По миру шагает кесарево сечение. В чем опасность?

Государство получает то, за что платит

Лена Шулика, VoxUkraine

Авторы:

Сергей Войналович, заместитель начальника Департамента заказов медицинских услуг и лекарственных средств НСЗУ; Елена Ковалева, доктор медицинских наук, врач-неонатолог высшей категории, главный специалист Департамента мониторинга НСЗУ

Тариф медицинской реформы для перинатальных центров (8136 гривен) не покрывает все их расходы и не учитывает стоимость родов с осложнениями. Об этом на брифинге 15 мая заявил министр здравоохранения Максим Степанов. Он отметил, что любой тариф должен иметь корректирующие коэффициенты в зависимости от сложности медицинского вмешательства или расположения больницы. Попробуем разобраться в ситуации, рассмотрев мировой опыт подобного дифференцирования тарифов на акушерскую помощь.

Одними из самых дорогих в плане лечения заболеваний в акушерстве являются сепсис и кровотечения, связанные с родами. Такие состояния действительно нуждаются в лечении дорогими лекарствами. Но в Украине в 2019 году из 291 584 родов случаев сепсиса зафиксировано 15 (0,0051% от общего количества), кровотечений — 5416 или 1,9% от общего количества родов. Беспокойство вызывает растущая мировая тенденция к проведению кесарева сечения, даже без клинических показаний – в том числе, через дифференцирование тарифов на акушерскую помощь.

В Украине и мире растет доля кесаревых сечений без клинических показаний.

Доля кесаревых сечений в Украине выросла с 16% в 2009 году до 24% в 2019 году. Если мы действительно хотим положительно повлиять на здоровье будущих матерей и детей, то нужно инвестировать в профилактику осложнений, которые возникают во время беременности и родов, а не стимулировать ненужные хирургические вмешательства в естественное событие жизни женщин.

В мире количество родов с помощью кесарева сечения (КС) при отсутствии клинических показаний с 90-х годов выросло более чем в три раза — с 6% до 21%. Об этом сообщает Международная федерация акушеров и гинекологов. По данным ВОЗ, количество родов с помощью кесарева сечения в северной Европе в 2010-2015 годах было на уровне 20%, тогда как в нескольких странах Юго-Восточной Европы оно выросло до 50% и более. Среди причин роста в ВОЗ называют страх боли, удобство такого подхода для медицинских работников (ведь кесарево сечение можно планировать и завершить быстро, получив за него больше), а также незнание матерей о последствиях для здоровья после «кесарева».

А они такие:

  • госпитализация в отделения интенсивной терапии новорожденных;
  • возникновение неонатальной депрессии, обусловленной действием общей анестезии;
  • возникновения дыхательной недостаточности даже у доношенных детей;
  • проблемы с грудным вскармливанием;
  • возникновения в более старшем возрасте астмы, ожирения и других кардиометаболических заболеваний;
  • нарушение дозревания иммунной системы, что способствует повышенному риску развития аутоиммунных заболеваний.

Влияние КС на здоровье матери и ребенка: данные исследований

Несколько популяционных исследований показали обратную связь между частотой кесарева сечения (КС) и материнской и детской смертностью в странах с низким уровнем дохода [1]. В 2015 году ВОЗ опубликовала заявление, в котором отметила, что национальный уровень частоты КС на уровне до 19% ассоциируется с более низкой материнской и неонатальной смертностью [2]. В то же время доля КС выше определенного уровня не обнаружила дополнительной пользы для матери или ребенка, а некоторые исследования показали, что значительная часть КС в общем количестве родов может быть связана с негативными последствиями для здоровья матери и ребенка. [3, 4].

В общенациональном проспективном исследовании (Нидерланды) показано, что плановое или ургентное кесарево сечение ассоциируется с пятикратным (RR 5,2, 95% ДИ 4,8-5,6) увеличением риска возникновения случаев тяжелых материнских заболеваний [5]. Подобные связи выявлены в популяционных исследованиях других стран.

Теперь о качестве медицинской помощи, о которой так много говорят в последние недели. Частота КС является общепризнанным показателем, который свидетельствует о качестве именно перинатальной помощи. В контексте заботе о здоровье матери существуют две экстремальные ситуации при оказании медицинской помощи: слишком мало, слишком поздно (too little, too late) и слишком много, слишком рано (too much, too soon). Именно к последней ситуации относится чрезмерная медикализация и чрезмерная инструментализация перинатальной помощи [6].

Частота применения кесарева сечения — это глобальный показатель материнского здоровья в разных странах мира. Он является очень разным — слишком малым в странах с низким валовым внутренним продуктом и слишком высоким в странах с умеренным и высоким ВВП.

Однако, по данным ученых, величина национального показателя не отражает реальную ситуацию с частотой применения КС. Даже в пределах одной страны после стратификации вида страхования [7, 8], финансирования (государственное или частное) [8-10], на социально-финансовый статус пациента [11-13], эти показатели могут весьма существенно отличаться, что свидетельствует о наличие финансового мотивационного компонента в увеличении частоты применения КС.

Организаторов здравоохранения, специалистов по качеству и безопасности медицинской помощи волнует количество КС, которые проводятся при отсутствии медицинских показаний у женщины. В 2008 году в странах с высоким и умеренным валовым доходом было проведено 3,5-5,7 миллионов ненужных кесаревых сечений [14].

В итальянском исследовании P. Di Giovanni (2018) сказано, что в 66,1% медицинских эпизодов при выписке был зафиксирован основной диагноз: КС без показаний [15].

Причины «беспричинных» кесаревых

Ученые отмечают, что существуют четкие немедицинские причины увеличения КС: организационные (отсутствие стандартизированных протоколов или их несоблюдение), экономические (большая стоимость услуги), логистические и культуральные.

Соответственно и последствия после необоснованных КС могут быть финансовыми и медицинскими. Кесарево сечение без медицинских показаний увеличивает финансовую нагрузку как на отдельную семью, так и на систему здравоохранения, тем самым создавая определенные препятствия для универсального охвата медицинской помощью всех граждан страны [14].

По данным ВОЗ, основанные на многочисленных исследованиях проведенных в различных странах мира, чрезмерное использование кесарева сечения при отсутствии медицинских показаний (ситуация «слишком много и слишком рано») связано с увеличением уровня неблагоприятных последствий для матерей и новорожденных [3].

Именно поэтому все вышеназванные факторы, во время пилотного проекта по трансформации системы здравоохранения в Полтавской области любые роды (простые, осложненные и с кесаревым сечением) оплачивались по единому тарифу. Тариф этот составлял 5114 грн. для городских и районных больниц, 6648 грн. для областных. Тариф НСЗУ на роды в 2020 году — 8136 грн. И этот тариф — усредненный. Он выше, чем роды нормальные (то есть дешевые), и ниже, чем роды сложные (то есть дорогие).

Кстати, тариф на неонатальную помощь в Украине (то есть уход за младенцами) — самый высокий в программе медицинских гарантий на 2020 год и составляет от 26 088 грн до 98 534 грн. Из 121 учреждения, оказывающих помощь в сложных неонатальных случаях, 103 по контрактам с НСЗУ в 2020 году получили почти на 3 млрд грн больше, чем в 2019 году с субвенции. В одном учреждении это от 1 до 121 млн больше. Роды и лечение младенцев — это две бюджетоформирующие услуги для перинатальных центров.

Вывод

Итак, изучив исследования перинатальной ситуации в других странах, мы не нашли ни одного случая, когда бы дифференциация тарифов на роды привела к положительному влиянию на здоровье матери и ребенка. Государство получает то, за что платит. Будем платить за кесаревы сечения — получим рост числа кесаревых сечений и риски для матери и ребенка.

[1] Betran AP, Torloni MR, Zhang J, et al. What is the optimal rate of caesarean section at population level? A systematic review of ecologic studies. Reprod Health 2015; 12: 57.

[2] Molina G, Weiser TG, Lipsitz SR, et al. Relationship between cesarean delivery rate and maternal and neonatal mortality. JAMA 2015; 314: 2263–70/

[3] Villar J, Valladares E, Wojdyla D, et al. Caesarean delivery rates and pregnancy outcomes: the 2005 WHO global survey on maternal and perinatal health in Latin America. Lancet 2006; 367: 1819–29.

[4] Sandall, J., Tribe, R. M., Avery, L., Mola, G., Visser, G. H., Homer, C. S., Temmerman, M. Short-term and long-term effects of caesarean section on the health of women and children. The Lancet 2018; 392(10155), 1349–1357.

[5] Zwart JJ, Richters JM, Ory F, de Vries JI, Bloemenkamp KW, van Roosmalen J. Severe maternal morbidity during pregnancy, delivery and puerperium in the Netherlands: a nationwide population-based study of 371,000 pregnancies. BJOG 2008; 115: 842–50

[6] Miller, S., Abalos, E., Chamillard, M., Ciapponi, A., Colaci, D., Comandé, D., Althabe, F.  Beyond too little, too late and too much, too soon: a pathway towards evidence-based, respectful maternity care worldwide. The Lancet 2016; 388(10056), 2176–92.

[7] Feng XL, Xu L, Guo Y, Ronsmans C. Factors influencing rising caesarean section rates in China between 1988 and 2008. Bull World Health Organ 2012; 90: 30–39.

[8] Leone T. Demand and supply factors aff ecting the rising overmedicalisation of birth in India. Int J Gynaecol Obstet 2014; 127: 157–62/

[9] Einarsdóttir K, Haggar F, Pereira G, et al. Role of public and private funding in the rising caesarean section rate: a cohort study. BMJ Open 2013; 3:1–8/

[10] Konstantinov S, Zlatkov V. Types of hospital property and the relative rate of cesarean section occurrence. Akusherstvo i Ginekol 2015; 54: 8–13.

[11] Cavallaro FL, Cresswell JA, França GV, Victora CG, Barros AJ, Ronsmans C. Trends in caesarean delivery by country and wealth quintile:cross-sectional surveys in southern Asia and sub-Saharan Africa. Bull World Health Organ 2013; 91: 914–22/

[12] Benova L, Macleod D, Footman K, Cavallaro F, Lynch C, Campbell OMR. Role of the private sector in childbirth care: cross-sectional survey evidence from 57 low- and middle-income countries using Demographic and Health Surveys.Trop Med Int Health 2015; 20: 1657–73/

[13] Ronsmans C, Holtz S, Stanton C. Socioeconomic differentials in caesarean rates in developing countries: a retrospective analysis.Lancet 2006; 368: 1516–23.

[14] Gibbons L, Belizán JM, Lauer J a, Betrán AP, Merialdi M, Althabe F. The global numbers and costs of additionally needed and unnecessary caesarean sections performed per year: overuse as a barrier to universal coverage. World Heal Rep Backgr Pap 2010; 30: 1–31

[15] Di Giovanni P, Garzarella T, Di Martino G, Schioppa FS, Romano F, Staniscia T. Trend in primary caesarean delivery: a five-year experience in ABRUZZO, ITALY. BMC Health Serv Res. 2018 Jul 3;18(1):514.

VoxUkraine — уникальный контент, который стоит прочесть. Подписывайтесь на нашу e-mail рассылку, читайте нас в Facebook и Twitter, смотрите актуальные видео на YouTube.

Мы верим, что у слов есть сила, а идеи имеют определяющее влияние. VoxUkraine объединяет лучших экономистов и помогает им донести идеи до десятков тысяч соотечественников. Контент VoxUkraine бесплатный (и всегда будет бесплатным), мы не продаем рекламу, не занимаемся лоббизмом. Чтобы проводить больше исследований, создавать новые влиятельные проекты и публиковать много качественных статей нам нужны умные люди и деньги. Люди есть! Поддержать VoxUkraine. Вместе мы сделаем больше.


Sorry, Comments are closed!

Внимание

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны