В фокусе іМоРе. Украинские государственные шахты: 2 млрд грн ежегодно на чемодан без ручки

В декабре Верховная Рада в очередной раз продлила мораторий на взимание долгов и банкротство государственных шахт. Из 33 предприятий на подконтрольной территории Украины приносят прибыль только 4.

Автор:

В 2017 году Верховная Рада приняла закон, которым устанавливался мораторий на взимание задолженности с государственных угольных шахт и их банкротство до 2019 года. По версии одного из инициаторов, цель закона заключалась в стабилизации работы государственных шахт. Однако эта цель не была достигнута. Как результат мораторий продлили до 2022 года. Это означает, что у кредиторов, которым задолжали шахты, не будет инструментов вернуть свои средства. Процедуры банкротства на государственных шахтах будут приостановлены, а новые процедуры нельзя будет инициировать.

Продление моратория депутаты, инициировавшие законопроект, обосновали «необходимостью продолжения переходного периода, который нужен для устойчивого развития государственного угольного сектора». На самом деле этот переходный период фактически продолжается уже более 20 лет. За это время отрасль накапливает долги и убытки, которые частично покрывает государство за деньги налогоплательщиков (график 1).

График 1. Задолженность государственных шахт перед поставщиками и субсидии государственным шахтам из бюджета в 2014-2018 годах, млрд грн

Источник: Министерство энергетики и угольной промышленности, Государственный бюджет Украины

 

Мы также запрашивали в Минэнерго данные за 2010-2013 годы, но в течение двух недель не получили ответ.

Мораторий на банкротство государственных шахт власть накладывала в:

  1. 1999 году (до 2000),
  2. 2003 году (до 2004),
  3. 2004 году (до 2005),
  4. 2005 году (до 2007),
  5. 2007 году (до 2010),
  6. 2009 году (до 2013),
  7. 2013 году (до 2015),
  8. 2017 году (до 2019)
  9. 2019 году (до 2022).

Как свидетельствуют данные, сначала власть оптимистично надеялась, что проблемы государственных шахт удастся решить за год, но впоследствии продолжительность моратория выросла до двух, а потом и до трех лет. Таким образом ситуация остаётся замороженной уже 23 года.

Всего в Украине 102 государственные шахты, однако подавляющее большинство из них расположены на оккупированной части Донбасса. Лишь 33 шахты находятся на подконтрольной территории, из которых только четыре работают с прибылью.

График 2. Структура задолженности шахт по состоянию на 31 декабря 2018

Источник: Министерство энергетики и угольной промышленности

 

Вопросы реструктуризации отрасли время от времени актуализируются в повестке дня, однако не решаются. Чтобы обосновать сохранение статус-кво, заинтересованные стороны всё время используют аргументы о социальной напряжённости, энергетической безопасности, особенности отрасли. Неэффективное управление позволяет «зарабатывать» на государственных закупках шахт (см. статьи «Наши деньги» первое, второе, третье) и на передаче в аренду частным компаниям угольных запасов, которые государственные шахты уже подготовили к добыче (четвёртое).

Что делать с государственными шахтами?

Существует Концепция реформирования и развития угольной промышленности на период до 2020 года, где изложена политика правительства в отношении государственной угледобывающей отрасли. В конце 2017 правительство создало «Национальную угольную компанию», которая, по версии правительства, была нужна для оптимизации структуры угледобывающих предприятий и создания условий для их приватизации.

Однако к этой цели правительство пока так и не приблизилось, а компания не заработала. Хотя правительство определилось с тем, какие меры нужно реализовать для реформирования отрасли только до 2020, депутаты решили законсервировать ситуацию до 2022 года. Политика правительства после 2020 ещё не определена, однако решение о продлении так называемого «переходного периода» принято.

Ситуация с мораторием на банкротство государственных шахт несколько напоминает ситуацию с мораторием на куплю-продажу сельхозземель. И в одном, и во втором случае нужно принять решения, которые будут непопулярными и от которых могут проиграть определённые группы лиц. Однако в долгосрочной перспективе выиграют как эти группы лиц, так и страна в целом. Правительство, которое примет соответствующие решения, без преувеличения сможет претендовать на славу Маргарет Тэтчер.

Комментарии экспертов

«Государственные шахты имели миллиардные долги. Аресты денежных средств и имущества, наложенные в рамках многочисленных исполнительных производств, приводили к частичной или полной остановке деятельности таких предприятий. Мораторий должен разблокировать деятельность государственных шахт, что было не самоцелью, а лишь предпосылкой достижения основной цели — выводу предприятий на уровень безубыточности, улучшению технического обеспечения, увеличению добычи угля.

За срок действия предыдущего Закона цель не была достигнута: шахты убыточны, оборудование не обновляется, новые лавы почти не открываются, добыча угля уменьшается, задолженность накапливается.

Теперь действие моратория продлили еще на 3 года. Есть большие сомнения, что ситуация в государственном угольном секторе улучшится. Мораторий без системной политики государства по выводу государственного угольного сектора из финансового кризиса и миллиардных инвестиций как морфий для больного — нужен, но не лечит и вызывает привыкание. В этом случае — привыкание не платить по счетам».

– Илья Полулях, Dixi Group

«Мораторий лишил кредиторов возможности выполнения судебных решений и исполнительных производств, а значит ухудшил и без того низкую привлекательность кредитования в этом секторе. Закон не предусматривает реструктуризацию текущей задолженности, то есть не даёт возможности урегулировать даже случаи, когда угледобывающее оборудование бралось в лизинг. Ведь под запрет попадает и принудительная процедура санации должника.

Если же брать «благородные» цели закона — выполнение «мероприятий по техническому переоснащению шахт и улучшению их технико-экономических показателей» — то правительство не справилось с этой задачей и в предыдущие годы действия моратория. По данным профильного министерства, в 2018 году добыча на государственных шахтах уменьшилась на 700 тыс. т, или на 14,5%. Если брать добычу энергетического угля, то доля государственных предприятий снизилась с 14,9% (2017) до 13% (2018).

Это свидетельство неэффективного управления, если почти 2 млрд грн прямых бюджетных дотаций, не считая скрытые дотации через Госказначейство, используются для погашения текущих обязательств — зарплат и счетов за электроэнергию. Зато расходы бюджета на инвестиции чуть превышают 330 млн грн».

– Роман Ницович, Dixi Group

VoxUkraine — уникальный контент, который стоит прочесть. Подписывайтесь на нашу e-mail рассылку, читайте нас в Facebook и Twitter, смотрите актуальные видео на YouTube.

Мы верим, что у слов есть сила, а идеи имеют определяющее влияние. VoxUkraine объединяет лучших экономистов и помогает им донести идеи до десятков тысяч соотечественников. Контент VoxUkraine бесплатный (и всегда будет бесплатным), мы не продаем рекламу, не занимаемся лоббизмом. Чтобы проводить больше исследований, создавать новые влиятельные проекты и публиковать много качественных статей нам нужны умные люди и деньги. Люди есть! Поддержать VoxUkraine. Вместе мы сделаем больше.


Sorry, Comments are closed!

Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.