Украина в тени: можем ли мы позволить себе (не)официальные зарплаты

Украинские работники считаются высокообразованными и умелыми, предприимчивыми, трудолюбивыми и способными работать на нескольких работах в одно и то же время

Автор:

Украинские работники считаются высокообразованными и умелыми, предприимчивыми, трудолюбивыми и способными работать на нескольких работах в одно и то же время. Тем не менее, за рубежом Украину воспринимают как бедную страну, непривлекательную для работников из развитых стран. Это эссе обсуждает, может ли неофициальное трудоустройство быть причиной этого.

Размер зароботной платы украинцев становится ощутимым, когда мы едем за границу и (пытаемся) позволить себе кофе, ужин в ресторане и абонемент в спортзал. Конверсия нашей валюты в евро и доллары во Франции или США, скорее всего, была бы незаметной, если бы соотношение было по крайней мере вдвое больше. Например, если мы платим, допустим, 20 грн за эспрессо в обычном киевском кафе и 3 евро за тот же эспрессо в Париже (что равно 90 грн или четырем украинским эспрессо), есть над чем подумать: зарабатываем ли мы достаточно в Украине для того, чтобы быть способным платить по счетах за границей? И в чем причина этой разницы?

Международная организация труда (МОП) сравнивает зарплаты в разных странах по паритету покупательной способности (ППС) и указывает, что средняя зарплата в развитых странах в 2014-2015 гг. была на уровне $(ППС)3000, а в развивающихся экономиках (к которым принадлежит Украина) — $(ППС)1000, в то время как средний показатель в мире равнялся $(ППС)1600 (МОП, 2014). Таким образом, украинцы зарабатывают по крайней мере в три раза меньше, чем французы или немцы.

Размер средней зарплаты в развивающихся экономиках медленно приближается к уровню средней зарплаты в развитых экономиках. Во время этого переходного периода в развивающихся экономиках зарплаты действуют как ключевой компонент стратегии снижения бедности и неравенства. В то же время в Украине фиксируется один из самых высоких темпов роста реальной зарплаты среди переходных экономик — 14,4% в 2012 и 8,2% в 2013 (МОП, 2014), хотя в 2014 и 2015 реальная зарплата снизилась на 6,5% и 20,2% соответственно (ГССУ, 2016). Индекс Джини измеряет степень отклонения распределения доходов (или расходов) людей или домохозяйств от идеально ровного распределения. Индекс Джини в Украине равняется 24,6. То есть в Украине распределение доходов между бедными и богатыми не является неравным (Всемирный банк, 2013), что можно частично объяснить недекларированием доходов более богатыми лицами.

Поэтому в конце тоннеля виден свет, но это не так очевидно, поскольку стабильно большое число украинцев решает эмигрировать. Украина занимает седьмое место среди стран, с которых больше всего эмигрируют. 5,5 млн международных мигрантов родом с Украины (Migration Policy Institute, 2013). Очень разочаровывает то, что украинский эмигрант обычно молодой (менее 30 лет), с высшим образованием, неженат или разведен (Международная организация миграции, 2011). Есть основания утверждать, что эти молодые и образованные украинцы, которые могли бы сделать значительный взнос в развитие нашей страны, эмигрируют для того, чтобы зарабатывать больше (поскольку именно связанные с работой причины доминируют среди причин эмиграции, согласно исследованию Всемирного банка Ukrainian Longitudinal Monitoring Survey (ULMS) за 2007 год). И действительно, их доходы за рубежом намного превышают зарплаты в украинской экономике (Кириленко, 2011).

Возможно, имеет значение не то, сколько мы зарабатываем, а насколько мы довольны своей жизнью? Однако восприятие удовлетворения жизнью в Украине одно из самых низких среди переходных стран. Его показатель равнялся 3,85 в 2006 году (где 1 — самый низкий, а 10 – самый высокий показатель) и 3,62 в 2010 году (согласно с опросом Life in Transition, EBRD). Как в 2006, так и в 2010 годах Украина была внизу списка из 25 стран. Это кщк раз подтверждает то, что украинцы очень недовольны уровнем зарплат в стране.

Когда идет речь о получении работы, если рынок труда еще не достаточно развит, имеют значение барьеры для входа/выхода и стоимость регистрации. Поэтому неофициальное трудоустройство является значительным, если не наибольшим вызовом для Украины. Неофициальное трудоустройство людей в возрасте от 15 до 70 лет в нашей стране выросло от 14,8% до 22,3% (4,7 млн лиц) за 2000-2007 гг. Доля неофициально работающих частных предпринимателей («физических лиц») в 2014 году поражает и равняется 72,7% от самозанятых, а доля неофициально трудоустроенных наемных работников равнялась 16,1% (ГССУ, 2015). Интересно то, что присутствие неформальной занятости на украинском рынке труда уменьшается с ростом полученного уровня образования как мужчин, так и женщин (ETF, 2009).

Если мы считаем участников рынка умными и эффективными в принятии решений, мы должны обратиться к теории человеческого капитала (human capital theory), которая рассматривают рабочую силу как «конгломерацию не похожих между собой индивидуумов, которые отличаются по уровню производительности» (Mincer, 1974). В этом значении, инвестиции в человеческий капитал должны служить основным фактором изменения распределения доходов. И те профессии, которые требуют более тщательной подготовки, будут получать лучшую оплату труда (Teixeira, 2006).

С целью проанализировать доходы украинцев были использованы данные опроса Ukrainian Longitudinal Monitoring Survey (ULMS), которое является статистически репрезентативным населению Украины трудоспособного возраста. Было определено пять категорий населения за трудоустройством: занятые в формальном секторе, занятые в неформальном секторе, самозанятые в формальном секторе, самозанятые в неформальном секторе, безработные. Анализ статистических данных показал, что доход значительно отличается между этими пятью категориями, что подтверждает неравенство вознаграждения за труд. Наивысшим является показатель самозанятых в формальном секторе (1733 грн), дальше — самозанятые в неформальном секторе (989 грн), занятые в формальном секторе (916 грн) и ниже всего — занятые в неформальном секторе (798 грн). В 2007 году минимальная зарплата в среднем равнялась 440 грн. Доходы является неровно распределенными также внутри каждой из категорий. Наибольшая дисперсия доходов фиксируется среди самозанятых в формальном секторе с медианным значением 1000 грн и стандартным отклонением 2341 грн, которое вдвое превышает величину дохода. Самой низкой дисперсия доходов является среди занятых в формальном секторе.

Работниками с наивысшим образовательным уровнем являются самозанятые в формальном секторе или занятые в формальном секторе (14 и 13 лет образования соответственно). Интересно то, что образовательный уровень безработных не ниже, чем у представителей неформального рынка труда.

Это эссе представило короткий анализ рынка труда Украины в разрезе вопроса официальное и неофициального трудоустройства. Мы показали, что в Украине уровень вознаграждения в этих сегментах существенно отличается. Таким образом, скорее всего, не важно то, насколько вы талантливы, трудолюбивы и амбициозны, пока рынок труда развит недостаточно для того, чтобы предложить более сопоставимые зарплаты для формальных и неформальных рабочих, а также более высокие зарплаты, для того, чтобы быть конкурентоспособнее, когда мы пересекаем границу.

Источники

[1] European Training Foundation. (2009) ENPI 08-14 Black Sea Labour Market Reviews. Ukraine Country Report. Retrieved from http://www.etf.europa.eu/pubmgmt.nsf/(getAttachment)/0305917BB9684A9FC125755F00460682/$File/NOTE7PBGXZ.pdf

[2] International Labour Organization. (2014) Global Wage Report 2014 / 15 Wages and Income Inequality. Gene: International Labour Organization.

[3] Migration Policy Institute. (2013) International Migration Statistics. Retrieved from http://www.migrationpolicy.org/programs/data-hub/international-migration-statistics

[4] Mincer, J. (1974) Schooling, Experience, and Earnings. National Bureau of Economic Research, 167. Retrieved from http://papers.nber.org/books/minc74-1

[5] Teixeira, P. (2006). Jacob Mincer and the Centrality of Human Capital for Contemporary Labour Economics, 1–17. Retrieved from http://economix.fr/pdf/colloques/2007_HISRECO/5_Teixeira.pdf

[6] World Bank. (2013). GINI Index Statistics. Retrieved from http://data.worldbank.org/indicator/SI.POV.GINI

[7] Державна служба статистики України. (2016). Демографічна та соціальна статистика. Retrieved from http://www.ukrstat.gov.ua/operativ/menu/menu_u/zp.htm

[8] Державна служба статистики України. (2015). Економічна активність населення України 2014. Retrieved from http://www.ukrstat.gov.ua/druk/publicat/kat_u/publ11_u.htm

[9] Кириленко, О. П. (2011). Фінансові важелі подолання бідності в Україні: Монографія. Тернопіль: Тернопільський національний економічний університет. Переглянути можна тут

[10] Міжнародна організація міграції (МОМ). (2011). Міграція в Україні. Факти і цифри. Київ. Retrieved from http://iom.org.ua/pdf/Facts&Figures_b5_ua_f.pdf

Статья получила главный приз конкурса MindSketch в марте

 


Внимание

Автор не является сотрудником,  не консультирует, не обладает акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.