Beta

Немецко-украинские культурные отношения после Евромайдана

Photo: depositphotos / BalkansCat
11 февраля 2021
FacebookTwitterTelegram
88

Она призвана не только дополнить эти две области, но и целенаправленно сформировать третий столп стратегии внешнеполитической деятельности.  ВКОП фокусируется на взаимопонимании, культурных обменах и образовании в транснациональных рамках и с 1970-х годов, начиная со своей основной концептуальной ориентации, содействует культурному сотрудничеству по всему спектру духовных ценностей.

Обзор экономических и политических отношений Украины и Германии читайте здесьОписание ситуации с Северным потоком – 2 смотрите здесь.

Украина является одной из приоритетных стран ВКОП с 2014 года. В этом году стартовала программа поддержки «Расширение сотрудничества с гражданским обществом стран Восточного партнерства и России», которая с 2016 года постоянно интенсифицируется и включает в себя семь целевых стран (Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Молдова, Россия, Украина). Из общего бюджета, который вырос с первоначальных 4,75 млн. евро до 17 млн. евро в 2018 г., на долю двусторонних и многосторонних проектов с украинскими партнерами или в Украине приходилось от 46% до 65%. Среди проектов, представленных за 2015-2017 гг, наибольший удельный вес занимают проекты в Украине – от 48% до 77%.

План действий для Украины на 2015 год заложил «оперативный вклад федерального правительства в реконструкцию и устойчивую стабилизацию Украины». В плане действий названы пять приоритетных областей сотрудничества, среди которых гражданское общество, образование, наука и средства информации образуют единый блок. Конкретными целями в этой сфере являются усиление обмена между организациями гражданского общества, расширение языковой и культурной работы, продвижение русскоязычных и украиноязычных СМИ, проведение тренингов для журналистов. 

Посреднические организации ВКОП работают в Украине с высокой преемственностью с момента обретения Украиной независимости в 1991 году. Поэтому изменения связанные со статусом Украины как приоритетной страны с 2014 года нужно рассматривать не столько с точки зрения структуры, сколько с точки зрения содержания. С 2014 года культурная арена расширилась тематически, став более дифференцированной и политической. Кроме того, такие темы, как городское развитие, экология, феминизм или участие в общественной жизни на местах все чаще находят отражение в искусстве и культуре. Новое разнообразие тем и действующих лиц отражается в работе немецких культурных медиаторов.

Немецкие культурные и образовательные проекты в Украине

Гёте-Институт (Goethe-Institut, GI), который открыл свой офис в Киеве в 1993 году, работает в области преподавания немецкого языка, международного культурного сотрудничества и поддержки украинского культурного гражданского общества. Через культурные центры, школы изучения немецкого, читальные залы и центры учебных материалов, связанные с Гёте-Институтом, а также в рамках партнерства с тремя немецко-украинскими культурными обществами «Баварский дом» в Одессе, «Нюрнбергский дом» в Харькове и «Центр Gedankendach» (дословно: крыша мыслей) в Черновцах, GI также присутствует в регионах Украины и сотрудничает с местными деятелями культуры – особенно с представителями нового поколения. GI регулярно принимает участие в украинских книжных ярмарках, таких как львовский «Форум издателей» и киевский «Книжный Арсенал». 

Немецкая служба академических обменов (Deutscher Akademischer Austausch Dienst, DAAD) имеет информационный центр в Украине с 1998 года.  Шестнадцать доцентов, преподавателей и ассистентов одновременно преподавали немецкий язык и германистику в украинских университетах в 2019 году. DAAD также софинансирует совместную магистерскую программу немецких и европейских студий кафедры политологии Киево-Могилянской академии и Института политических наук Йенского университета им. Фридриха Шиллера в Тюрингии, а также преподавание права на немецком языке в Киевском национальном университете им. Тараса Шевченко. Финансирование ряда других проектов сотрудничества в немецко-украинском высшем образовании осуществляется, в частности, в рамках программ DAAD «Диалог Восток-Запад» (с 2016 года) и «Восточное партнерство».  Кроме того, DAAD поощряет краткосрочные международные академические обмены с программами мобильности. 

Штутгартский Институт международных отношений (Institut für Auslandsbeziehungen, IFA), основанный в 1917 году, занимается в том числе развитием немецких меньшинств в Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европе, включая Украину. Из 15 программ IFA по крайней мере шесть связаны с Украиной. Телерадиостанция «Немецкая волна» (Deutsche Welle, DW) усилила свою работу в Украине с 2014 года. У нее постоянный офис в Киеве и украинская редакция в Бонне. Академия «Немецкой волны» (Deutsche Welle Akademie, DWA) содействует развитию журналистики и свободы прессы в Украине и повышает квалификацию журналистов в Киеве в сотрудничестве с Независимой ассоциацией телерадиовещателей (НАТ). 

Изучение Украины в Германии

В коалиционном соглашении правительства Германии 2013 года, еще до начала кризиса в Украине, было предусмотрено усиление научной экспертизы по Восточной Европе. Неподготовленность многих европейских стран к историческим событиям, происходящим в Украине с 2014 года, еще раз подчеркнула отсутствие достаточной восточноевропейской компетенции в Германии и других странах. На этом фоне в Берлине в октябре 2016 г. был основан Центр восточноевропейских и международных исследований (Zentrum für Osteuropa- und internationale Studien, ZOiS) в тематических направлениях которого – изменение общества, динамика конфликтов, миграция, молодежь, политическая экономика и интеграция – Украина играет важную роль.

Однако в большинстве немецких университетов до сих пор не хватает профессорско-преподавательского состава с по крайней мере частичной специализацией по Украине. Богатый традициями Украинский свободный университет (Ukrainische Freie Universität, UFU) в Мюнхене является небольшим украиноязычным ВУЗом. Хотя UFU вышел в последние годы из многолетней изоляции, он остался на периферии немецкого академического и общественного дискурсов.

Сегодня в ФРГ нет ни одного учреждения, публичный профиль которого был бы хотя бы отчасти близок к профилю Гарвардского украинского научно-исследовательского института в Кембридже или Канадского института украиноведения при Университете Альберты в Эдмонтоне. Немецкая ассоциация украинистов (Deutsche Assoziation der Ukrainisten, DAU) и Немецко-украинская комиссия историков (Deutsch-Ukrainische Historikerkommission, DUHK), созданная в 2015 году, выступают в качестве платформ для проведения академических исследований и предоставления научной информации, но редко становятся видимыми для широкой немецкой общественности. 

Правда, Украина с 2014 года стала гораздо более популярным объектом исследований и привлекает все большее внимание в рамках восточноевропейских студий. Институциональными координаторами таких академических проектов включающих Украину являются, например, Институт исторических исследований Центральной и Восточной и Европы им. Гердера в Марбурге, Гиссенский научный центр «Восточная Европа» (GiZo) или Институт исследования Восточной и Юго-Восточной Европы им. Лейбница в Регенсбурге. Европейский университет Виадрина во Франкфурте на Одере проводит ежегодную летнюю школу по Украине, а Исследовательский центр по Восточной Европе при Бременском университете в сотрудничестве с различными партнерскими учреждениями публикует аналитический бюллетень «Анализ Украины» (“Ukraine-Analysen”)

Однако закрытие некоторых других учреждений, таких как Научный центр «Восток-Запад» (OWWZ) при Кассельском университете или кафедр истории Восточной Европы при Кельнском университете и Католическом университете г. Айхштетт в Баварии, свидетельствует о том, что падение немецкой компетенции по Восточной Европе, которое началась до событий 2014 года, частично продолжается. До сих пор в Германии нет систематических украинских исследований и преподавания, как в Канаде или США

Пока что нет ни заметного украинистического института в Германии, ни достойного внимания немецкого обществоведческого и гуманитарного центра в Украине. В свою очередь в Киеве нет ни немецкоязычного университета, как, например, в Будапеште (Andrássy Universität) или Алматы (Deutsch-Kasachische Universität), ни Немецкого исторического института, как в Варшаве (DHI Warschau) или Москве (DHI Moskau), ни Немецко-европейского исследовательского центра, как во Вроцлаве (Willy Brandt Zentrum für Deutschland- und Europastudien) или в Санкт-Петербурге (Zentrum für Deutschland- und Europastudien). Общественный вес «Киевских диалогов» (“Kyjiwer Gespräche”) и Германо-украинского форума (Deutsch-Ukrainisches Forum, DUF) заметно меньше, чем, например, Санкт-Петербургского диалога или Германо-российского форума (Deutsch-Russisches Forum). 

Источники информации об Украине в Германии

Вместо того, большую часть актуальной аналитической информации об Украине предоставляют такие неуниверситетские учреждения, как Институт европейской политики (Institut für Europäische Politik, IEP), Центр либеральной современности (Zentrum Liberale Moderne, LibMod) и ZOiS в Берлине, а также политические фонды, Немецкое сообщество внешней политики (Deutsche Gesellschaft für Auswärtige Politik, DGAP) и Фонд науки и политики (Stiftung Wissenschaft und Politik, SWP). Например, IEP проводит нерегулярные т.н. Украинские завтраки (Ukraine-Frühstücke) в Берлине, а также, начиная с 2019 года, создал Немецко-украинскую исследовательскую сеть (German-Ukrainian Researchers Network, GURN). LibMod поддерживает, среди прочего, пользующийся высоким авторитетом сайт «Понять Украину» (“Ukraine verstehen”).

Только упомянутый Университет Виадрина во Франкфурте на Одере в последние годы заметно развивает академическую украинистику. Сегодня в нем действует несколько взаимосвязанных инициатив касающихся Украины, таких как «Украинский профессор» и «Летняя школа», а также программа стипендий для украинцев. Уже несколько лет при университете реализуется проект дополнительного профессионального образования «Ukraine Calling», спонсором которого был до недавнего времени Фонд им. Роберта Боша.

Гражданское общество и города-побратимы

Многочисленные немецко-украинские сообщества дружбы и помощи, корни которых уходят в 1990-е годы, а иногда и дальше, а также культурные и социально-политические организации и инициативы поддерживают разнообразную транснациональную сеть. В настоящее время в Германии существует 21 украинское культурное объединение. Они были основаны украинцами в Германии для нетворкинга и культурной работы. Эти ассоциации часто оказывают гуманитарную и – особенно после Евромайдана – политическую поддержку Украине. 

Такие объединения, как MitOst e.V., основанный в 1996 году бывшими восточноевропейскими лекторами Фонда им. Роберта Боша, или НПО «Европейский обмен» (Europäischer Austausch), оба в Берлине, поддерживают германско-украинский диалог с разными инициативами, среди которых особенно заметна упомянутая новая организация «Киевские диалоги». В последние годы ряд новых проектов был профинансирован в рамках вышеупомянутой программы Федерального министерства иностранных дел «Расширение сотрудничества с гражданским обществом стран Восточного партнерства и России». В 2014-2017 годах в рамках этой программы были осуществлены в общей сложности 116 проектов с бюджетом не менее 50 тысяч евро. 

Украино-немецкое побратимство городов часто поддерживается Федеральным министерством экономического сотрудничества и развития Германии. В настоящее время между Украиной и Германией существует 37 официальных соглашений о побратимстве городов, восемь из которых существуют с 1980-х годов. В рамках этих партнерских отношений многие украинские города, больницы и детские дома были оснащены оборудованием. С начала 2000-х годов также расширился культурный, студенческий и языковой обмен. 

С 2001 года полугосударственное агентство «Общины в едином мире» (Servicestelle Kommunen in der Einen Welt, SKEW) в Бонне отвечает за консультирование и поддержку местных органов власти, а с 2012 года является частью некоммерческого общества Engagement Global gGmbH. В рамках проекта «Муниципальное партнерство с Украиной», основанного в 2015 году, SKEW поддержала существующие и новые проекты по побратимству городов с бюджетом, который вырос с 17,5 тыс. евро в 2015 году до 760 тыс. евро в 2017 году. Предложенный SKEW «Быстрый стартовый пакет Украина» в 2017 и 2018 годах помог германо-украинским межмуниципальным отношениям на начальном этапе. С 2008 года германо-украинские городские конференции городов-побратимов также проводились первоначально представителями гражданского общества, а с 2016 года в основном SKEW. Конференции не только служат для обмена опытом, но и способствуют прямому сотрудничеству и межличностными отношениями. 

Одновременно с этим на оккупированных территориях на востоке Украины и в Крыму возникает амбивалентность побратимства городов как культурного инструмента. В основном оно направлено на установление контактов с гражданским обществом, выходящих за рамки дипломатических или административных отношений. Эти отношения несут не только всё более асимметричный характер, поскольку с 2014 года гуманитарная помощь украинским городам, непосредственно пострадавшим от войны на Донбассе, приобретает все более важное значение. В некоторых партнерских отношениях Германии с городами в Крыму межличностные контакты иногда пережили последствия сдвига границ, которые противоречат международному праву. Партнерство между Ялтой и Баден-Баденом, например, было продолжено гражданским обществом – в результате чего с 2014 года взаимные визиты и совместные проекты стали осуществляться частично нелегально и уже без поддержки SKEW.

Выводы

Относительно хорошая ситуация в сфере культурного обмена контрастирует со стагнацией в академических украинских исследованиях и отсутствием обновленной концепции ВКОП и ее роли в трансформационном процессе Украины. Правда, в немецко-украинском научном сотрудничестве с 2014 года растет количество совместных исследовательских проектов, увеличивается академическая мобильность. В институциональном плане, однако, мало что изменилось. 

Возможно, значительно более высокая степень институционализации, видимости и влияния разных немецких учреждений по и в России – по сравнению с немногими значимыми организациями ФРГ специализирующимися по Украине – привела к недостаточной корректировке старой немецкой т.н. «восточной политики» после исторических событий 2014 года. Такая инерция относится не только к «Северному потоку – 2», но и к ряду других ключевых вопросов, таких как статус России в Совете Европы или перспектива членства Украины в ЕС, где – по крайней мере, с точки зрения Киева – Берлин является скорее тормозом, чем партнером в продвижения украинских интересов. 

С другой стороны, динамичное развитие германо-украинского культурного и гражданского обмена с 1991 года и особенно с 2014 года свидетельствует о высоком потенциале существующих отношений. После Евромайдана украино-германские отношения стали значительно более дифференцированными. В немецком политическом дискурсе история и судьба Украины стали относительно важными темами. До начала 2021 года не произошло и то, чего многие опасались с 2014 года: Германия не устала и не отвернулась от Украины после многих лет безуспешных попыток разрешения конфликта с Россией. 

Усиление немецкого внимания к Украине в будущем должно привести к институционализации существующих экспертных знаний, идей и сетей. Это может произойти, например, с помощью основания украинского института в Берлине и немецкого центра гуманитарных и общественных наук в Киеве. Такие учреждения поставили бы украино-германские отношения на более долгосрочную основу и повысили бы их общественное восприятие. Такая институционализация также со временем повлияла бы на немецкую политику и дипломатию в отношении Украины. 

В результате исторических событий с 2014 года и их активных публичных обсуждении Украина уже не является «белым пятном» на немецкой ментальной карте. Тем не менее, общественное влияние солидных знаний об Украине все еще слишком слабое, чтобы противостоять некоторым глубоко укоренившимся стереотипам о Восточной Европе и продолжающемуся доминантному имиджу Украины как всего лишь кризисной страны, находящейся в состоянии войны.

Примечания

[1] Deutscher Bundestag — Wissenschaftliche Dienste: Auswärtige Kulturpolitik in der Bundesrepublik Deutschland. Konzeptionelle Grundlagen und institutionelle Entwicklung seit 1945. Berlin, 2003, 15-16.

[2] Kurt-Jürgen Maaß: Vielfältige Umsetzungen — Ziele und Instrumente der Auswärtigen Kulturpolitik // Kultur und Außenpolitik. Handbuch für Wissenschaft und Praxis. Baden-Baden, 2015. P. 47–54, здесь 47-48.

[3] Следующий раздел основан на исследовательском проекте «Немецко-украинские культурные отношения. Изменения после Евромайдана», который проводился в рамках исследовательской программы института международных отношений «Культура и внешняя политика». См. Worschech: Deutsch-ukrainische Kulturbeziehungen.

[4] Deutscher Bundestag: Drucksache 18/13361. Antwort der Bundesregierung auf die Kleine Anfrage der Abgeordneten Andrej Hunko, Dr. André Hahn, Katrin Kunert, weiterer Abgeordneter und der Fraktion DIE LINKE // Die deutsch-ukrainische Zusammenarbeit und die Zivilgesellschaft. http://dipbt.bundestag.de/dip21/btd/18/133/1813361.pdf>. – Bundesministerium der Finanzen: Haushaltsplan 2014 – Einzelplan. Berlin, 2014. – Bundesministerium der Finanzen: Haushaltsplan 2015 – Einzelplan. Berlin, 2015. – Bundesministerium der Finanzen: Haushaltsplan 2016 – Einzelplan. Berlin, 2016. – Bundesministerium der Finanzen: Haushaltsplan 2017 – Einzelplan. Berlin, 2017. – Bundesministerium der Finanzen: Haushaltsplan 2018 – Einzelplan. Berlin, 2018.

[5] Deutscher Bundestag: Drucksache 18/13361. P. 22.

[6] Bundesregierung: Aktionsplan Ukraine. Berlin, 2015.

[7] Подробное описание см.:  Worschech: Deutsch-ukrainische Kulturbeziehungen.

[8] Эта оценка основана на эмпирических данных, собранных Сюзанн Воршех в ходе экспертных интервью в октябре / ноябре 2018 г.

[9] Über uns // DAAD Ukraine.

[10] Эта программа была основана еще в 1974 году с целью улучшения отношений между Федеративной Республикой Германией и СССР. С тех пор программа поддерживает академическое сотрудничество между Германией и Украиной. Около 50% недавних проектов сотрудничества финансируются в рамках этой программы.  Projekte 2018 // DAAD Ukraine.

[11] Über uns // Ifa./Jahresbericht 2018 // Ifa.

[12] Manfred Sapper: Mehr Expertise wagen. Russland- und Osteuropakompetenz in Deutschland // Aus Politik und Zeitgeschichte. №№ 21-22/2017. P. 33-38.

[13] Forschungsschwerpunkte.

[14] Помимо вышеупомянутых ведущих институтов в Гарварде и Альберте, есть известные украинские программы в Колумбийском университете в Нью-Йорке, Университете Торонто, Университете Оттавы, Университете Джорджа Вашингтона в Вашингтоне и Университете Манитобы.

[15] Das Projekt „German Ukrainian Researchers Network“.

[16] Ukraine verstehen. Ein Projekt des LibMod – Zentrum Liberale Moderne.

[17] Ukraine Calling. Ukraine-Kompetenz im Dialog. Berufsbegleitende Weiterbildung zur Ukraine.

[18] Servicestelle Kommunen in der Einen Welt. https://skew.engagement-global.de.

[19] Дальнейшие наблюдения и источники у Worschech: Deutsch-ukrainische Kulturbeziehungen, chapters 6 & 7.

[20] Stefan Meister: Lehren aus der Krise. Die Ukraine, Russland und die EU // Osteuropa. №№ 5-6/2014. P. 223-332. – Andreas Heinemann-Grüder: Lehren aus dem Ukrainekonflikt. Das Stockholm-Syndrom der „Putin-Versteher“ // Osteuropa. № 4/2015. P. 3-23. – Andreas Umland: Die friedenspolitische Ambivalenz deutscher Pipelinedeals mit Moskau – eine interdependenztheoretische Erklärung des russisch-ukrainischen Konfliktes // Sirius. Zeitschrift für Strategische Analysen. № 3/2020. P. 293-303.

[21] Deutsche Gesellschaft für Internationale Zusammenarbeit: Die Ukraine in den Augen Deutschlands.

Авторы
  • Сюзанн Воршех, Тони Михель и Андреас Умланд

Предостережение

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны