VoxCheck года. Обвинения на миллиарды: Сколько правды в брошюре Сергея Таруты

VoxCheck проверил большинство фактов из брошюры “Гонтарева. Угроза экономической безопасности Украины” и обнаружил, что почти везде правильные данные используются манипулятивно. В следующем выпуске VoxCheck ждите проверку аргументов Валерии Гонтаревой и ее заместителей.

Авторы:

Брошюра Таруты”, содержащая немало аргументов против политики Нацбанка и лично председателя НБУ Валерии Гонтаревой, стала поводом для многих экспертов и политиков высказать свое мнение относительно действий регулятора за последние два года. VoxCheck проверил украинскую версию брошюры (которая несколько отличается от англоязычного первоисточника). Мы намеренно не принимали во внимание обвинения Гонтаревой в мошенничестве и хищении средств, поскольку такими проверками должны заниматься специализированные органы, а не фактчекеры. VoxCheck сконцентрировался на экономической и финансовой части вопросов, которые были затронуты Тарутой. В своей проверке мы взяли только самые важные по нашему мнению тезисы: о курсе гривны, об инфляции, о состоянии экономики и банковской системы и о так называемом «банкопаде».

Оказалось, что в тексте Таруты много правильных цифр и фактажа. Но почти все они представлены в очень манипулятивной форме и искажают восприятие экономической реальности в Украине.


О КУРСЕ ГРИВНЫ

  1. «Неэффективность и непрофессионализм. Валерия Гонтарева как председатель НБУ несет ответственность за невыполнение Национальным банком Украины его основной функции — обеспечение стабильности денежной единицы”

Манипуляция. О стабильности гривны как основной задаче НБУ политики и эксперты говорят довольно часто в контексте девальвации гривны. Сам Тарута в своей брошюре под «нестабильностью» также подразумевает падение стоимости гривны по отношению к другим валютам. Об этом он также говорит во время эфира на 3S.TV от 17 октября: «За что отвечает Национальный банк? Первое: за устойчивость денежной единицы. Все прекрасно знают, когда пришла Гонтарева — какой был курс? И какой он на сегодняшний день?…”

Но стабильность денежной единицы не означает фиксацию валютного курса гривны к доллару США.

Из Конституции Украины (статья 99) это трудно понять, поскольку в ней содержится только короткая фраза:

«Денежной единицей Украины является гривна. Обеспечение стабильности денежной единицы является основной функцией центрального банка государства — Национального банка Украины.”

Закон Украины о НБУ (статья 6) объясняет подробнее: «В соответствии с Конституцией Украиныосновной функцией Национального банка является обеспечение стабильности денежной единицы Украины. При выполнении своей основной функции Национальный банк должен исходить из приоритетности достижения и поддержания ценовой стабильности в государстве.»

В статье 1 этого же Закона объясняется, что такое ценовая стабильность: «сохранение покупательной способности национальной валюты путем поддержания в среднесрочной перспективе (от 3 до 5 лет) низких, стабильных темпов инфляции, измеряемых индексом потребительских цен«.

Таким образом, ни Конституция, ни Закон Украины не говорят о необходимости удерживать курс гривны на одном уровне, то есть о фиксированном курсе.

Относительно экономической части вопроса, то при определенных условиях можно достичь стабильно низкой инфляции, зафиксировав курс гривны к доллару США. Но для открытой и уязвимой для внешних шоков украинской экономики такая политика приводит лишь к непродолжительным положительным результатам. Неблагоприятное изменение внешней среды вызывает резкую девальвацию и, соответственно, рост цен, как это было, например, в 2008-2009 гг. Подробнее VoxUkraine писал о проблемах фиксированного курса в статье Юрия Городниченко «Зафиксировать гривну? Больше никогда!».

Только примерно в начале 2015 года руководство НБУ разорвало замкнутый круг «кризис — обесценивание гривны — фиксация курса на более низком уровне — кризис». Регулятор начал вводить режим инфляционного таргетирования, то есть поставил своей главной задачей стабильность цен — в соответствии с законодательством.

Подытоживая: поддержание фиксированного курса не является задачей НБУ. А резкая девальвация в 2014-2015 гг. была вызвана в первую очередь невероятным шоком — военным конфликтом, вследствие которого Украина потеряла большую часть производства и экспорта. Впрочем, подробнее о причинах девальвации читайте в следующем комментарии этой статьи.

  1. «Падение курса гривны. За эти два года гривна упала в 2,18 раза. 19.06.2014 г. — День назначения Валерии Гонтаревой главой НБУ».

Источник (здесь и далее в аналогичных по стилю рисунках): брошюра «Гонтарева. Угроза экономической безопасности Украины»

МанипуляцияЗначение курса гривны к доллару США правильное. Но в брошюре никоим образом не объясняются основные причины девальвации гривны, на которые НБУ не имеет влияния, а именно:

  • Военный конфликт на Востоке, последствиями которого стали обвал промышленного производства, потеря части экспорта, отток капитала из страны и паника среди населения.
  • Мировой тренд к снижению цен на основные продукты украинского экспорта: металлы, зерно, удобрения и др. Уменьшение цен даже при неизменных объемах продаж (в действительности — они упали) приводит к уменьшению поступления валютной выручки.

Динамика мировых цен на сталь. Источник: Bloomberg

  • Низкие золотовалютные резервы, которые надо было тратить на большие платежи по внешним долгам и за импортированный газ, что ограничивало возможности НБУ противостоять девальвационному давлению на гривну и способствовало панике. В июне 2014 году объем резервов составлял $ 17,1 млрд, но после погашения внешних долгов Нафтогаза и попыток удержать курс гривны их объем снизился до мизерных $ 5,6 млрд в феврале 2015 г.

Подчеркнем, что любое сравнение валютного курса на две разные даты лишено смысла без объяснения экономических факторов (при том, что не всегда эти факторы находятся под контролем регулятора банковского рынка). Поэтому такое сравнение всегда манипулятивно.

ОБ ИНФЛЯЦИИ

  1. «Потребительская инфляция галопирует. Индекс потребительских цен в 2015 году составил 148.7% к 2014 году»

Манипуляция. Опять правильные цифры использованы манипулятивно. Так, средний индекс потребительских цен в 2015 году действительно составлял 148,7 (только без процента, потому что это индекс). Но, во-первых, это означает, что инфляция была 48.7%, а не 148,7%. Во-вторых, термин «галопирующая инфляция» используется, когда рост цен невозможно контролировать подобно гиперинфляции в 1990-х. А как видно из графика, в 2016 году инфляция в Украине начала снижаться. Поэтому, в-третьих, формулировка «инфляция галопирует» (настоящее время) в брошюре не корректна, ведь по последним данным инфляция меньше 10%.

О ВВП

4.

Манипуляция$ 183 млрд — показатель ВВП за 2013год, а не за 2014. За 2014 год, согласно данным МВФ, объем ВВП в долларах составил $132 млрд. Как был получен показатель $ 79 млрд. за текущий год, который еще не закончился — определить сложно. Если взять ВВП за последние 4 квартала (т.е. ІІІ и IV кварталы 2015 и I и II кварталы 2016.), получается суммарно 2131 млрд. грн., или $ 85 млрд. по курсу 25 грн/долл. Однако, правильнее брать прогнозное значение ВВП за 2016, которое составляет 2281 млрд. грн. или $ 87 млрд. долл. (прогноз МВФ).

В любом случае, вряд ли можно возлагать ответственность за падение ВВП на Нацбанк.

О БЕЗРАБОТИЦЕ

5.

Манипуляция. Цифры правильные, но 10,3% – это показатель за 1 квартал 2016 года, а 7,8% – показатель за весь 2013 (а не 2014, данные Госкомстата). В 2014 году показатель безработицы составлял 9,7%. Поскольку показатель безработицы имеет выраженную сезонность (летом снижается из-за привлечения населения к с/х работам), для корректного сравнения надо было брать или только первый квартал 2014 и 2016 года, или годовые данные. Как и в случае падения ВВП, рост безработицы вызван многими факторами вне влияния НБУ.

О СОКРАЩЕНИИ КОЛИЧЕСТВА ПРЕДПРИЯТИЙ

6.

Манипуляция. Данные взяты на сайте Госкомстата и правильные (только 343 тыс. — это не в 2016 году, а в 2015-м). Однако по тем же данным, количество физлиц предпринимателей возросло с 1,3 млн. в 2013. до 1,6 млн. в 2015г., о чем в брошюре почему-то не упоминается. При этом по оценкам НАН Украины, из-за оккупации Донбасса прекратили работу как минимум 40 тысяч малых и средних предприятий. То есть снижение количества предприятий в Украине с 2013 года в основном объясняется именно конфликтом на Востоке.

Манипуляция не только в контексте, но и в том, как представлены данные: разница между столбиками гораздо большая, чем реальное сокращение количества предприятий.

В итоге еще раз подчеркнем, что, даже не учитывая манипулятивность представленных данных, надо понимать, что НБУ не является единственным или основным ответственным ни за один из приведенных показателей. Более того, эти графики показывают, в какой сложной ситуации Нацбанк проводил свою политику.

О БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЕ

  1. «Потеря доверия вкладчиков. Валерия Гонтарева девальвировала репутацию НБУ. Это привело к существенному оттоку средств из банковской системы. За 2014-2016 годы граждане Украины изъяли из банков более 30% валютных депозитов. Объем депозитов вернулся на уровень 2014 года.»

Манипуляция. Действительно, в июне 2014 г. объем валютных депозитов в банковской системе составил эквивалент $ 23,3 млрд. (по данным НБУ), а в августе 2016. — около $14 млрд. Поэтому цифры в брошюре почти правильные. Однако объяснять отток валютных депозитов председательством Гонтаревой некорректно — он начался ранее ее назначения в июне 2014-го и является следствием таких факторов как война и экономическая рецессия.

  1. «Кризис неплатежеспособности банков. Монетарная политика НБУ после прихода Валерии Гонтаревой привела к обострению кризиса ликвидности банковской системы, переросшего в кризис платежеспособности банков из-за недостаточного рефинансирования».

Манипуляция. По нашим расчетам, часть этих показателей совпадает с официальными данными, а часть — нет (данные – здесь). Но что важно — это ошибочный подход к сравнению. Для того, чтобы понять, предоставил ли НБУ больше ресурсов банкам, чем изъял, надо сравнивать остатки средств на определенную дату, а не обороты. Ведь получить 2 млрд. грн. оборота можно, например, предоставляя ежедневно маленький кредит рефинансирования 5,5 млн грн сроком на один день. За год оборот составит 360 дней * 5,5 млн. грн. = почти 2 млрд. грн. Если такой же кредит предоставить раз в полгода, то оборот за год лишь 11 млн, а остаток на конец года тот же — 5,5 млн грн. Кроме того, в данном случае «изъятие ресурсов» — это покупка банками депозитных сертификатов НБУ. Банки никто не заставляет покупать эти ценные бумаги, делают они это добровольно, когда есть свободные средства. Поэтому приведенные в таблице данные не говорят ни об ужесточении монетарной политики НБУ, ни о достаточности рефинансирования.

  1. «Основным ресурсом для роста экономики является доступное кредитование. Но НБУ своими действиями перекрывает доступ бизнеса к кредитным деньгам. Сегодня банки практически не кредитуют экономику страны. За период 2014 — август 2016 падение по гривневым кредитам составило 25%. Также существенно уменьшилось кредитование в иностранной валюте»

Манипуляция. По данным НБУ, с начала 2014 до августа 2016 падение объема выданных кредитов составило:

  • в национальной валюте: с 548 млрд. грн. до 451 млрд. грн. (около 20%);
  •  в иностранной валюте: с $ 40 млрд. до $ 21 млрд. (около 50%).

Остаток кредитов на конец периода (физическим и юридическим лицам), млрд грн. Источник: Национальный банк Украины

Остаток кредитов на конец периода (физическим и юридическим лицам), млрд грн. Источник: Национальный банк Украины

Но есть несколько «но». Отсутствие кредитования — это последствие не столько действий НБУ, сколько макроэкономических рисков — война и потеря территорий (и таким образом потеря банками определенного объема клиентов и кредитных операций), а также экономический спад, высокая задолженность корпоративного сектора и слабая защита прав кредиторов.

  1. «НБУ стимулирует банки работать с депозитными сертификатами НБУ и ОВГЗ, отвлекая средства из экономики. Через ОВГЗ в портфеле коммерческих банков по экономике было изъято 158,4 млрд. грн.»

Манипуляция. Приведенные цифры почти правильны. Так, по данным НБУ на 03.01.14 в портфелях банков находились ОВГЗ (облигации внутреннего государственного займа) на сумму 81 млрд. грн., на 31.08.16 — 147,1 млрд. Таким образом, сумма ОВГЗ в собственности банков увеличилась за этот период на 66 млрд. грн.

Но нельзя утверждать, что все эти средства «изъяты из экономики», поскольку увеличение портфеля ОВГЗ банков происходит в результате различных видов операций с государственными облигациями. Например, банки покупают ОВГЗ на первичном рынке у Министерства финансов и таким образом передают свободные средства в экономику через бюджет. Другой пример, Правительство увеличивает капитал государственных банков путем выпуска ОВГЗ, которые также остаются в портфеле банков, (так называемая «рекапитализация»). С начала 2014 года Правительство выпустило 30,4 млрд. “рекапитализационных” ОВГЗ — это почти половина роста ОВГЗ в собственности банков за этот период. Единственный вариант, когда действительно происходит «изъятие» средств из экономики, это когда НБУ продает банкам ОВГЗ из своего портфеля. Продажа центробанком государственных облигаций является классическим инструментом «связывания» денежной массы для сдерживания инфляции (а об опасности «накачки» экономики деньгами VoxUkraine подробно писал здесь). Такие операции не являются принудительными и проводятся только тогда, когда в банковской системе имеется избыточная ликвидность и банки заинтересованы временно разместить свободные средства — ведь выплаты процентов по депозитам никто не отменял.

  1. «Содействие экспансии российского госкапитала в банковской системе Украины. На фоне массового обвала украинских банков параллельно шел другой процесс: укрепление позиций российских банков. По состоянию на начало июля 2016 года 4 из 37 крупнейших банков Украины на 100% принадлежали российскому капиталу. Причем 3 банки имели в своей основе государственный российский капитал. Сейчас суммарная доля российских банков на украинском рынке по показателю уставного капитала составляет 40,7%».

Манипуляция. Цифры в этой цитате правильные: доля четырех крупнейших российских банков в уставном капитале системы действительно равна около 40% (а если точно, то 36,15%, если не учитывать капитал неплатежеспособных банков). Однако этот показатель ничего не говорит о доле российских банков на украинском рынке. Рыночная доля компании измеряется объемом продаж ее товаров/услуг на определенном рынке, а для банков — объему активов (в основном выданных кредитов).

Активы крупнейших банков с российским капиталом (Сбербанк, Проминвестбанк, ВТБ, АльфаБанк и БМ Банк) в августе 2016 составляли около 12% от общих активов системы. Для сравнения, на конец декабря 2014 году доля активов этих самых банков составляла 13,3%, то есть рыночная доля российских банков снизилась.

О “БАНКОПАДЕ”

  1. «Расходы государственных ресурсов на финансирование Фонда гарантирования вкладов составили около 60 млрд.»

Правда. В 2015 году ФГВФЛ привлек кредиты Кабинета Министров в форме облигаций внутреннего государственного займа на сумму 41,5 млрд грн. и кредит от НБУ на 9,95 млрд грн. В 2014 году такие привлечения составляли 10,2 млрд от НБУ и 10,1 млрд от КМУ. Всего — 71,8 млрд. грн.

Если учитывать досрочное погашение кредитов Фондом (около 10 млрд. грн.), то за 2014-2015 годы привлеченное финансирование составляет около 60 млрд. грн.

  1. «Нацбанк отказался от организации работы с активами и пассивами неплатежеспособных банков».

Неправда. Четыре года назад, 22 сентября 2012-го, вступил в силу Закон Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц». Данным Законом расширены полномочия Фонда гарантирования вкладов физических лиц, в том числе в части, касающейся вывода неплатежеспособных банков с рынка через временную администрацию и ликвидацию неплатежеспособных банков. То есть Нацбанк не занимается работой с активами и пассивами банков-банкротов, а Фонд гарантирования вкладов не является контролируемой Нацбанком структурой. Административный совет Фонда состоит из пяти человек — один представитель Кабинета Министров Украины, два представителя Нацбанка, один представитель профильного комитета Верховной Рады Украины и директор — распорядитель Фонда. Фонд подотчетен (но неподконтролен) Верховной Раде Украины, Кабинету Министров Украины и Национальному банку Украины.

При участвии:  Александра Жолудя (члена редколлегии VoxUkraine), Юрия Городниченко (члена редколлегии VoxUkraine), Александра Лосевичева (студента КШЭ)

VoxCheck – это независимый фактчек-проект, который финансируют международные донорские организации (National Endowment for Democracy, PACT и другие), а также сотни украинских
филантропов.

VoxChek 23 марта 2018 года подписал Кодекс этики Международной сети фактчекеров института Poynter.

Хотите, чтобы VoxChek проверил политика? Напишите нам!


Внимание

The author doesn`t work for, consult to, own shares in or receive funding from any company or organization that would benefit from this article, and have no relevant affiliations