Банки и НБУ способны справиться с паникой, если будет программа от МВФ

Подкаст шоу «Что с экономикой?» на Громадське радио. Ведущие: Юлия Минчева, VoxUkraine, Андрей Федотов, Центр экономической стратегии.

depositphotos / julia_berezovska

Авторы:

Юрий Городниченко, Юлия Минчева, Андрей Федотов

Юрий Городниченко, известный макроэкономист, профессор Университета Калифорнии в Беркли, соучредитель VoxUkraine, рассказал, что ждать Украине от экономического кризиса и как можно смягчить его последствия для бизнеса и людей. Он настаивает на необходимости сотрудничества с МВФ и предлагает не бояться бюджетного дефицита.

Юлия Минчева: Кризис уже начался или еще нет? 

Юрий Городниченко: Кризис уже начался и это факт. Украина входит в большую зону турбулентности. Хорошо, что мы входим в эту зону с хороших позиций, у нас была макроэкономическая стабильность, низкая инфляция, НБУ накапливал резервы – все было хорошо.

То, что произошло в 2009 году – было катастрофой, сейчас ситуация намного лучше.

Я надеюсь, ВВП не будет падать на 15%. Но многое зависит от того, как будут действовать правительство и Национальный банк. Одна вещь, которую надо сделать как можно быстрее: установить программу сотрудничества с МВФ, потому что нам будет очень трудно пережить кризис самостоятельно, потребуется помощь. Когда все будет гореть – получить деньги из частных источников будет чрезвычайно сложно. По сути, нашими спасителями могут быть только МВФ и другие правительственные организации – Европейская комиссия, Всемирный банк.

Андрей Федотов: Какой должна быть позиция Национального банка по процентной ставке?

Юрий Городниченко: С одной стороны, надо защищать гривну. Большие колебания курса гривны усилят панические настроения – люди будут пытаться снять деньги с банковских счетов и скупать доллары. Эту панику надо утолить быстрее. Для этого есть несколько инструментов. Первый — повышение процентных ставок. Проблема в том, что это негативно отразится на украинской экономике. Кредиты подорожают. Поэтому повышение ставок, когда экономика и так падает, считается не лучшим решением проблемы.

С другой стороны, для чего мы накапливаем резервы? Чтобы использовать их во время «пожаров». Сейчас возникла именно такая ситуация – эти резервы нужно тратить, чтобы уменьшить колебания на рынке, обуздать панику и постепенно менять обменный курс (ред. — девальвировать гривну).

Нацбанк делает правильные шаги: он снижает ставку, чтобы поддержать внутреннего производителя, и тратит резервы, чтобы защитить гривну, смягчить колебания и предотвратить панические настроения.

Андрей Федотов: Насколько сейчас банковский рынок подготовлен к кризису? Выдержит ли банковская система панику на рынке?

Юрий Городниченко: Начну с того, что НБУ сейчас гораздо профессиональнее, чем был несколько лет назад. НБУ многое сделал, чтобы банковская система стала более устойчивой — по его требованию банки увеличили свои резервы и капиталы. Эта «подушка» пригодится. Если люди будут закрывать свои депозиты — у банков эти деньги есть.

Во-вторых, сейчас Национальный банк может намного проще рефинансировать банки. В 2014-2015 годах главная проблема с рефинансом (краткосрочные займы банкам) была в том, что не ясно было, кто эти деньги получит — и не выведут ли их за границу. Сейчас трудно представить, что подобное возможно.

Поэтому НБУ имеет больше рычагов и ресурсов для утоления паники и поддержки банковской системы.

В этот кризис мы входим в гораздо лучшей форме, но расслабляться не стоит – нужно продолжать программу с МВФ, чтобы мы имели доступ не только к внутренним резервам, но и к внешним ресурсам.

Юлия Минчева: Если соглашение с МВФ не будет подписано, что произойдет?

Юрий Городниченко: Я даже не хочу думать об этих плохих сценариях. Главное, что мы должны ценить – уверенность и доверие. Это единственное, что может снизить панику. Иначе никакие правительства и резервы не помогут. Должна быть уверенность в том, что даже если не хватит внутренних резервов, есть кто-то, кто нам поможет в худшие времена.

Если у нас не будет ресурсов, то банковская паника, атака на гривну, падение промышленного производства может привести к очень большому коллапсу.

Юлия Минчева: Какие инструменты будут применять другие страны в борьбе с кризисом, можем ли мы что-то взять на вооружение? Работает снижение ставок и фискальные стимулы?

Юрий Городниченко: Действительно, пространство для маневра очень ограничено. Можно уменьшить процентные ставки на 1-1,5%, но глобально это не изменит ситуацию. Это не означает, что центральные банки бессильны. Они могут давать финансовой системе ликвидность для того, чтобы она продолжала работать, кредиты шли в реальный сектор экономики и уменьшалось влияние паники.

Также нужна программа фискального стимулирования: государство должно больше тратить, уменьшать налоги и таким образом повышать спрос. Многие развитые страны готовятся к внедрению фискального стимулирования. Украина тоже нужно будет его делать. Сложность в том, что придется тратить больше денег, чем государство собирает через налоги. Надо будет брать деньги в долг. Но кто их даст, если нас «отключат» от финансовых рынков из-за срыва программы с МВФ?

Сейчас не нужно волноваться о бюджетном дефиците, если он нужен для поддержки экономики.

Юлия Минчева: Каким должно быть рациональное поведение для гражданина и бизнеса во время кризиса?

Юрий Городниченко: Хочу привести здесь аналогию: представьте, что мы все плывем на корабле и объявили, что он тонет. Для каждого из нас наиболее рациональным будет побежать к выходу, чтобы быть ближе к двери. Но очевидно, что таким образом начнется паника, многие погибнут — и такое поведение уже не выглядит оптимальным. Нужно, чтобы был организован выход из этого корабля. Так же и в кризисе.

Можно сказать, что бизнесу пока не нужно нанимать новых работников, брать кредиты, зато лучше экономить, но такое поведение означает, что частный спрос будет уменьшаться. Вместо этого лучше делать фискальное стимулирование, чтобы у людей были деньги, которые они могут тратить.

Это означает, что должны быть дешевые кредиты, должны быть гарантии. Если мы имеем кредитную программу «5-7-9», возможно, ее нужно улучшить, чтобы бизнесу еще легче было брать кредиты. Государство должно заверить людей, что «подстрахует» в случае потери работы — из-за увеличения выплат по безработице или продления срока этих выплат.

Юлия Минчева: Экономика США росла последние 10 лет. Станет ли пандемия коронавируса триггером нового экономического кризиса и начала рецессии?

Юрий Городниченко: Люди, профессионально занимающиеся прогнозированием, говорят, что вероятность рецессии очень высока, мы ожидаем рецессию в США в 2020 году. Ее прогнозируют и для ЕС.

Это два больших торговых партнера Украины – они потянут Украину вниз вместе с собой. Нам тоже нужно готовиться к рецессии.

Андрей Федотов: Как процесс перезагрузки правительства, который до сих пор продолжается, может повлиять на ситуацию?

Юрий Городниченко: Хочу навести аналогію з літаком, який входить у зону турбулентності. Пасажири, незадоволені тим, що літак трясе, вирішують змінити пілота. Нова людина потребує певного часу, щоб зрозуміти, що відбувається. Мені здається, в Україні ці радикальні зміни були не дуже продуманими.

Надо договариваться с МВФ, но не ясно кому, потому что по некоторым ключевым направлениям у нас нет людей, которые за них отвечают, а у и.о. непонятно, что с полномочиями. Я не вижу позитива в этой ситуации.

Менять сейчас руководство НБУ – будет просто самоубийством.

VoxUkraine — уникальный контент, который стоит прочесть. Подписывайтесь на нашу e-mail рассылку, читайте нас в Facebook и Twitter, смотрите актуальные видео на YouTube.

Мы верим, что у слов есть сила, а идеи имеют определяющее влияние. VoxUkraine объединяет лучших экономистов и помогает им донести идеи до десятков тысяч соотечественников. Контент VoxUkraine бесплатный (и всегда будет бесплатным), мы не продаем рекламу, не занимаемся лоббизмом. Чтобы проводить больше исследований, создавать новые влиятельные проекты и публиковать много качественных статей нам нужны умные люди и деньги. Люди есть! Поддержать VoxUkraine. Вместе мы сделаем больше.


Sorry, Comments are closed!

Внимание

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны