Beta

187 первых: соревнование в эффективности в новом парламенте

4 марта 2020
FacebookTwitterTelegram
3

Производительность новой Рады поражала с первых дней ее работы. Скорость, с которой новоизбранные депутаты принимали законы, спровоцировала многочисленные обсуждения в СМИ. Иногда «турборежим» вызвал скепсис и иронию. Однако Индекс реформ VoxUkraine с сентября 2019 значительно вырос, несмотря на то, что не все принятые законы получили положительные оценки. VoxUkraine представляет обновленный КПД депутата, который позволяет увидеть вклад каждого избранника в развитие страны.

Новая Рада уже доказала свою выносливость и дисциплинированность. За полгода работы депутаты Верховной Рады IX созыва успели зарегистрировать 1 734 законопроекта, среди которых приняли лишь 63 реформаторских закона (по определению iMoRe). 

По сравнению с предыдущим созывом депутаты этого созыва более дисциплинированы. Коэффициент посещения заседаний новой Рады на 16% больше, чем у предшественников и составляет 92%. Но просто ходить в Раду мало, надо еще голосовать. В среднем они принимали участие в 74% голосований (для сравнения на последней сессии VIII созыва депутаты в среднем приняли участие в 39% голосований). Но является ли эта Рада такой же эффективной во внедрении реформ?

Коэффициент полезного действия (КПД) депутата — это инструмент, который позволяет оценить вклад каждого народного избранника в принятие реформаторских законопроектов. Благодаря ему мы можем сказать, кто из депутатов голосует «на автомате», кто поддерживает реформы, а кто им мешает. 

КПД основывается на оценках законов, которые являются изменением «правил игры». Определяют и оценивают законы независимые эксперты: лучшие экономисты и аналитики страны. Каждый принятый Радой закон получает определенный балл: если закон имеет положительное ожидаемое влияние на экономику, качество управления и демократию — положительный, если наоборот, искажает стимулы и способствует авторитаризму, — отрицательный. 

КПД депутата позволяет увидеть, как каждый депутат голосовал за законы из перечня Индекса мониторинга реформ. Кроме того, КПД позволяет увидеть агрегированную поддержку (или неподдержку) как отдельных законов, так и реформ в определенной сфере по фракциям, «новизне» парламентария (то есть впервые ли он/она в парламенте), способу избрания (мажоритарщик или списочник) и другим характеристикам.

Если депутат голосовал за определенный закон, он/она получает балл этого закона, если голосовал против — минус балл закона, если воздержался или не голосовал — ноль баллов. Возможные значения индекса — от 0 до 100%. 100% получает депутат, голосовавший за все реформы и не поддерживавший антиреформы, то есть набравший наивысший балл. Баллы других депутатов перечисляются в проценты относительно наивысшего балла.

На место в рейтинге депутата также влияют его посещения и участие в голосованиях. 

Ограничения рейтинга. Большая часть работы депутата не является «видимой» — например, это голосование против «вредных» законопроектов при рассмотрении в комитете, а также обсуждение норм законопроектов со стейкхолдерами еще до вынесения на комитет. Поскольку такая работа не отражена в открытых данных ВР, оценить и учесть ее в рейтинге невозможно.

Ми исследовали новую Раду и сравнили ее с парламентом предыдущего созыва. Как депутаты IX созыва голосовали за реформы и какое направление реформ поддерживали больше всего?

Первые среди первых

В поддержке реформ депутаты от «Слуги народа» демонстрируют невиданную слаженность. Они голосуют за реформаторские направления почти одинаково, что позволило 187 наиболее синхронным депутатам поделить третье место в рейтинге КПД. Среди них есть «первые среди первых» — это пятерка лидеров рейтинга, которые занимают первую и вторую строки рейтинга. Они не голосовали за антиреформаторские законы, что позволило им получить дополнительные баллы полезности.

Рис.1. Первые среди первых

На первом месте рейтинга депутатов-реформаторов двух сессий Верховной Рады IX созыва оказались два депутата-списочника от «Слуги народа»: Петр Павловский и Александр Копыленко. Их рейтинг поддержки реформ 100%. Оказаться на первом месте им позволило то, что они поддерживали реформы и в то же время не голосовали за антиреформу — Закон о подчинении Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), Кабмину. Его эксперты Индекса реформ оценили в -1,8 балла — это одна из самых низких оценок среди всех законов, на данный момент принятых новой Радой. 

Второе место поделили между собой Юрий Корявченков, Сергей Литвиненко и Михаил Ананченко. Бывший актер студии «Квартал-95» Юрий Корявченков поддерживал реформы, ни единого раза не прогулял заседание и участвовал почти во всех голосованиях (96%). Он голосовал за абсолютно все законы — как реформаторские, так и антиреформаторские. Поскольку некоторые законы получили отрицательные баллы, а некоторые — положительные, законодательная «всеядность» позволила ему выйти на максимум баллов.

Михаил Ананченко прошел в Раду под №34 по списку «Слуги народа». Он не голосовал за 2 закона: закон об охране прав на компоновку полупроводниковых изделий (+1 балл) и закон об изменении процедуры привлечения депутатов к уголовной ответственности (-2 балла), из-за чего потерял только 1 балл общего рейтинга. 

Депутат-мажоритарщик от фракции «Слуга народа» Сергей Литвиненко участвовал в 83% голосований и посетил 93% заседаний, но при этом поддержал почти все законы Индекса реформ. Не голосовал он за два закона: Закон о перезагрузке ГБР (этот закон получил 0 баллов. Мнения экспертов разделились, поскольку закон содержит как положительные, так и отрицательные нормы) и Закон, позволяющий помощникам депутатов работать по совместительству и заниматься бизнесом (-1 балл). Неголосование за антиреформаторские законы помогло ему не потерять баллы рейтинга. Заметим, что Сергей Литвиненко стал первым кнопкодавом Верховной Рады IX созыва, но это был первый и пока единственный случай кнопкодавства с его стороны.

Топ-3 АНТИ-реформаторов IX созыва — Дмитрий Шенцев (внефракционный, был избран по списку «Оппозиционного блока»), Юрий Солод (фракция «ОПЗЖ») и Андрей Деркач (внефракционный, самовыдвиженец). Интересно, что все трое уже имели опыт работы в парламенте. В этот созыв они посещали заседания Рады в половине случаев (средняя посещаемость 50%). На тех заседаниях, на которых они присутствовали, они не голосовали за реформаторские законы (за редкими исключениями), а в некоторых случаях голосовали против них. Например, Юрий Солод голосовал против закона о госбюджете на 2020 год (закон получил +0,8 балла). А Дмитрий Шенцев голосовал против закона об обличителях коррупции (+1 балл) и за закон об изменении процедуры привлечения депутатов к уголовной ответственности для отмены их неприкосновенности (закон получил -2 балла).

Распределение лидеров и аутсайдеров рейтинга в целом отражает общую ситуацию поддержки реформ фракциями. Далее рассмотрим, как фракции голосовали за реформы, есть ли у фракций любимые направления реформ и на какие условные группы поделились депутаты.

Моноблок монобольшинства

«Новые лица в политике» — так часто называют новый парламент как сами депутаты, так и СМИ. И хотя этот созыв Рады не является наиболее «обновленным» (напомним, по этому параметру она на втором месте после Верховной Рады ІІ созыва), в ней много депутатов без предыдущего опыта в политике. Как такое обновление власти сказалось на поддержке реформ?

Похоже, стремление новичков оправдать предоставленный им «кредит доверия» повлияло на большую активность в Раде в целом. Об этом говорят как почти идеальная посещаемость заседаний, так и средний уровень участия в голосованиях. Такая добросовестность, в свою очередь, косвенно повлияла и на поддержку реформ.

Средняя полезность Рады IX созыва 70%, что на 13 проц. пунктов больше полезности Рады предыдущего созыва (57%). 187 первых позиций заняли депутаты от «Слуги Народа» с уровнем поддержки реформ 89%-100%. Потому в этом выпуске КПД следует обращать внимание не на место в рейтинге, а на уровень поддержки реформ.

Фракции Верховной Рады IX созыва можно условно разделить на группы по тому, как они голосовали за реформаторские законы. Первая группа — это моноблок монобольшинства (187 депутата). Такие депутаты в рамках партийной политики и «синхронизации с президентом» ходят на все заседания и голосуют почти за все (в целом строгая дисциплина — визитная карточка фракции «Слуга народа». Показатели посещаемости и участия в голосованиях у депутатов этой фракции самые высокие). 

Вторая группа депутатов не поддерживает абсолютно все, что выносится на голосование, зато голосует за реформы. В нее вошло 139 депутатов: фракции «Голос» и «ЕС», внефракционные и большинство депутатов групп «Доверие» и «За будущее». Рейтинг поддержки реформ в этой группе в диапазоне 40%-87%, средняя посещаемость заседаний 91%. 

Третья группа — оппозиционеры. Они не голосуют за реформы и в целом отличаются сравнительно низким участием в голосованиях. Поддержка реформ в этой группе ниже 40%, а посещаемость заседаний — 82%. Большинство этой группы сформировали депутаты фракции «ОПЗЖ» (42 из 44 депутатов) и депутаты от «Батькивщины» (19 из 24), а также 3 депутата от «ЕС» и один депутат от «Голоса». Всего в этой условной группе 92 депутата (остальные — это внефракционные и представители депутатских групп).

Рисунок 2. Поддержка реформ фракциями депутатов Верховной Рады IX созыва

Первые 187 мест рейтинга КПД депутата занимают представители фракции «Слуга Народа». Исключения — это Дмитрий Разумков (на третьем месте по уровню поддержки реформ и на 12 позиции в общем рейтинге КПД) и Руслан Стефанчук (третье место по поддержке реформ и 17 позиция в рейтинге), которые из-за руководящих должностей в аппарате ВР не могут быть членами фракции, но являются членами партии «СН». При этом первые 41 депутат в рейтинге поддерживали реформы на 100%. Они посещали все заседания Верховной Рады (средний показатель посещаемости — 99%) и участвовали почти во всех голосованиях (в среднем в 93% голосований). Кроме того, они не поддерживали антиреформы.

Рубиконом условной первой группы становится 188 позиция в рейтинге. Начиная с нее, монолит «слуг» разбавляют представители фракции «Голос», которые поддерживают реформаторские законы в среднем вдвое меньше — обычно из-за замечаний к проработанности законопроекта, а не из-за противостояния реформам. Представители этой фракции почти равномерно разместились на 200-х местах рейтинга. Средний уровень поддержки реформ у них — 73%. Депутаты «Голоса» посещают Раду почти идеально, в среднем они присутствовали на 91% заседаний. Однако участвуют в голосованиях они реже — в среднем в 75% голосований. 

По сравнению с предыдущим созывом фракция Петра Порошенко почти не изменила уровень поддержки реформ. В Раде VIII созыва тогдашний БПП поддерживал реформы в среднем на 71%. Сейчас этот показатель на уровне 70%, и этого хватило, чтобы занять третье место в «командном зачете». Интересно, что сам Порошенко поддерживает реформы меньше всех из своей фракции.

Как и в предыдущем созыве, фракция партии «Оппозиционный блок» поддерживает реформы меньше всех. По сравнению с представителями «Оппоблока» прошлого созыва, их поддержка реформ даже немного снизилась: с 18% в VIII созыве до 16% в IX созыве. 

Фракция «Батькивщина» также стала меньше поддерживать реформы. Но сдвиг в сторону антиреформаторства у нее даже больший (11 проц. пунктов). В предыдущем созыве она поддерживала реформы в среднем на 43%, а в этом созыве — на 32%. 

Какие именно реформы поддерживала каждая фракция, читайте далее.

Любимые реформы

Мы посмотрели, какие реформы поддерживали фракции, связанные с политическими партиями: «Слуга народа», «ОПЗЖ», «ЕС», «Батькивщина», «Голос». 

Из рис. 3 видно, какие реформы интересовали какие фракции и насколько согласованно они голосовали. Почти по всем направлениям «СН», «Голос» и «ЕС» голосуют похожим образом. Однако, например, по направлению «госрасходы» «Батькивщина» поддерживала реформы немного лучше, чем «Голос» и «ЕС». «ОПЗЖ», как и положено оппозиции, поддерживает реформы меньше, а в отраслях Госзакупок и Соцзащиты не поддерживает вовсе.

Рисунок 3. Поддержка направлений реформ фракциями, % (наведите курсором для детализации)

Поддержка измеряется как доля баллов из всех возможных, набранных фракцией за голосование за реформаторские законы в определенной сфере. Максимально возможный балл (100%) это сумма баллов всех законов в определенной сфере Индекса реформ. Из таблицы видно, например, что реформы в энергетике поддерживали почти все фракции, а реформа госслужбы была проведена фактически только «Слугами» и двумя небольшими группами.

 

Депутаты от «Слуги народа» поддержали абсолютно все направления реформ на практически одинаковом уровне, что может объясняться не столько прореформаторскими настроениями, сколько партийной дисциплиной. Поэтому выделить любимые реформы у них невозможно. 

У трех фракций есть любимое направление реформ — Энергетика. Фракции «Голос», «ЕС» и «Батькивщина» поддержали ее на 100%, проголосовав за реформы и воздержавшись от голосования за антиреформу — подчинение НКРЭКУ Кабмину (этот закон поддержал только А. Кожемякин от «Батькивщины»).

Депутаты «Голоса» также активно поддерживают реформы — все на примерно одинаковом уровне (в среднем на 73%). Чуть больше депутаты этой фракции поддерживают реформы в сферах админуслуг (на уровне 86%), регулирования бизнеса (85%) и в категории «Другое в бизнесе» (84%) — сюда относятся закон о запрете сплошных вырубок в Карпатах и ​​закон о безопасности автомобильных дорог. Последняя категория также любима депутатами фракции «Батькивщина» (поддержка на уровне 72%). Меньше всего депутаты от «Голоса» поддерживали изменения, касающиеся налогов (40%) и совсем не поддерживали реформы конкурентной политики и госслужбы. 

Депутаты от ЕС также поддержали запрет вырубки лесов и безопасность на дорогах, но наиболее активно они голосовали за реформу госзакупок (78%) — а именно за закон «Prozorro 2.0», единственный в этой категории. 

Единственным направлением, которое депутаты «ОПЗЖ» поддержали более, чем на 50%, стала реформа админуслуг (поддержка 55%), а именно закон, разрешающий бездомным регистрировать место проживания по адресу учреждений соцзащиты, и закон о создании Единой государственной электронной системы в сфере строительства. Интересно, что депутаты «ОПЗЖ» стали единственной фракцией, которая совсем не поддерживает реформы в сфере антикоррупции.

Некоторые направления реформ получили высокую поддержку только благодаря «Слуге народа» и «Голосу». В частности это реформы внешней торговли (поддержка в среднем на уровне 91% и 77% соответственно) и защиты прав собственности (85% и 60% соответственно). 

Были и сферы, которые получили высокую поддержку только благодаря фракции «Слуга народа». Например, изменения в сфере государственных расходов «СН» поддержала на 92%, а остальные фракции — в среднем на 43%. 

Реформу государственной службы поддержали только «Слуги» (на 88%) и немного — внефракционные (27%) и группа «Доверие» (5%). Также благодаря монобольшинству были приняты изменения в сфере конкурентной политики. В частности, это Закон о поддержке иностранных продюсеров, которые создают фильмы в Украине (0,25 баллов). Депутаты фракции «Слуга народа» поддержали это направление на 90%, «Батькивщина» — на 33%, группа «Доверие» на 5%; остальные фракции не поддержали вовсе.

Выводы

  1. Верховная Рада IX созыва пока что гораздо более реформаторская, чем предыдущая. Ее полезность в среднем составляет 70% (показатель предыдущей Рады — 57%). 
  2. Самый большой «командный» КПД у фракций «Слуга народа» (91%) и «Голос» (73%). На третьем месте депутаты фракции «ЕС» (49%). Меньше всего поддерживали реформы депутаты от «ОПЗЖ», их средний КПД 16%. Секрет высокой результативности «Слуг» — в высокой посещаемости (в среднем 94% присутствия на заседаниях) и участия в голосованиях (в среднем 85%).
  3. Первые 187 мест рейтинга заняли депутаты от «Слуги народа». Первую строку с одинаковым КПД поделили Петр Павловский и Александр Копыленко, вторую — Юрий Корявченков, Сергей Литвиненко и Михаил Ананченко. На третьем месте — остальные 182 «слуги».
  4. КПД позволяет оценить поддержку фракциями реформ в различных сферах. Так, реформирование энергетики, админуслуг и регулирования бизнеса поддержали почти все фракции, в то время как изменения конкурентной политики или законодательства о государственной службе приняли почти исключительно благодаря «СН».

Дополнение 1. Корреляция поддержки реформ по сферам между фракциями

 

Таблица корреляций позволяет увидеть, что «Батькивщина», «ЕС» и внефракционные часто поддерживают реформы в тех же сферах, что и «СН». Также близкие реформаторские предпочтения у фракций «ЕС», «Батькивщина» и «Голос»; у групп «За будущее» и «Доверие». Немного меньшая корреляция поддержки на уровне направлений реформ между «ЕС» и «Голосом» с «ОПЗЖ».

Авторы

Предостережение

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.