Beta

Почему постмайданная антикоррупционная реформа в Украине до сих пор успешна

Photo: depositphotos / golubovy
10 сентября 2020
FacebookTwitterTelegram

Многие новости о реформах в Украине, начавшихся после Евромайдана, негативные. На смену успехам, наблюдавшимся в первые годы после революции, пришли откаты и периоды застоя. Многие люди утверждают, что борьба с коррупцией — это второй фронт для страны, что в определенной степени соответствует действительности. Однако успехи Украины в антикоррупционном направлении часто недооцениваются. 

Начаты значимые процессы, результаты которых можно наблюдать уже сейчас, или которые будут видны в будущем. В частности, Украина создала ряд антикоррупционных органов, которые сдвинули процесс борьбы с коррупцией в стране с мертвой точки.

Euromaidan Press пообщались с Вадимом Вальком, юристом общественной организации «Автомайдан» и аналитиком Секретариата Совета Общественного контроля НАБУ, для оценки результатов изменений в антикоррупционном направлении. 

Создание новых антикоррупционных учреждений в стране началось в 2015 году. Среди первых: Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) — ответственное за расследование дел, отнесенных к категории коррупции наивысшего уровня, Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) — для осуществления процессуального руководства по делам, а также Национальное агентство по предупреждению коррупции (НАПК) — ответственное за разработку и внедрение национальной антикоррупционной политики. 

Последнее из трех, по крайней мере до осени 2019 года, имело очень плохую репутацию и было обвинено в неэффективности и политической зависимости. Осенью 2019 года новый парламент перезапустил НАПК, что вскоре принесло положительные результаты, примерами которых является проект новой антикоррупционной стратегии и усовершенствованный формат деклараций об имущественном состоянии и доходах для государственных служащих. 

Последним антикоррупционным органом, созданным в Украине, был Высший антикоррупционный суд, необходимость которого стала очевидной, когда НАБУ и САП начали направлять свои дела в обычные суды, где они длительное время находились без подвижек. Высший антикоррупционный суд, в состав которого входит 38 судей, созданный специально для рассмотрения дел по топ-коррупции, начал свою деятельность 5 сентября 2019 года.

Инфографика: Лилия Гапюк / Euromaidan Press

 

Почему создание всех этих органов считается успехом?

До создания Антикоррупционного суда некоторые украинские СМИ имели тенденцию дискредитировать НАБУ, поскольку его обвиняли в отсутствии привлеченных к уголовной ответственности лиц. На самом деле, НАБУ как следственный орган не несет ответственности за наказание. Ведь приговоры выносят суды. Валько подчеркивает, что до существования НАБУ и САП Украина никогда не видела таких громких расследований. Среди них дела против «серого кардинала» украинской политики Николая Мартыненко, бывшего председателя Государственной фискальной службы Романа Насирова, мэра Одессы Геннадия Труханова и многих других.

Однако измерить успех сложно. 

«Если рассматривать сумму похищенных средств, возвращенных в бюджет, то это не много», — говорит Валько. 

Другой эффект от НАБУ: 

Во-первых, оно выполняет превентивную функцию, поскольку те, кто наблюдает за делами, которые расследуются, дважды подумают о том, чтобы самим совершить такое преступление. 

Во-вторых, Валько указывает на экономические выгоды. Коррупционные схемы, расследованные НАБУ, которые выводили миллионы годами, были ликвидированы. 

Особый экономический эффект имело и расторжение убыточных сделок между государственными предприятиями (ГП) и частными предприятиями. Решение об их расторжении позволяют ГП подавать независимые иски и возвращать средства.

«НАБУ разорвало соглашений на сумму 8 млрд грн (292 млн долларов). В течение пяти лет на НАБУ было потрачено около 2,5 млрд грн (91 млн долларов). Если бы государственные предприятия этим занимались [работой над изъятием средств], НАБУ бы окупилось только благодаря этим соглашениям». 

В целом создание НАБУ стало прорывом в борьбе с коррупцией в Украине. НАБУ показало, что никто не застрахован от расследования.

Институции остаются сильными, несмотря на проблемы с их руководителями

С начала своей работы НАБУ и САП возглавляли Артем Сытник и Назар Холодницкий соответственно. Процедуры отбора обоих отличались, но обе были публичными. Председатель НАБУ назначается на семь лет, а председатель САП на пять. 

Холодницкий должен был оставить должность в ноябре, но заявил о своей отставке в конце августа 2020 года. Ранее у общественности было много вопросов к его работе, поскольку были признаки случаев саботажа дел с его стороны. «И все-таки Холодницкий — это не САП, САП — это прокуроры», сказал Валько. 

В состав комиссии, которая выбирает руководителя САП, должны входить 11 человек. Четверо из них выдвигаются Советом прокуроров (они уже выбраны), а семеро — парламентом. По словам Валька, общественные организации не имеют вопросов к лицам, избранных прокурорами, в отличие от кандидатов от Комитета по вопросам правоохранительной деятельности. В начале сентября Верховная Рада провалила голосование за назначение своих представителей. 

Публичная процедура выбора руководителя САП была условием безвизового режима с ЕС для Украины. Ее невыполнение может привести к его приостановлению или отмене. 

Были вопросы и в отношении председателя НАБУ — Сытника, и даже незначительный коррупционный скандал с его участием, поскольку Сытник оказался в реестре лиц, совершивших коррупционные или связанные с коррупцией правонарушения. Это касается того, что он не заплатил 25 000 грн (около 900 долларов) за проживание во время отпуска. Этот инцидент вызвал попытки оппонентов НАБУ его уволить. 

Валько говорит, что личность самого руководителя не столь важна. Важно, что выстроена институция. Некоторое время орган сможет работать на должном уровне, независимо от имени директора. Более того, роль руководителя НАБУ переоценена. «Не было зафиксировано ни единого случая, когда детектив НАБУ брал взятку. Я думаю, что все другие правоохранительные органы следили за детективами НАБУ, с целью поймать их. Но таких случаев не было».

В конце августа оппоненты Сытника приблизились к тому, чтобы снять его с должности решением Конституционного Суда Украины. 

Суд постановил, что назначение экс-президентом Петром Порошенко Сытника после конкурса в 2015 году было неконституционным. Депутаты, которые обращались в суд, заявили, что Порошенко вышел за пределы своих полномочий, поскольку Конституция не предусматривает назначения Президентом председателя НАБУ.

Конституция действительно не предусматривает такого варианта, а это значит, что закон о НАБУ был принят, несмотря на противоречие главному закону Украины. По словам конституционного эксперта и заместителя руководителя Центра политико-правовых реформ, Романа Куйбиды, это была «бомба замедленного времени», которая рано или поздно взорвалась бы. 

Однако Конституционный суд не может уволить Сытника; орган признал недействительным указ, которым он был назначен. Практически это означает, что решения, подписанные Сытником, отныне могут быть обжалованы в суде, что, вероятно, заставит его избегать подписания документов. Однако НАБУ продолжит деятельность, а заместитель директора примет на себя обязанности Сытника. Ситуация может быть решена путем изменения закона о НАБУ или Конституции, в то время как единственным человеком, который может уволить Сытника, является президент, считает Федор Вениславский, представитель Президента в Конституционном суде Украины.

В ответ на решение суда НАБУ обнародовало собственное заявление, назвав решение суда политически мотивированным и связанным с недавним расследованием НАБУ против Киевского окружного административного суда, который имеет исключительные полномочия рассматривать дела, связанные с центральными органами государственной власти, расположенными в Киеве. НАБУ заподозрило судей этого суда в создании преступной организации и стремлении захватить государственную власть. Расследование также включало обнаружение политического интереса в некоторых решениях Конституционного Суда. 

Даже если Сытника устранят, институциональная способность НАБУ позволит учреждению продолжать работу на достойном уровне. Однако очевидно, что в будущем ожидаются дальнейшие нападки на эту институцию. Поэтому общественный контроль за процессами вокруг НАБУ становится критичен.

Никаких серьезных жалоб на Антикоррупционный суд после года работы

Высший антикоррупционный суд был создан, в частности, для дел о коррупции наивысшего уровня, расследуемых НАБУ и САП. Процедуры, связанные с его созданием, включали участие международных экспертов, что внесло вклад в его справедливость.

За год работы суд принял 17 решений, 16 из которых были обвинительными. Пока не поступало никаких серьезных претензий к независимости судей.

Среди вызовов, с которыми сталкивается суд, Валько называет количество судей. 

«Дел много, но судей не так много. Из 38 судей этого суда лишь 18 проводят слушания дел. Ряд других являются следственными судьями, а остальные работают в апелляционной палате. Особенностью коррупционных дел является то, что слушания должны проводить трое судей. 18 судей это шесть коллегиумов. Каждая коллегия рассматривает около 30 дел. В месяце 22 рабочих дня. За день можно рассматривать два дела. Поэтому объективно большие дела, состоящие из 200-250 книг каждое, должны рассматриваться примерно полтора года». 

Валько считает, что 16 обвинительных приговоров являются достойным результатом для первого года работы суда. Однако в ближайшие годы ожидается больше, поскольку подготовительная работа уже закончена, а судьи приобрели опыт.

Валько отмечает прозрачность и публичность деятельности суда. Однако отсутствие беспристрастного освещения в СМИ является еще одним вызовом, с которым сталкивается суд. Например, дело против вышеупомянутого серого кардинала Мартыненко, которого обвинили в нанесении убытков государству на 700 млн гривен (26 млн долларов), систематически освещается манипулятивным образом двумя общенациональными каналами, «Интер» и «Украина». В своих материалах оба замалчивали детали, предоставляли слово только стороне защиты и никогда не описывали международную составляющую расследования. Между тем другие СМИ освещают только ключевые слушания по резонансным делам.

«Я думаю, что судьи честны. Но все равно важно, чтобы они знали, что кто-то за ними следит», — отмечает Валько. 

Он, как и другие судебные эксперты от общественности, считает, что чрезвычайно важно масштабировать опыт отбора судей в антикоррупционный суда с участием международных экспертов на всю судебную систему. 

Борьба за Антикоррупционный суд в Украине была жесткой. Предыдущая власть сначала противостояла идее в целом. Когда под давлением украинских неправительственных организаций, возглавляемых Центром Противодействия Коррупции и международных партнеров страны, идея была наконец принята, началась борьба за независимость суда. Сегодня функционирование суда входит в перечень успехов Украины на антикоррупционном фронте.

Антикоррупционная стратегия наконец сформована

Реформирование всей судебной системы предусмотрено проектом антикоррупционной стратегии, разработанным НАПК, еще одним антикоррупционным агентством, созданным с нуля в 2015 году. До осени 2019 года агентство не было эффективным и было замешано в скандалах.

После перезапуска НАПК дела пошли иначе. Агентство представило новую форму декларации об имущественном состоянии и доходах для государственных служащих. Кроме того, благодаря усилиям НАПК декларации об имуществе руководителей Службы безопасности Украины наконец стали публичными.

Проект антикоррупционной стратегии положительно оценила общественность, в то время как органы судебного самоуправления раскритиковали часть по реформированию судебной власти. Для НАПК важно удержаться от компромиссов, к которым побуждает судебная власть.

После перезапуска НАПК прошел тест на преданность пути реформ. Однако тест на способность противостоять политическим атакам еще впереди.

Стакан антикоррупционной борьбы наполовину полон

В течение последних пяти лет Украина доказала свою способность к созданию эффективных институций, направленных на наказание и предотвращение коррупции. Однако риск отката есть всегда, поскольку борьба с коррупцией предполагает вытеснение так называемых политических элит, как бывших, так и нынешних, из их зоны комфорта. Влияние этих людей в Украине все еще сильно, поэтому они не будут сдаваться легко. 

Кроме наказания и предотвращения, Украину ждет большая работа по преодолению коррупции на уровне культуры и воспитанию политических элит с новым мышлением, направленным на развитие страны, а не на расхищение.

Авторы

Предостережение

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.