Ответ Алексея Хабатюка на статью «Поднять цены. Как население сокращает потребление газа»

, которая вышла 21 июня на VoxUkraine, искали ответ на важный вопрос: как стоимость энергоносителей влияет на объем их потребления и замещение одного вида топлива другим или другими видами энергии. Директор Фонда экологических инвестиций Алексей Хабатюк написал критическую рецензию,

Автор:

Виталия Яремко и Анна Вахитова в статье «Поднять цены. Как население сокращает потребление газа: Энергосбережение или энергозамещение», которая вышла 21 июня на VoxUkraine, искали ответ на важный вопрос: как стоимость энергоносителей влияет на объем их потребления и замещение одного вида топлива другим или другими видами энергии. Директор Фонда экологических инвестиций Алексей Хабатюк написал критическую рецензию, в которой не согласен с выводами статьи.

Не умаляя важность поднятого вопроса, промежуточные и окончательные выводы, к которым пришли авторы, кажутся ложными, что является следствием ошибочных подходов к анализу.

В частности, авторы отмечают следующее: «Действительно, когда произошло резкое повышение тарифов на природный газ (в августе 2010 года и мае 2014), реальные годовые расходы на газ среднего домохозяйства уменьшились, что свидетельствует об определенном улучшении энергоэффективности».

К этому выводу они приходят на основании анализа данных, представленных на этой диаграмме.

ee_ru_2

Принципиальная ошибочность этого вывода является следствием использования ценового выражения расходов на приобретение домохозяйством энергоносителей для анализа повышения энергоэффективности.

В соответствии с директивой 2012/27/ EU, которую Украина обязалась имплементировать в рамках энергетического сообщества, термин «улучшение энергоэффективности» («energy efficiency improvement» — англ.) — это увеличение энергетической эффективности, как результат технологических, поведенческих и/или экономических изменений. В свою очередь, термин «энергетическая эффективность» («energy efficiency» — англ.) — это соотношение количества результатов деятельности (услуг, товаров, энергии) на выходе к количеству энергии на входе.

Использование реальных годовых расходов на приобретение газа (или электроэнергии) не может даже в первом приближении рассматриваться как эквивалент количества энергии на входе.

 Для демонстрации этого, можно обратиться к динамике потребления природного газа в период, анализируемый авторами.

Рисунок 1. Потребление природного газа населением Украины, 1998-2015

14974d520508accc1db217c8721f4d50

Данные за 2014-2015 не включают АРК и неподконтрольную центральной власти часть Донецкой и Луганской областей

В 2010 году, когда, по мнению авторов, произошло улучшение энергоэффективности при потреблении газа в домохозяйствах, потребление газа домохозяйствами было наибольшим в рассматриваемом периоде.

Относительно замещения природного газа электроэнергией, авторы приводят такой пример: «Допустим, что в 2013 году домохозяйство потребляло только 2000 м3 газа в год по цене 1 грн за м3 и 2000 кВт • ч электроэнергии по цене 0,4 грн за кВт • ч , а общий объем расходов на электроэнергию и газ составлял соответственно 800 грн и 2000 грн. В этом случае 28,5% энергозатрат приходилось на электроэнергию. В 2014 году цена газа выросла на 60%, а цена электроэнергии — на 11%, однако домохозяйство могло решить увеличить расходы на газ только на 20% (что составляет 2400 грн) и поддерживать такую же структуру расходов. Это предполагает сокращение количества потребляемого газа до 1500 м3, за счет увеличения потребления электроэнергии до 2155 кВт • ч, учитывая её новую цену 0,44 грн»

Ошибочность этого примера в том, что оперируя стоимостными показателями процесса замещения газа электроэнергией, авторы забывают о необходимости обеспечения сохранения энергии, если это процесс только замещения газа электроэнергией. В противном случае это комбинированный процесс замещения с одновременным сбережением энергии в результате повышения энергетической эффективности, устранения непродуктивного использования энергии (расточительность), снижение уровня комфорта и тому подобное. Причем объем замещения в примере является мизерным и составляет менее 1% от количества газа, потреблялся в начале.

Объяснение:

Количество энергии в начале 2000 м3 * 9.4 кВт * ч / м3 + 2000 кВт * ч = 20800 кВт * ч
Количество энергии после «замещения» 1500 м3 * 9.4 кВт * ч / м3 + 2155 кВт * ч = 16255 кВт * ч
Доля газа замещённого электроэнергией: (2155 кВт * ч — 2000 кВт * час) / 9.4 кВт * ч / м3 = 16.5 м3 / 2000 м3 * 100% = 0.8%
Сокращение потребления энергии: 20800 кВт * ч — 16255 кВт * ч = 4545 кВт * ч или 4545 кВт * ч / 20800 кВт * ч * 100% = 22%
То есть, это никак не замещение газа электроэнергией, а, в первую очередь и в основном, — сокращение потребления газа.

Рекомендации: анализ нельзя считать корректным, он нуждается в доработке.

Комментарий Анны Вахитовой и Виталии Яремко:

Мы искренне благодарны Алексею Хабатюку за замечания, поскольку глубоко убеждены, что именно открытые дискуссии помогают специалистам из разных областей лучше понять реальное положение дел, а также, что не менее важно, донести до читателей свою позицию аргументировано, опираясь на понятные примеры и цифры.

Ниже отвечаем на сделанные замечания.

Относительно замечаний по терминологии (энергоэффективность или энергосбережение), мы согласны, что смысл вложенный нами в термины «энергоэффективность» и «энергозамещение» не полностью соответствует определению директивы 2012/27/EU. В нашей статье они употребляются скорее в бытовом, чем в техническом смысле и означают, соответственно, уменьшение потребления энергии в целом (не обязательно за счет внедрения более эффективных технологий) и относительное изменение интенсивности потребления энергоресурсов (не обязательно меняя при этом технологии). Однако, по нашему мнению, именно такого рода поведение домохозяйств, а не повышение энергоэффективности и энергозамещения в техническом смысле, обеспечивают сокращение потребления газа в кратко- и среднесрочной перспективе, ведь они не требуют существенных инвестиций в приборы.

На основании имеющихся данных мы не можем оценить, какая часть расходов изменилась в связи с изменением используемых приборов и потому не можем различить энергоэффективность и энергосбережение в толковании директивы 2012/27/EU (интуитивные объяснения этих терминов можно найти здесь или здесь). По сути, «энергоэффективность» в нашей статье — это результат поведенческих изменений домохозяйств относительно потребления энергии, вызванных рядом факторов, включая повышение цены газа. Обратите внимание, что «поведенческие изменения в потреблении энергии гражданами и предпринимателями» упоминаются в 2012/27/EU как один из аспектов энергоэффективности. Таким образом, с нашей точки зрения, и «сбережение энергии», и «устранениее непроизводительного использования энергии (расточительности)» являются составными энергоэффективности в бытовом смысле (даже если чисто технически это несколько разные вещи).

По второму комментарию — это снова вопрос терминологии (сокращение потребления газа и увеличение потребления электроэнергии можно назвать «энергозамещением» в понимании директивы 2012/27/EU только если оно наступило в результате внедрения другой технологии). На самом деле, отопление жилья с помощью электричества или газа — это технология. Но данных почему именно растут расходы на газ или электричество (в связи с изменением оборудования или другими подходами к эксплуатации имеющегося оборудования) нет. Однако целью примера было не это. На практике нередки случаи, когда сократить потребление одного энергоресурса нельзя, не повысив при этом потребление другого ресурса, но пропорции изменения могут быть разными. Приведенный числовой пример как раз и имел целью показать, каким образом одновременно может происходить и сокращение, и замещение. То есть, как не меняя структуры затрат можно достичь повышения роли электроэнергии в потреблении домохозяйств по сравнению с природным газом. Даже если речь идет о незначительном замещении и значительном сокращении.

Мы не согласны, что «анализ нельзя считать корректным». На наш взгляд, при отсутствии данных об объемах, стоимостный подход предоставляет немало информации о том, что происходит на микроуровне. Более того, для населения является очень важным и насколько тепло в помещении, и сколько за это придётся заплатить в конце месяца. А для страны, которая импортирует значительную часть газа, объемы важны в первую очередь потому, что каждый месяц киловатты превращаются в миллиарды гривен (или долларов) обязательств.

Вместе с тем, расхождение между данными о расходах домохозяйств на газ (в денежном выражении) и совокупным потреблением газа населением (в натуральном выражении), привлекло особое внимание и мы планируем посвятить этому вопросу отдельную публикацию в ближайшее время, поскольку, по нашему мнению, выводы действительно неоднозначные как относительно микро, так и относительно макроданных.


Внимание

The author doesn`t work for, consult to, own shares in or receive funding from any company or organization that would benefit from this article, and have no relevant affiliations