам. На каждом шагу в Питтсбурге — новый стартап, основанный выпускником университета. Хорошее учебное заведение использует возможности. Люди с предпринимательским мышлением могут превратить университеты в новые хабы для тренировки интеллектуальной рабочей силы. Кто сможет поймать такую тенденцию — тот выиграет, за этим будет интересно наблюдать.

Конкурентность украинского образования

Сегодня в Украине огромное количество людей с хорошим образованием, но единицы из них владеют маркетируемыми навыками. Сейчас есть спрос на новые способности, и в Украине в том числе.

Для Украины очень важно, чтобы университеты стали финансово независимыми. К примеру, Пенсильванскому государственному университету несколько богатых американцев подарили кусок земли, дешевый, но большой. Университет договорился с агрохолдингами об аренде части земли и за эти деньги построил новые здания. В Украине есть возможность дать творческим людям шанс решить, как использовать подобный ресурс. Еще существует «модель endowment», когда богатый человек передает университету большую сумму денег, эти деньги вкладываются в инвестфонды и приносят 4-4,5% годовых, на эти деньги университет и живет. Так работает финансирование Гарварда и Йеля. Питтсбургский университет смешанного финансирования. 44% финансирования поступает от оплаты студентами, 20% — от государства, остаток — на грантах и alumni (выпускники дают деньги).

Как мы определим, что украинская система образования становится конкурентоспособной? Очень просто. Когда я начну переживать, что Питтсбургский университет не может нанять специалиста, потому что Киевский университет сделал ему предложение. Когда наш деканат будет воспринимать офферы из Украины серьезно. На сегодня, к сожалению, ситуация обратная: если у человека есть предложение из Украины, то он не нужен Питтсбургскому университету.

52665a

Новый подход к образованию

Подход к образованию меняется не только на уровне университета, но и на уровне каждого человека. Десять лет назад я закончил докторскую и первые пять лет боялся, что мои знания устареют и я не выдержу конкуренцию с новыми специалистами. Сегодня такого страха нет: рынки быстро развиваются, постоянно требуются новые навыки, которые вчера еще были не нужны. Сейчас есть работа всем, и она интересная. Нет необходимости изучать вопрос 20 лет. В новой области много горизонтов, и ты в ней первооткрыватель. Когда-то я думал так: учился 10-15 лет, получал навыки, теперь строю карьеру и боюсь, что новое поколение меня опередит. На самом деле сейчас происходит иначе: надо учиться постоянно, приобретая новые навыки, и победить тебя могут не новые люди, а специалисты, которые легче адаптируются. При этом возможности и рынки есть всегда, и, подхватывая их, легко двигаться вперед.

Образование стоит на пороге больших перемен. За сотни лет принципы образования почти не менялись: университет- профессор-студент. Возможно, сейчас изменятся.

Благодаря новым технологиям принципиально изменились методы коммуникации и ведения дел в бизнесе, а образование осталось на старом этапе. Даже в США используют классический подход: я выхожу и читаю лекцию, а студенты делают домашнее задание и сдают экзамены. Технология повлияла на образование минимально: есть проекторы, слайды и интернет, но принципиальный подход к методам образования не изменился. В бизнесе технологии повлияли на появление глобальной системы аутсорса, быстрое взаимодействие с огромным количеством людей, более мелкие операции. А в образовании переломный момент еще впереди.

Нас ждет революция в учебе в ближайшем будущем. Какую форму она примет — пока сложно сказать. Мы видим, что люди от 15 до 30, те, кто должны учиться, сейчас зависят от смартфонов, не могут сконцентрироваться на теме более 30 секунд. С этим можно бороться, запрещать интернет в университетах, но это бесполезно. Вместо того чтобы противодействовать реальности, нужно попробовать подстроиться. Как я учусь? Я не прохожу полные курсы лекций, но постоянно нарабатываю новые навыки, конструируя свое образование, подбирая отдельные самодостаточные лекции или статьи. Образование становится постоянным и «лоскутным».

Интересно, как трансформируются университеты под такое состояние вещей. Мне кажется, что лекции станут интерактивными и разговорными и будут проходить в формате диалога. При этом через 20-30 лет мы, скорее всего, будем учиться на мобильных приложениях, доступ к образованию станет легче, а учеба — интереснее. Нас ждет захватывающее и интересное время постоянного развития в новом формате.

Во время ответов на вопросы из зала Тимофей Милованов подытожил лекцию практическим советом: сейчас важно не ждать, пока в Украине реформируют систему образования, а брать и учиться, формируя свое будущее и четко понимая ценность инвестиций в себя и развитие на протяжении всей жизни.

Здесь можно посмотреть полную видеозапись лекции

Впервые материал опубликован на сайте «Ліга.Бизнес»


Внимание

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны