Украинская Резолюция Против России: Пиар Против Реальности

Украина призывает к санкциям, но сама не вводит их в полной мере

@UNGeneva

Автор:

Недавно Верховная Рада Украины приняла постановление о признании России государством-агрессором. Также был принят закон, который ускоряет процесс объявления организаций террористическими — иностранной или отечественной. Украина хотела бы заставить Запад и международные организации признать факт войны в Украины — пишет Агнешка Пиасецка в своей колонке для VoxUkraine.org. 

Но принятие этой декларации на международном уровне очень маловероятно: во-первых, международное сообщество видит, что Украина сама не выполняет требования, выполнения которых ждет от других, во-вторых, Устав ООН делает принятие подобного решения практически невозможным.

27 января Верховная Рада Украины приняла постановление о признании России государством-агрессором. Также был принят закон, который ускоряет процесс объявления организаций террористическими — иностранной или отечественной.

На день раньше Верховная Рада приняла резолюции, которые вводят в действие режим «чрезвычайной ситуации» на Донбассе и провозглашают режим пребывания остальной территории Украины в боевой готовности .

Логика депутатов понятна: Украина продолжает обращаться к Западу о признании ДНР и ЛНР террористическими организациями, но сама практически ничего в этом направлении не делает. Здравый смысл подсказывает – если хотите, чтобы другие что-то сделали, начните с себя. Но признать терроризм в своей стране мало. После такого шага последует весьма трудоемкий и малоэффективный процесс внесения такой организации в один из террористических списков ЕС и США.

Признание России государством-агрессором больше похоже на попытку международного пиара, чем реальную, на что-то влияющую меру. Впрочем, этот шаг согласуется с текущими настроениями украинского общества, которое наблюдает за все большими человеческими потерями жизней на Востоке и явно ожидает решительной реакции государства.

Цель объявления России агрессором — заставить Запад и международные организации признать факт войны в Украине, в противовес российской пропаганде о том, что это внутренний конфликт страны.

Однако шансов на успех мало. Для того, чтобы принять такую серьезную декларацию на международном уровне, нужно иметь кворум голосов.  Согласно неофициальным правилам международных отношений, для принятия подобного документа или соответствующего заявления Организацией объединенных наций или Евросоюзом, нужно пройти километры коридоров и убедить огромное число людей.

Впрочем, современное законодательство о вооруженных конфликтах не требует объявления войны. Этот термин автоматически применяется, если факты доказывают достаточно большую длительность военных действий.

На протяжении многих лет, Россия использовала свое право вето в Совете Безопасности ООН 116 раз и парализовывала эффективную реакцию на множество возникающих конфликтов, которые могли быть вовремя остановлены. Одни из последних  таких случаев — блокирование решений по Сирии и ситуации на Донбассе.

Объявление России государством-агрессором — важный политический шаг, но на практике он не означает запрета России применять свое право вето в Совете Безопасности ООН. В соответствии со статьей 108 Устава ООН для каких-либо изменений положений страны (в том числе о снятии права вето с члена СБ) требуется ⅔ голосов членов Генеральной Ассамблеи и решение любых девяти членов Совета Безопасности с последующей ратификацией из этих ⅔ государств-членов, в том числе постоянных членов Совета Безопасности.

Это, кстати, говорит о том, что необходима реформа системы международной безопасности в рамках Организации Объединенных Наций, поскольку нынешняя система неэффективна.

Однако даже если бы с ⅔ голосов вышло, неясно как вела бы себя Украина в этом случае.

К примеру, Юлия Тимошенко требует наказать виновных в совершении преступлений. Но чтобы наказать виновных в рамках системы международного правосудия, необходимо ратифицировать Римский статут, чего, как известно, в Украине до сих пор не сделано.

Украина призывает к санкциям, но сама не вводит их в полной мере.

Украина просит бронежилеты и торопит волонтеров покупать их, но потом они выдаются из собственных военных запасов.

Почему контроль на украинских блокопостах настолько поверхностен (досматривают лишь документы), тогда как реального, детального контроля багажа нет и в помине?

Российские и украинские бизнесмены торгуют между собой так, словно ничего и не происходит, не говоря уже о странных сделках на линии фронта. Яркий пример — цитата генерал Богдана Бондаря: «Мы прекращаем переговоры относительно гуманитарного коридора: хватит поставлять новых людей на фронт». В конце концов, можно договариваться о прекращении огня, чтобы забрать убитых и раненых, или об обмене военнопленными, но почему доставка новых бойцов на фронт по-прежнему происходит?

Объявление полномасштабной войны в этой ситуации принесет больше вреда, чем пользы. Украина может выиграть этот конфликт и без этого. Всё что нужно — это желание.


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.