Формула устойчивости. Как украинская децентрализация влияет на постсоветское пространство

Реформа местного самоуправления делает Украину не только более устойчивой и совместимой с ЕС, но и примером для других постсоветских стран

depositphotos / wowomnom

Автор:

Общеизвестно, что децентрализация позитивно влияет на повседневную жизнь граждан. Государственное управление становится более рациональным, гибким, открытым и интерактивным. Связи между государством и обществом укрепляются, улучшается демократическая подотчетность органов власти. Повышение прозрачности распределения ресурсов постепенно снижает возможности для коррупции. Упрощается экономическая активность местных общин, возрастает межрегиональное соревнование.

Городам и селам становится легче сотрудничать друг с другом. Одновременно,т они больше конкурируют за прямые инвестиции, туристов, гранты на финансирование проектов, квалифицированный персонал и государственные ресурсы. Талантливая молодежь из провинции может лучше самореализовываться у себя дома. Патриотическая энергия направляется с мифологизации воображаемого национального организма на улучшение реальных общин на местах. Гражданская активность поощряется и используется для общественного блага. Инициативы снизу могут быть легче превращены в государственные программы и становятся моделями для формирования общенациональных инноваций.

В целом эти и подобные им позитивные последствия децентрализации Украины повысят её устойчивость и значимость  как одной из крупнейших территориально европейских стран, а также как страны, находящейся на цивилизационной границе, ключевой постсоветской республики и геополитического опорного пункта. Многие внутренние развития в Украине имеют более широкие последствия в связи их возможных международных эманаций.

Судьба украинской трансформации, не в последнюю очередь благодаря реформе местного самоуправления, будет влиять на общеевропейскую безопасность и стабильность, посткоммунистическое социально-экономическое развитие, а также на либерализацию и демократизацию по всей территории бывшего СССР.

Децентрализация повышает устойчивость украинского государства

Прежде всего, децентрализация делает Украину более устойчивым государством и обществом. Вместе с другими реформами она уменьшает или сдерживает различные постсоветские патологии государственного управления и регионального развития. В свою очередь, эти последствия имеют не только муниципальное, региональное или национальное значение, но – учитывая геополитическую роль Украины – еще и международное измерение.

Украинская децентрализация передает большую долью государственной власти общинам уровнем ниже тех, на которых функционирует большинство старых неформальных сетей. Хотя это и не уберегает государство Украины от инфильтрации клановых структур, деволюция политических полномочий на местный уровень усложняет подрыв госорганов частными интересами. И ногда, правда, децентрализация просто-напросто переносит главное поле действий какой-либо коррупционной сети с национального или регионального уровня на местный. В некоторых случаях такая деконцентрация власти может даже принести пользу тем кланам, которые до сих пор функционировали в муниципальном контексте.  

Однако в целом децентрализация в Украине – как и в любой другой стране мира – скорее укрепляет, а не ослабляет демократическую подотчетность и общественный надзор власти. Она таким образом способствует, а не мешает экономическому развитию. Органы местного самоуправления находятся под большим вниманием и влиянием внимания местного населения. Они несут более и понятную прямую ответственность перед своими общинами, чем те «византийские» структуры госуправления, которые Украина унаследовала от советской системы.  

Когда амбициозные политические и экономические предприниматели сталкиваются с местными – а не региональными или национальными – политическими рамками, они скорее будут направлять свои усилия на официальную и развивающую деятельность, чем на неформальную и экстрактивную. В среднем, новые украинские Объединенные территориальные громады (ОТГ) менее восприимчивы к подрывной деятельности полутайных сетей и жадных искателей рентного дохода, чем старые областные и районные администрации и советы. У новых ОТГ есть потенциал и мотивация принимать участие в к конкурентной борьбе с другими ОТГ за привлечение инвестиций и туристов, обретение известности. Старые, менее самостоятельные и меньшие общины таких возможностей е имели значительно меньше.

Таким образом, децентрализация делает украинское государство более стабильным, развитым и эффективным. Повышенная устойчивость и больший динамизм Украины будут поддерживать ее модернизацию.

В свою очередь, все, что делает сильнее плюралистическую и либеральную Украину – т.е. её рационализация, европеизация, децентрализация, приватизация, дерегуляция и т.д. – подрывает легитимность клепто- и автократических порядков других постсоветских государств. Укрепляя украинскую экономику и демократию, децентрализация помогает – благодаря геополитическому значению Украины и особенно ее роли в Восточной Европе – изменить к лучшему все постсоветское пространство.

Децентрализация улучшает сплоченность украинской нации

Во-вторых, многие украинские политики также рассматривают децентрализацию как своеобразное лекарство от российской гибридной войны против Украины. Децентрализация способствует большему вовлечению обычных украинцев в правительственные дела, что повышает национальную сплоченности населения Украины, укрепляет его гражданский дух.

Текущая передача власти в местные общины в Украине лишает различных гибридных воинов России традиционных институциональных рамок и критических точек входа для подстрекательских действий. Децентрализация, которая не является федерализацией, затрудняет планирование ирредентистских операций, подобных проведенным в 2014 году в Симферополе, Донецке и Луганске. Поскольку областные исполкомы и советы постепенно теряют политическую значимость, Кремлю становится сложнее четко определить и разграничить территории, на которых можно поддержать сепаратизм и/или подготовить аннексию.

В свою очередь, эти антисепаратистские аспекты децентрализации Украины имеют не только национальное, но и международное измерение. В той мере, в которой реформы местного самоуправления – вместе с другими текущими трансформациями в Украине – помогают поддерживать независимость Киева и стабильность украинского государства, они противодействуют российскому реваншизму. Чем сильнее Украина, тем менее перспективным выглядит неоимпериалистский проект Москвы и гегемонистские претензии Кремля на бывшем советском пространстве. Как в 1997 году Збигнева Бжезинского лаконично отметил:о «без Украины Россия перестает быть евразийской империей».

Децентрализация поддерживает европеизацию Украины

Третий геополитический аспект украинской децентрализации заключается в том, что она поддерживает текущую интеграцию Украины – в рамках «Восточного партнерства», начатого ​​в 2009 году, и Соглашения об ассоциации, подписанным в 2014 году – в политическое, экономическое и правовое пространство Европейского Союза. Децентрализация помогает подготовить будущую заявку Киева на членство в ЕС и, в конечном итоге, получить его. В определенной степени, украинская децентрализация даже является более фундаментальным аспектом постепенной европеизации Украины, чем другие направления этого процесса, которые частично возникли под влиянием извне.  

Будучи изначально украинским проектом, вдохновленным зарубежными успехами, но не смоделированным по какому-либо иностранному примеру и не построенным по предопределенному западному рецепту, децентрализация имеет два важных измерения. Во-первых, она является явным проявлением того, что Украина отходит от царских и большевистских централистских традиций прошлого на территории бывшей Российской империи. Происхождение, идея и начало реформы децентрализации Украины как бы подтверждают «европейский» характер страны. Они становятся практическими доказательствами гражданского, плюралистического и открытого характера украинских политических традиций и культуры.  

Во-вторых, накапливающиеся результаты текущего перехода от централизованной к неконцентрированной власти делают Украину все более совместимой с Евросоюзом. В целом, страны-члены Союза более или менее децентрализованы. Некоторые государства ЕС в той или иной степени сами сегодня находятся в процессе децентрализации. Более того, они придерживаются хорошо известного принципа «субсидиарности» в своих отношениях как с Брюсселем, так и с собственными регионами и муниципалитетами. Чем более децентрализованной и субсидиарной Украина станет, тем более похожей она будет на другие европейские государства, и тем лучше она будет подготовлена ​​к полному вступлению в ЕС.

Национальное происхождение и «европеизирующие» последствия украинской децентрализации важны не только с точки зрения распространения западных ценностей и принципов. Они также имеют некое геополитическое измерение. Поскольку украинская реформа местного самоуправления выражает и совершенствует «европейский» характер Украины, она демонстрирует её принадлежность к западному нормативно-культурному контексту. А эта демонстрация, в свою очередь, делает украинское стремление к вступлению в ЕС и НАТО более естественным и закономерным явлением, чем при прочих условиях.

Децентрализация предоставляет модель для других стран

Последний и, пока что, несколько спекулятивный геополитический аспект текущей трансформации украинского госуправления касается её международного диффузионного потенциала. Имеется ввиду, что в будущем децентрализация Украины может стать для подражания для других, пока ещё высоко централизованных – особенно постсоветских государств. Украинская реформа местного самоуправления может предоставить политическим и интеллектуальным элитам других стран политический опыт и институциональные шаблоны, которые они смогут использовать при внедрении собственных реформ. Это касается в первую очередь России, для которой децентрализация согласно украинской муниципальной парадигме однажды может стать более актуальной, чем соблюдение традиционной региональной парадигмы Российской Федерации.  

С течением времени каждая из бывших советских республик подвергнется влиянию социальной модернизации, международного распространения западных норм, демократизации в результате внутриэлитных распрей, а также глобальной экономической интеграции. Эти процессы будут все более ставить под вопрос авторитарные режимы все ещё политически недоразвитых и культурно регрессивных посткоммунистических стран. Когда правительственные кризисы, международная неконкурентоспособность и общая отсталость создадут достаточное давление для глубинных реформ в России, Беларуси, Армении, Азербайджане и/или Центральной Азии, их нации будут в поиске идей и опыта, способных помочь им обновить свои архаичные общественные порядки и перестроить свои неэффективные государства.  

Возможность или даже намерение зарубежного распространения реформаторских программ – это, конечнооо прямо или косвенно изначально заложено воо многих концепций и попыток реформирования по всему миру. Однако украинская перестройка местного самоуправления, возможно, имеет ещё более важное геополитическое измерение благодаря её вышеупомянутым последствиям в области укрепления национального единства населения какой-либо страны.

Украинский тип децентрализации – не только инструмент улучшения отношений между государством и обществом. Он также может быть инструментом стабилизации для стран, которым страдают от сильного регионально деления и которым, в этой связи, могут угрожать сепаратистские тенденции.

Так же, как передача власти местным и муниципальным уровням помогает Украине удержать свою территорию целостной, применение ее модели децентрализации однажды может помочь сохранить единство другим постсоветским государствам. Не в последнюю очередь это касается России, чей огромный размер и многонациональный характер делает ее особенно уязвимой к автономизму и сецессионизму.

Децентрализация как недооцененная реформа

Приведенный здесь перечень положительных эффектов украинской децентрализации не означает, что реформа местного самоуправления является панацеей для Украины и других постсоветских стран. Однако ее европеизирующий, анти-сепаратистский и диффузионный потенциал делают ее особенно важным, интересным и последовательным аспектом текущей украинской социально-политической трансформации. В контексте других специфических постсоветских политических вызовов, антиимперские и государствообразующие измерения децентрализации придают этой конкретной реформе в Украине большее значение, чем другие подобные процессы передачи власти от национальных и региональных к муниципальным и местным уровням в других странах мира. Ни преодоление наследий царско-коммунистической империи, ни формирование новых национальных государств еще не завершились на постсоветском пространстве. Децентрализация может помочь в этом процессе илие стать инструментом для более эффективного решения этих обеих крайне сложных задач.

VoxUkraine — уникальный контент, который стоит прочесть. Подписывайтесь на нашу e-mail рассылку, читайте нас в Facebook и Twitter, смотрите актуальные видео на YouTube.

Мы верим, что у слов есть сила, а идеи имеют определяющее влияние. VoxUkraine объединяет лучших экономистов и помогает им донести идеи до десятков тысяч соотечественников. Контент VoxUkraine бесплатный (и всегда будет бесплатным), мы не продаем рекламу, не занимаемся лоббизмом. Чтобы проводить больше исследований, создавать новые влиятельные проекты и публиковать много качественных статей нам нужны умные люди и деньги. Люди есть! Поддержать VoxUkraine. Вместе мы сделаем больше.


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.