Может ли Украина повторить путь азиатских тигров? И стоит ли ей вообще беспокоиться об этом?

Высокотехнологичные товары не всегда являются товарами с высокой добавленной стоимостью. КШЭ объясняет, в чем разница.

depositphotos / malpetr

Авторы:

Елена Беседина, PhD, професор Киевской школы экономики (KSE), Марина Хорунжая, директор Центра аналитики внешней торговли Trade+ при KSE, Александр Шепотило, PhD, лектор по экономике Астонского университета, старший экономист Центра аналитики внешней торговли Trade+ при KSE

Очень часто мы слышим от украинских политиков, что наша страна должна повысить экспорт товаров с высокой добавленной стоимостью. В качестве примера они чаще всего называют продукцию электронного или машиностроительного производства, или, если быть более конкретными, самолеты и корабли.

Мы объясняем, что сельскохозяйственные продукты, такие как фрукты или мед, имеют больше добавленной стоимости, чем, например, производство мобильных телефонов из импортных запчастей. Мы предлагаем украинским компаниям либо попробовать войти в глобальные цепочки добавленной стоимости, либо найти собственные высокодифференцированные рыночные ниши, которые позволили бы им сосредоточить большую часть производственного цикла внутри страны. 

Многие политики Украины обеспокоены тем, что сырьевые товары занимают большую долю в украинском экспорте. Так, в 2018 году экспорт товаров, которые можно отнести к категории сырьевых, превысил 70% от общего объема украинского экспорта*. Хотя сырьевые товары очень часто связывают с низкой добавленной стоимостью, сложные в производстве товары не часто создают высокую стоимость для страны-экспортера. Существует распространенное заблуждение относительно высокотехнологичных товаров и товаров с высокой добавленной стоимостью. Высокотехнологичный товар не всегда создает высокую добавленную стоимость, тогда как простой продукт или даже сырьевой товар могут принести высокую стоимость своему производителю. Это возникает в том случае, если большая часть производственных материалов (являющихся очень дорогими) импортируется, а следовательно, добавленная стоимость** формируется только после окончательной сборки продукта. И если заработная плата в стране, экспортирующей высокотехнологичные товары, в которых присутствует много импортируемых производственных материалов, низкая, тогда и итоговая стоимость для этой страны также может быть низкой.

Более того, в современном мире высокотехнологичные продукты производят большие многонациональные компании, которые используют длинные цепи поставок, где каждое звено получает часть итоговой добавленной стоимости. Это включает исследования и развитие, брендинг и дизайн, производство и распространение. Каждый, кто участвует в этом процессе, получает часть добавленной стоимости, а производство сохраняет лишь ее небольшую долю. На Графике 1 эта точка зрения проявляется в концепции «улыбчивого лица», которую разработал Стэн Ши. Сначала эту концепцию использовали в компьютерной индустрии, но она распространилась на текстильную и другие сферы производства. Несмотря на то, что эта концепция может быть применена не во всех индустриях, она четко демонстрирует модель распределения добавленной стоимости, а также предлагает компаниям, расположенным в развивающихся странах, пути для повышения добавленной стоимости их продуктов.

График 1. Распределение добавленной стоимости по циклу производства

 

У компании, которая возникла в стране с развивающейся экономикой, нет ресурсов для полного цикла производства, поэтому, чтобы она могла иметь возможность производить высокотехнологичные продукты, ее нужно включать в производственные цепи крупных многонациональных предприятий. Одним из решений могло бы быть предоставление услуг на двух сторонах стоимостной цепочки. Такой подход, например, правительство Канады предлагает своим малым и средним предприятиям.

Кроме того, некоторые высокотехнологичные индустриальные сферы, такие как авиастроение, требуют долгосрочных инвестиций в исследования и производство, которые постоянно обновляются, чтобы не отставать от развития новых технологий и новых рыночных условий (например, экологических норм и требований относительно эффективного использования топлива) это роскошь для одной страны, не говоря об Украине, которая является государством с развивающейся экономикой. В результате они не приносят прибыли в краткосрочной перспективе, а в некоторых случаях производители несут убытки и в долгосрочной перспективе, что требует значительных государственных субсидий в течение длительного времени. Известный пример коммерческого провала – производство и разработка компанией Airbus широкофюзеляжного реактивного пассажирского самолета А380. В целом Airbus получила поддержку в форме субсидии в размере $22 млрд на разработку реактивных пассажирских самолетов А380 и А350. Однако экономисты*** предупреждали, что спроса на А380 будет недостаточно, поэтому полученной прибыли не хватит, чтобы покрыть расходы на производство. В 2019 году, в результате отсутствия заказов, Airbus объявила, что производство этого реактивного самолета будет прекращено в 2021 году, что приведет к значительным потерям для ЕС. Другим примером нецелевого использования бюджетных средств и провала в производстве конкурентоспособного продукта является реактивный пассажирский самолет Sukhoi Superjet 100, который разрабатывали в России.

В то же время производство менее технологически продвинутых продуктов может иметь полный цикл в развивающейся стране, а местные компании могут оставлять себе гораздо более высокую добавленную стоимость. За последние несколько десятилетий страны, экспортирующие сырьевые товары – продукты, не требующие исследований и разработок, а также длинных цепочек добавленной стоимости – превосходят экспортеров более технологически продвинутых продуктов в создании добавленной стоимости и в экономическом росте. Согласно исследованию Дэвида Джекса (График 2), с 2006 года цена на сырьевые товары относительно промышленных товаров (сплошная линия) выше, чем большую часть времени в течение ХХ века, в то время как долгосрочная перспектива цены (пунктирная линия) тоже имеет показатель выше среднего для ХХ века. Поскольку добавленная стоимость зависит от цены, это также означает, что сырьевые продукты превосходят промышленные товары по росту добавленной стоимости. 

График 2. Реальная цена товаров в долгосрочной перспективе 

 

Источник: Jacks, D.S., Cliometrica (2019) 13:201

Примеры товаров с относительно высокой добавленной стоимостью и полным циклом производства в Украине включают сельскохозяйственные и пищевые продукты, такие как мед и фруктовый сок. Поскольку население мира растет вместе с уровнем доходов, ожидается, что спрос на эти виды товаров также будет расти по всему миру. Украина также входит в ТОП-5 экспортеров изолированных электрических проводов в ЕС. Это другой пример продукта, который имеет полный цикл производства в Украине.

Спрос на высокодифференцированные товары со стороны современных опытных потребителей предоставляет другую возможность для создания высокой добавленной стоимости, где даже маленькие компании могут найти высокий уровень прибыли. Производители таких товаров имеют рыночную власть и способны устанавливать высокие цены, что приводит к увеличению прибыли. К успешным примерам относятся херсонская компания «Marina Group», которая занимается производством и экспортом прокатных яхт, и мукачевская фабрика «Тиса», которая производит и экспортирует лыжи. Однако, эти нишевые продукты могут производиться только в небольших масштабах и требуют усилий дизайна, разработки и распространения продукции.

Подводя итог, современные компании из стран с развивающейся экономикой могут производить высокотехнологичные продукты только в составе длинных цепей поставок. Эта стратегия имеет смысл в долгосрочной перспективе, поскольку компания может научиться, как производить продвинутые продукты, и в будущем может предложить технологические улучшения и получить рыночную власть в некоторых рыночных сегментах. Эту стратегию довольно успешно используют китайские и южнокорейские компании. Однако компании не могут получить высокую добавленную стоимость в более короткие сроки, если только они не специализируются на исследовании и производстве, дизайне или маркетинге этих продуктов. Альтернативой является производство менее технологически продвинутой продукции, где большая часть цепей поставок находится внутри страны. Это возможно, особенно если компания найдет свою нишу и зарекомендует себя как производителя высококачественного и высокодифференцированного продукта, который будут ценить потребители.

Дисклеймер. Статья подготовлена ​​при поддержке Центра аналитики внешней торговли Trade +. Центр основан при Киевской школе экономики при поддержке GIZ.

Международный торговый центр (данные «Комтрейд ООН»), Торговая Карта. Вход выполнен 29 июля 2019 года.

** См. напр. «The global smartphone supply chain needs an upgrade», Economist, 8 сентября 2018 года (печатное издание).

*** См. напр. «Airbus versus Boeing revisited: international competition in the aircraft market» by Douglas A. Irwin and Nina Pavcnik, Journal of International Economics 64 (2004) 223-245

VoxUkraine — уникальный контент, который стоит прочесть. Подписывайтесь на нашу e-mail рассылку, читайте нас в Facebook и Twitter, смотрите актуальные видео на YouTube.

Мы верим, что у слов есть сила, а идеи имеют определяющее влияние. VoxUkraine объединяет лучших экономистов и помогает им донести идеи до десятков тысяч соотечественников. Контент VoxUkraine бесплатный (и всегда будет бесплатным), мы не продаем рекламу, не занимаемся лоббизмом. Чтобы проводить больше исследований, создавать новые влиятельные проекты и публиковать много качественных статей нам нужны умные люди и деньги. Люди есть! Поддержать VoxUkraine. Вместе мы сделаем больше.


Внимание