Beta

Деньги Центрального банка в эпоху автономных алгоритмов

Photo: depositphotos / Sentavio
20 марта 2020
FacebookTwitterTelegram

Новые технологические возможности могут предоставить деньгам собственный ум через автономные алгоритмы, которые сами исполняются. Это новый функционал, который ставит значительные вызовы перед тем, как выполняются транзакции. Косвенно, он также создает вызовы для выбора контрактов и институтов, которые их обеспечивают. Однако новые преимущества могут реализоваться только если мы сможем переосмыслить роль денег относительно вышеуказанных границ.

Рядом с традиционным определением денег (деньги — это то, что они делают), деньги — это много других вещей. Деньги — это память (Kocherlakota, 1998 [1]) показал, что деньги функционально эквивалентны к памяти о предыдущих транзакциях. При определенных предположениях о торговой истории агентов деньги предоставляют такие же транзакционные преимущества, как и реестр транзакций – то, что мы сегодня называем блокчейн.

Что значит «деньги — это то, что они делают»?

Любой объект, который принимается для сохранения стоимости, то есть сохраняет количество товаров, на которые его можно обменять за определенное время; как средство платежа — его принимают во время обменов независимо от того, кто и чем обменивается; и как единица учета (цены можно устанавливать со ссылкой на этот объект) может быть определен как деньги.

Заметьте, что ожидания в этом определении играют важную роль: высокие шансы на то, что объект, определенный как деньги, в будущем будут воспринимать как деньги, ведут к широкому текущему применению этого объекта.

Деньги — это приватность. Kahn, McAndrews and Roberds (2005) [2] подчеркивают преимущество приватности, которую несут деньги по сравнению с кредитом. В экономике, в которой некоторые агенты отказываются выполнять свои обещания, деньги приносят экономическую стоимость и более высокую эффективность по сравнению с только лишь инструментами кредитования. Это подчеркивает важность институтов, обеспечивающих соблюдение договоренностей и выполнение контрактов. Исчезновение таких институтов непременно вредит обмену и экономическому росту.

Деньги делят и объединяют мысли, и линии проводятся вдоль различных политических разломов (Randall, 2012 [3]). 

Сегодняшняя система

Текущая двухуровневая система состоит из денег центробанка (наличные и резервы) и денег коммерческих банков (депозиты).

Текущий дизайн системы сформировался на протяжении более 200 лет экспериментов по управлению различными элементами финансовой стабильности и монетарной политики. Людям предлагается платежная система с элементами, которые на первый взгляд полностью взаимозаменяемы – деньги центробанка (наличные) и деньги коммерческих банков (депозиты). Однако хотя мы, конечные потребители, не должны волноваться о разнице между этими элементами, между ними есть некоторые важные различия.

Когда мы платим наличными, соглашение выполняется как только мы передаем монету или банкноту в обмен на чашку кофе. Главный вопрос здесь – в подлинности банкноты – это то, что прежде всего волнует центробанк, который ее выпустил. Когда мы платим карточкой или по телефону (привязанными к банковскому счету), скрытый механизм расчетов совсем другой: феноменально сложная система электронных сообщений проходит между терминалом кафе и банком. В зависимости от того, кто выпустил карточку, кто установил точку продажи, кто наш банк и т.д., владелец кафе заплатит разную цену за транзакцию.

Эта огромная инфраструктура функционирует с многочисленными сдержками и противовесами, чтобы минимизировать или убрать различные типы рисков: операционный, юридический, экономический. Что важнее – коммерческий банк должен держать резервы в центральном банке для проведения платежей.

Платеж наличными закрывает долг немедленно, платеж банковским депозитом закрывает долг при условии, что у банка есть адекватные резервы в центробанке или достаточно доверия, чтобы позаимствовать эту ликвидность (с центробанка или на межбанковском рынке). Калейдоскоп фрагментированных технологий сейчас синхронно работает, чтобы поддержать все более глобальную жизнь.

Это подчеркивает, что любой редизайн того, кто выпускает деньги и как регулируются транзакции, должен учитывать целую экосистему вокруг платежей и природы транзакций. Фокус только на новых технологических возможностях не принесет значительных преимуществ, если они базируются на текущем дизайне. Игнорирование причин, почему мы имеем такую систему, а не иную, несет риски выработать неоптимальное даже по сегодняшним стандартам решение.

Квест децентрализации

Куда это нас приводит в отношении цифровых валют центробанков? Большинство сегодняшних транзакций уже осуществляются в цифровом пространстве, с помощью денег коммерческих банков. Что можно сделать иначе?

Деньги — это средство для достижения цели: только рассмотрев обе части транзакции мы можем идентифицировать потенциальные выгоды от валюты центробанка, основанной на блокчейне. Фокус только на обработке платежей принесет лишь незначительные преимущества в нескольких измерениях, как показывают многие пилотные платежные проекты центробанков, основанные на технологии распределенного реестра.

Квест по децентрализации можно понимать в более широком контексте упрощения обмена. Интересные эксперименты, которые подчеркивают стоимость денег как средства упрощения обмена — это BristolPound и The People’s Bank of Govanhill. Децентрализация экономической функции с приоритетом социальной инклюзивности и экологически сбалансированного производства поддерживается децентрализованным выпуском денег. Малые бизнесы, которые не могут или не хотят получить кредит, осуществляющих свою деятельность полагаясь на выпускаемую локально валюту.

С совершенной памятью о предыдущих транзакциях и обещаниях каждого участника рынка, можно обойтись и без денег. Географически ограниченные экономики функционируют без них в течение коротких периодов. Для многих обещание соседа так же хорошо, как и деньги. Бартера может быть достаточно. Однако когда торговля на дальних расстояниях становится необходимостью и когда платеж замещается обещанием заплатить позже, мы возвращаемся к необходимости иметь взаимосвязанные институты, которые управляют риском платежей и валютным риском. Как легко можно обменять Govanhill Note на Bristol Pound? Каким будет курс и как он будет колебаться со временем? После переизобретения денег, наши децентрализованные общины должны будут переизобрести институты, которые поддерживают более сложные транзакции.

Сегодняшние ограничения — это наши направления совершенствования

Нынешняя система показывает свои ограничения для трансграничных платежей и переводов, особенно в случае невыполнения контрактов. Нанять юриста в другой стране, чтобы возместить убытки? Время и стоимость этого могут превысить ожидаемые выплаты. Однако что как нанять независимого посредника? Того, кто предоставляет услугу доверительного хранения за небольшую плату, выполняет свой долг с точностью компьютера и выдает деньги только если все стороны согласились, что все параметры сделки соблюдены.

Возможность алгоритмического выполнения контрактов, предоставляемой Автономными клиринговыми скриптами (Autonomous Clearing Scripts, которые неправильно называют «умные контракты»), — это то, что имеет большой потенциал к развитию торговли финансами, товарами и услугами. Мы разработали системы торговли акциями, когда доставка осуществляется только при условии оплаты. Это гарантирует, что ни продавец, ни покупатель акций не имеют никаких неудобств при обмене денег на права собственности в компании — необходимый элемент развитых финансовых рынков.

Нам нужно достичь такого же функционала для торговли — независимо от объема сделки. И почему бы не структурировать сделки таким образом, чтобы окончания торговли автоматически приводило к уплате НДС фискальным органам? Какую валюту может или должен обработать Автономный клиринговый алгоритм? Вот здесь мы находим источник преимущества функционально усиленной валюты.

Другой аргумент в пользу цифровой валюты центробанка строится на постоянно растущем количестве данных, необходимом для выполнения основных функций по управлению экономикой. Своевременные и точные данные – одно из направлений, по которым центральные банки и в целом правительства могут получить значительные улучшения. Мы можем получить не только точные решения по политике, мы также, наверное, сможем избежать кризисов вызванных «слепыми пятнами» на финансовых рынках.

На гипотетическом финансовом рынке на блокчейни в 2008, регулятор мог бы вовремя оценить кредитное плечо разных наборов коммерческих ипотечных ценных бумаг (CMBS) и задержки ипотечных платежей (Constantinescu, 2008) [4, 5].

Возможно, робот ИИ мог бы ежедневно собирать отчеты об этой динамике и подавать эти отчеты регулятору.

Выгоды цифровой валюты центрального банка можно узнать только глядя на полный цикл обмена. Платежные системы — только половина истории. Дополнительные источники выгод для общества находятся во взаимодополнении платежей и обмена. Меньшие убытки, вызванные невыполненными контрактами, более быстрое разрешения споров, более высокая прозрачность сделают возможными разные модели производства, финансирования и торговли — выполнение контрактов через автономные алгоритмы возможно лишь на основе запрограммированных денег. Лучше функционирование правительства, центрального банка и финансовых рынков из-за более высокой прозрачности может быть одним из приятных побочных эффектов.

Примечания

[1] Kocherlakota, N. R. (1998), Money is Memory. Journal of Economic Theory Vol. 81, 232-251.

[2] Kahn, C.M, McAndrews, J. and Roberds, W. (2005), Money is Privacy. International Economic Review Vol. 46.

[3] Randall, W.L. (2012), Introduction to an alternative history of money. Levy Economics Institute WP. No. 717.

[4] linkedin.com/pulse/blockchains-practice-central-banking-friend-foe-from-constantinescu

[5] linkedin.com/pulse/data-new-oil-whos-drilling-mihnea-constantinescu?trk=portfolio_article-card_title

Предостережение

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны