Встреча в Берлине: кто вышел победителем с переговоров. Взгляд из Вашингтона

VoxUkraine обратился к американскому исследователю Мыколе Мурскому, что бы он трезво оценил результаты встречи в Берлине.

Автор:

За неделю, прошедшую после переговоров «нормандской четверки» оценка их результатов в украинских СМИ колебалась от «продажи национальных интересов» до Порошено всех переиграл». VoxUkraine обратился к сотруднику Белферского центра науки и международных отношений Николаю Мурскому.

В среду лидеры Германии, Франции, России и Украины встретились в Берлине для обсуждения конфликта между Украиной и Россией в Нормандском формате. Канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Франсуа Олланд, президент России Владимир Путин и президент Украины Петр Порошенко за круглым столом, вместе со своими министрами иностранных дел и другими советниками, пришли к соглашению о необходимости разработки «дорожной карты» по внедрению Минских соглашений.

Два Минских соглашения были подписаны в белорусской столице в сентябре 2014 и феврале 2015. Они включают в себя политические договоренности, договоренности по вопросам безопасности и гуманитарные договоренности. Эти соглашения не были созданы как международные договора, которые требовали бы ратификации парламента, а скорее являются сделкой, уточняющей детали компромисса по проблемам политики и безопасности. Основная проблема Минских договоренностей в том, что в них не прописан порядок исполнения их же пунктов. Президент Путин в прошлом году огласил, что безопасность и мир могут настать лишь в том случае, если Украина пойдет на значительные политические уступки (включая амнистию сепаратистским боевикам и предоставление специального статуса оккупированным территориям). С другой стороны, Украина не согласна обсуждать любые политические уступки до момента наступления надежного перемирия.

Лидеры Нормандского формата не подписали никаких документов и не сделали общих заявлений. На пресс-конференции, президент Олланд заявил, что министры иностранных дел Нормандского формата начнут работу над планами по организации местных выборов в «Восточной Украине»[sic] в ближайшие недели и дни. Президент Порошенко, в свою очередь, сказал, что никаких выборов не будет вплоть до возобновления контроля Украиной над оккупированными территориями  и вывода иностранных военных формирований.

Примечательно, что президент Путин согласился принять участие во встрече в Берлине лишь за день до ее проведения. Некоторые западные комментаторы считают, что это может быть знаком отчаяния, уловкой по привлечению международного внимания, либо ни тем, ни другим. Путин взял своего личного помощника Владислава Суркова в Берлин, хотя последнему и запрещено посещать ЕС согласно санкциям, наложенным после аннексии Крыма. Читатель наверняка вспомнит, что Сурков является тем человеком, что представил себя аудитории Лондонской школы экономики в 2013 году словами «Я – автор, или один из авторов, новой российской системы». Некоторые эксперты интерпретировали это неподчинение запрету на въезд как демонстративное «Вот вам!» режиму санкций.

В Берлине российская сторона продолжала представлять себя медиатором между двумя сторонами внутреннего конфликта Украины. В заявлении, сделанном поздней ночью, президент Путин сказал: «Мы подтвердили, что продолжим совместную работу на политическом треке, в том числе в плане окончательных договорённостей о порядке имплементации и введения в действие договора об особом статусе…». Путин также повторно выразил обеспокоенность по гуманитарным вопросам, сказав, что продвижение в этой сфере «…самое минимальное, поскольку связано это было бы прежде всего с организацией социальных выплат, пособий».

Примечательно также, что несмотря на то, что российские лидеры позиционировали себя как медиаторы, а не участники конфликта, германская сторона признала Путина участником в войне. Заместитель председателя парламента Христианско-демократического союза Франц Йозеф Юнг заявил: «Большая часть достигнутых договоренностей еще не была внедрена из-за того, что участники конфликта – украинские сепаратисты и Россия – не имели желания делать этого».

Во время своих появлений после встречи и на выходных, президент Порошенко был настроен очень оптимистично касательно результатов встречи в Нормандском формате. Он и его представители сделали много смелых заявлений касательно уступок, которые будут сделаны Украине и Украиной. Давайте рассмотрим их по отдельности.

На пресс-конференции Порошенко сказал, что берлинская дорожная карта будет способом исполнить все пункты Минских соглашений. Стоит заметить, что ни сепаратисты, ни Украина, не хотят исполнения всех пунктов. Сепаратисты (здесь я говорю о местных жителях Донецкой и Луганской областей, присоединившихся к ополчению, а не российских солдатах или лидерах) понимают, что конечным результатом выполнения Минских соглашений будет возвращение их территорий в Украину. Это является одной из причин того, что нероссийские сепаратисты постоянно пытаются нарушить перемирие, а также того, что российским кураторам пришлось наложить на них столь строгие наказания. С другой стороны, Украина также не хочет полного исполнения Минска, по очевидным причинам, и не в последнюю очередь из-за страха легитимации восстания специальным политическим статусом. Единственная сторона, которая заинтересована в полном исполнении Минских соглашений – Россия, так как политическая реинтеграция Донбасса в Украину дала бы Кремлю рычаг давления на Киев более сильный (и более дешевый), чем нынешний.

Большая часть встречи в Нормандском формате была посвящена обсуждению проблем безопасности. Специальная мониторинговая миссия (СММ) ОБСЕ продолжает фиксировать нарушения режима прекращения огня на ежедневном основании. Осеннее перемирие, начавшееся было 1 сентября, продержалось лишь неделю. Порошенко сказал, что все стороны на обсуждении согласились, что будут созданы еще 4 «зоны разграничения» по линии фронта, с которых украинские и объединенные российско-сепаратистские войска отведут вооружение. Также он сказал, что зоны разграничения должны быть под наблюдением ОБСЕ 24/7. Президент Путин в своем заявлении заметил, что он согласился, тем самым подтверждая свою готовность «расширить миссию ОБСЕ в зоне отвода и в пунктах хранения тяжёлой техники». Обе стороны согласились не препятствовать работе СММ, согласно пункту 3 Минска 2, хотя ОБСЕ и продолжает фиксировать нарушение их свободы передвижения. Большая часть случаев, в которых работа СММ была заблокирована, произошла на оккупированных территориях. Однако важно заметить, что Вооруженные силы Украины также препятствовали работе СММ. Киевские лидеры должны понимать, что это создает совершенно ненужный информационный прецедент для Украины и предоставляет материал кремлевским пресс-релизам. За два дня до встречи в Нормандском формате, к примеру, СММ доложила о множестве нарушений объединенными российско-сепаратистскими силами, и что «сотрудники Вооруженных сил Украины отказали СММ в проходе на восток через КПП на пересечении дороги Е-58 и дороги, ведущей в Лебединское (контролируемое правительством, 16 км на северо-восток от Мариуполя), без объяснения причин.

Президент Порошенко заявил, что «российская сторона также согласилась, что есть необходимость в вооруженной миссии ОБСЕ». Это утверждение не кажется истинным. Хотя Путин и сказал, что он действительно согласился работать в направлении обеспечения доступа ОБСЕ к украино-российской границе, он не упоминал о возможности внедрения вооруженной полицейской миссии ОБСЕ. Аналогично, согласно Deutsche Welle, Меркель и Олланд не подтвердили, что они согласовали вооруженную полицейскую миссию ОБСЕ и отклонили релевантный вопрос, заданный на пресс-конференции. Меркель сказала, что данный момент может быть рассмотрен после принятия Украиной закона о специальных выборах и фактического начала их организации. В то же время, представитель Христианско-демократического союза все же подтвердил, что главы государств действительно обсуждали предложение Порошенко на встрече.

Дискуссия о специальных выборах на Донбассе преисполнена недопониманием и противоречиями. Заместитель Главы Президента Константин Елисеев рассказал зрителям «Право на власть» (20 октября 2016), что одним из ключевых моментов встречи в Нормандском формате было согласие четверки о том, что «как предполагается Минском II, подписанным в феврале 2015, Украина одержит полный контроль над отрезками украино-российской границы, которые на данный момент находятся вне ее власти, на второй день после местных выборов».  Однако, это не то, что написано в Минском соглашении, в котором говориться, что хотя передача контроля над границей и должна осуществиться через день после выборов, процесс может затянуться до завершения «полного политического урегулирования» — исполнения пункта 11 по децентрализации, специальном статусе, амнистии и т.д. Минск II также предусматривает, что передача контроля за границей происходит «в консультациях  и по согласованию с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках Трехсторонней Контактной группы». Ведущая программы тогда сказала, что Елисеев утверждал, что иностранные военные формирования уйдут на следующий день после выборов – это не имеет оснований ни в пост-берлинских заявлениях, ни в тексте Минских соглашений. Более того, Украинская Правда процитировала слова Меркель, сказанные ею на пресс-конференции, о том, что Украина получит контроль над границей «только после завершения процесса». Различные пункты Минска II не имеют в себе последовательности, кроме одной пары: контроль над границей не может быть возвращен Украине до момента проведения специальных выборов. Заметьте, что там отсутствуют явные положения о необходимости разоружения незаконных вооруженных формирований или вывода иностранных военных формирований до проведения выборов. Однако, в то же время, Минск II требует проведения выборов в соответствии одновременно стандартам ОБСЕ и законодательству Украины, что означает необходимость наличия надежного перемирия и выведения иностранных вооруженных формирований.

Хотя Олланд и Меркель все еще акцентируют на  необходимости проведения выборов, встречу можно считать успешной для Украины, поскольку они больше не настаивают на внесении изменений в Конституцию Украины и другие варианты, которые Украина не собирается рассматривать. Расширение СММ также хорошая новость для Украины, как и для гражданских лиц, проживающих вдоль линии соприкосновения

Вместе с недавними решениями Парламентской ассамблеи Совета Европы, берлинская встреча дает некоторые основания полагать, что европейские партнеры Украины не купились на росказни России.  Однако, ничего из этого не гарантирует, что увеличивается терпимость Запада к медленному процессу реформ и растущих проблем коррупции. Поэтому Киев таки получил маленькую победу на прошлой неделе в Берлине. Но при отсутствии «истории успеха» внутренних реформ, это, вероятно, самое большее, что он мог получить.

 


Внимание

Автор не является сотрудником,  не консультирует, не обладает акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.