Политика Бескультурья

Перед Украиной стоит задача преодолеть представление о нашей стране как о территории коррупции, войны и традиционной культуры

Автор:

Перед Украиной стоит задача преодолеть представление о нашей стране как о территории коррупции, войны и традиционной культуры. Таким образом, стоит продвигать на внешний рынок современное искусство (литературу, живопись, кино) и, конечно, украинскую историю. Ведь если элита государства-партнера разделяет культурные ценности и мировоззренческую позицию, сотрудничество с этой страной будет намного эффективнее. При этом важный учитывать не только выбор целевой аудитории, но и «целевых стран», сотрудничество с которыми должно стать приоритетным.

Существующие культурно-информационные центры при украинских посольствах не выполняют возложенную на них миссию. Их стоит включить в состав государственной структуры под условным названием Институт Шевченко, которая, подобно Британскому Совету или Гете-Институту, продвигала бы украинскую историю и культуру и формировала бы имидж Украины в мире.

Большинство субъектов международной политики достаточно давно сменили жесткую силу на мягкую (soft power). Влияние на внутреннюю и внешнюю политику суверенных государств реализуется не благодаря военной мощи, а через экономические и культурные рычаги. Культурная дипломатия – это один из основных способов реализации собственных интересов. Это поняли не только страны Запада (создавшие, Гете-Институт, Британский Совет или Французский Альянс), но и Востока (Русский Мир, Институт Конфуция). Если элита государства-партнера разделяет культурные ценности и мировоззренческую позицию, сотрудничество с этой страной будет намного эффективнее, чем контроль данной территории с помощью силы.

В Украине долгое время ведутся разговоры о создании учреждения под условным названием «Украинский Институт» или «Институт Шевченко», целью, которого является продвижение интересов государства за границей. В 2006 году президент Виктор Ющенко издал указ о создании сети культурно-информационных центров при посольствах более чем в 15 странах западного мир». Эти учреждения, по данным Института Стратегических Исследований, в течение всего периода своей работы фактически не выполняли возложенной на них миссии. Это обусловлено рядом факторов — отсутствием квалифицированных кадров из культурного менеджмента, размытой структурой управления, отсутствием стратегии развития, нехваткой финансирования.

На сцене Министерства культуры

В 2014 году Министерство культуры в рамках сотрудничества с Украинским Центром Культурных Исследований (УЦКИ) начало разработку проекта Украинского Института. Ожидается, что до конца 2015 года Кабинет Министров примет постановление о создании Института. К сожалению, в свободном доступе нет полного текста документа, предложенного УЦКИ (большой вопрос, существует ли вообще такой документ), зато есть концепция, представленная в июле 2015 года на круглом столе с участием Министра культуры и общественных деятелей.

Реализация концепта, предложенного УЦКИ в сотрудничестве с Министерством, приведет не к повышению качества международной политики украинского государства, а к увеличению учреждений и финансовых затрат. Будущий Институт планируется создать как общественную организацию. Очевидно, что это делается для более эффективного сбора средств, которые легче получить общественной организации, чем правительственной. Тем не менее, 40-60% всех финансов Института планируется привлечь из государственного бюджета. Однако прямая зависимость от финансовых вливаний западных фондов может сосредоточить Институт на реализации проектов грантодателей вместо проведения независимой культурной политики.

Культурная политика — это реализация четко очерченного плана действий и, самое главное — получение результата. В случае создания общественной организации государство лишается рычагов влияния на Институт и возможности реализовать свое собственное виденье присутствия за рубежом.

К тому же, создание общественной организации, которую государство обеспечивает минимум на 40%, выглядит нецелесообразной тратой ресурсов. По моему мнению, правильным решением было бы создание государственной организации.

Авторы концепта считают, что Институт сможет зарабатывать собственные средства за счет предоставления услуг по изучению украинского языка. Однако — действительно ли Институт сможет на этом заработать? Для того, чтобы привлечь людей к изучению украинского языка, этот процесс нельзя и не нужно монетизировать, изучение должно быть бесплатным (как и большинство мероприятий будущего Института), ведь таким (и только таким) образом удастся расширить аудиторию, взаимодействовать не только с Институтом как учреждением, но и с Украиной в целом

Еще одним довольно интересным моментом создания будущего Института является объявленные цели работы — не только с внешним, но и с внутренним рынком («евроинтеграционные тренинги»). Это приведет к распылению ресурсов и сделает невозможным консолидацию вокруг одной цели. Такие учреждения, как Институт, должны работать только с внешней аудиторией и в русле внешнеполитической стратегии Министерства иностранных дел.

Структура управления Институтом не ясна и уже в самом концепте забюрократизирована. Во-первых, нет четкого подчинения, непонятно, кто ответственный за работу Института (Министерство Культуры или МИД), и вместе с тем, по замыслу, должна существовать система совещательных органов в составе «компетентных специалистов в соответствующих сферах культуры». Как и кто будет определять «компетентность специалистов» — неизвестно (история с выдвижением на Оскар «Поводыря», вместо «Племени» — очень кстати).

Удивляет и игнорирование авторами наличия уже существующих информационно-культурных центров, которые остаются вне будущей структуры Института. Целесообразнее реформировать имеющиеся информационно-культурные центры вместо создания новой организации, что приведет к чрезмерному расходованию финансовых и человеческих ресурсов.

Без Чернышевского, но с тем же вопросом

Из ведущих культурных центров только Британский Совет покрывает большую часть своих расходов за счет проведения языковых курсов и тестов — и только потому, что английский является языком международного общения. Например, Гете-Институт (предоставляющий услуги по изучению достаточно популярного немецкого языка), не покрывает и 25% своих расходов, и львиную долю бюджета получает от федерального правительства Германии. Понятно, что украинский язык не будет пользоваться таким спросом, как английский или даже немецкий. Поэтому стоит использовать двуязычие Украины, и предлагать не только украинский (изучение которого должно быть бесплатным), но и русский язык (который может приносить прибыль). Опыт Британского Совета показывает, что для результативной работы Института нужно определить две составляющие: целевую аудиторию и уникальные черты страны. Для Британского Совета целевой аудиторией являются студенты, а уникальными чертами — язык, туризм, высшее образование.

Перед Украиной стоит задача преодолеть представление о нашей стране как о территории коррупции, войны и традиционной культуры. Таким образом, стоит продвигать на внешний рынок современное искусство (литературу, живопись, кино) и, конечно, украинскую историю.

Целевой аудиторией Института могут стать студенты гуманитарных специальностей (особенный акцент стоит сделать на журналистах). Культурная дипломатия должна иметь сильную информационную поддержку — так, ряд стран владеют СМИ, которые работают в основном с внешней аудиторией: Россия — Russia Today, Великобритания — BBC, Германия — Deutsche Welle, Кувейт — Al Jazeera. Не располагая такими финансовыми ресурсами, необходимыми для создания СМИ (прямой путь влияния на информационное поле), Украина должна сосредоточиться на тех, кто в будущем будет создавать «контент» (опосредованный путь).

Важный выбор не только целевой аудитории, но и «целевых стран», сотрудничество с которыми должно стать приоритетным. Исходя из идеи будущего политического лидерства в Восточной Европе, лучше всего обратить внимание на пророссийски настроенные элиты Венгрии, Чехии, Болгарии и Румынии. Также важной сферой работы должно стать постсоветское пространство, на котором Украина может стать примером политической модели, альтернативной российской. Качественная культурная дипломатия среди государств СНГ позволит сплотить вокруг себя не только страны, которые «обиженны» Москвой, но и те, которые стремятся стать на путь вестернизации.

Важным инструментом во всех странах пребывания Института должно стать создание/развитие украинских студий, которые бы включали комплексное изучение украинского языка, истории, искусства, философии, литературы. Институт должен впитать в себя все полномочия и ресурсы по предоставлению стипендий на обучение в Украине, таким образом, удастся поддерживать иностранную профессуру и студенчество, что заинтересовано в изучении украинского языка, истории, литературы, искусства.

В долгосрочной перспективе такие действия должны изменить образ Украины в глазах жителей стран ЕС. Сегодняшнее представление об Украине как стране проституции, коррупции, борща и шаровар должно исчезнуть из сознания европейцев. Задача всей государственной машины в том, чтобы появилась новая Украина — страна современного искусства, науки и литературы.

Победитель конкурса MindSketch в октябре


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.