Долгосрочная стагнация: альтернативные варианты политики

Почему в США сегодня существует долгосрочная стагнация, чем вызвана и что с этим делать?

Авторы:

Оливье Койбион, Техасский университет в Остине и Национальное бюро экономических исследований, Юрий Городниченко, Калифорнийский университет в Беркли и Национальное бюро экономических исследований, Маурисио Улейт, Калифорнийский университет в Беркли

В течение последних десяти лет в США продолжается масштабная рецессия. Учитывая предыдущие бизнес-циклы, можно было бы надеяться на достаточно быстрое возвращение фактического объема производства к уровню потенциального — но не в этот раз. Рисунок 1 показывает, что после большого спада в 2008-2009 годах США не демонстрирует быстрого восстановления. Темпы роста, наоборот, ниже, чем были до спада.

Из-за этого часто звучат вопросы о том, почему сегодня присутствует постоянная стагнация, откуда она взялась и что с этим всем делать?

Рис. 1. ВВП США в первом квартале 2007 года с нормированным значением, приравненным к нулю

Рисунок 2 показывает фактический ВВП (черная линия) по сравнению с динамикой потенциального объема производства, которую рассчитало в 2007 бюджетное управление конгресса. Эта линия потенциального объема производства касалась периода непосредственно перед рецессией и ее целью было показать, что произойдет в ближайшие 10-15 лет. В условиях обычной рецессии мы увидели, что черная линия сходится с красной линией, но пока эти данные этого не показывают. Зато мы видим как прогнозируемый потенциальный объем производства постепенно превращается в фактический объем (рис. 3).

Рис. 2. Динамика фактического объема по сравнению с прогнозируемым потенциальным объемом производства, по данным бюджетного управления Конгресса (БУК), 2007

Рис. 3. Динамика фактического объема производства и пересмотр прогнозов БУК относительно потенциального объема производства в течение указанного периода

 

Сегодня, как видно из рисунка 3, потенциальный объем производства очень близок к фактическому, но близок не потому, что фактический объем вырос, а потому, что показатели прогнозируемого потенциального объема производства были пересмотрены и снижены.

Похоже, что все больше людей считают, что мы уже давно находимся в состоянии очень медленного роста производства.

Что это означает для центральных банков?

Многие центральные банки сегодня используют правило Тейлора (1) или его модификацию, чтобы определять учетные ставки.

it = i * + φ(€t*) + φx(yt — yt*)   (1)

где it — учетная ставка центрального банка, i * — естественный уровень процентной ставки (в условиях полной занятости),t и * — текущий и ожидаемый уровень инфляции, yt и yt* — текущий и потенциальный уровень роста ВВП, а φ и φx — параметры экономической политики.

Разрыв между фактическим и потенциальным объемом производства является одним из ключевых параметров этого правила (вторая ключевая составляющая — инфляционные ожидания). Поэтому оценка потенциального объема производства очень важна для центральных банков: если фактический ВВП намного ниже потенциального, центральный банк снизит свою учетную ставку или будет удерживать ее на низком уровне; если же объем производства близок к потенциальному или превышает его, центральный банк может повысить свою учетную ставку.

Итак, главные вопросы, стоящие перед производителями политики, звучат так:

Сколько у нас есть неиспользованного потенциала в экономике? и

Насколько продолжительными являются отклонения от тенденций, существовавших до кризиса?

Чтобы ответить на эти вопросы, надо выяснить, что нам известно о прогнозируемом потенциальном объеме производства. И, в частности, ответить на вопрос о том, зачем вообще просматривают прогнозируемые показатели потенциального объема производства.

К сожалению, нам мало что известно о том, как оценивают потенциальный объем производства и почему эти оценки просматривают. Поэтому эта статья имеет целью разработать очень простую статистическую схему, чтобы понять основные свойства потенциального объема производства. Это может помочь нам выяснить последствия этого процесса для кредитно-денежной политики: как меняется расстояние между yt и yt * в правиле Тейлора в ответ на резкие изменения в экономике?

С этой целью мы сначала собрали показатели потенциального объема производства в США и других странах, а затем проанализировали, как обнаруженные резкие изменения влияют на фактический объем производства и на оперативное оценивание потенциального объема производства.

Мы пришли к следующим выводам:

  • Оценки потенциального объема производства реагируют на резкие изменения спроса и предложения (тогда как теоретически возможный объем производства должен реагировать только на резкие изменения предложения, а не на временные изменения спроса)
  • Потенциальный объем производства рано или поздно совпадает с фактическим объемом
  • Свойства оценок потенциального объема производства можно примерно выразить с помощью одномерного фильтра Ходрика-Прескотта. И это самый потрясающий вывод нашего исследования: все причудливые модели, которые оценивают потенциальный объем производства можно прекрасно выразить очень простой статистической схемой.

Следовательно, снижение потенциального объема производства не всегда является настолько длительным, насколько полагают многие ученые и производители политики. Возможно, мы просто наблюдаем за неблагоприятной резкой переменой, которая продолжается в течение долгого времени — и не более.

Оценки потенциального объема производства

Существует три основных подхода к оценке потенциального объема производства:

  1. Производственная функция.

Y * = f (K * L *,производительность).

  1. Статистический подход.

Этот подход предполагает использование различных методов для «очищения» данных от временных резких изменений и колебаний. Долгосрочная тенденция, которая остается после этого, и является потенциальным ВВП.

  1. Структурный подход (самый сложный).

Согласно этому подходу оценивают структурную модель экономики (например, динамическую модель общего равновесия), и в этой модели потенциальный объем производства является объемом, который получают, «исключив» все временные резкие изменения и отклонения.

Источники данных

Существует несколько источников оценок потенциального объема производства:

  1. Бюджетное управление Конгресса (БУК), которое является «золотым стандартом» США для таких оценок. Управление использует подход производственной функции, а его данные покрывают период с сегодняшнего дня и вплоть до 1991 года
  2. Оценки Совета управляющих Федеральной резервной системы ( «Зеленая книга»), которые используются для определения кредитно-денежной политики. Они прибегают к различным методам, в частности субъективному, когда несколько экспертов анализируют данные и используют информацию, которая не всегда входит в модели, чтобы удостовериться, что оценка будет лучшей из возможных. Данные покрывают период 1987-2011 годов (Совет управляющих обнародует информацию с пятилетней задержкой)
  3. МВФ, который также использует комбинацию различных методов, в частности субъективный. Главным преимуществом этого источника является то, что у МВФ есть оценки для многих стран, то есть можно использовать не только вариацию временных рядов, но и поперечную вариацию оценок потенциального объема производства.
  4. ОЭСР также использует метод производственной функции и предоставляет данные о многих стран на протяжении длительного периода.
  5. Оценки частного сектора (частные прогнозисты не дают оценок потенциального ВВП, поэтому мы используем их долгосрочный — продолжительностью до 10 лет — прогноз фактического ВВП)

Условные факты

Прежде чем перейти к дальнейшему анализу, мы хотим представить несколько условных фактов относительно оценок потенциального ВВП.

Во-первых, потенциальные пересмотры ВВП могут быть как отрицательными, так и положительными. Примером положительного пересмотра является вторая половина 1990-х годов, когда экономика США очень быстро росла (рис. 4).

Рис. 4. Пересмотры потенциального ВВП в 1993-2005 гг.

 

Второй факт заключается в том, что разные источники дают довольно согласованные оценки потенциального объема производства. Рисунок 5 показывает, что корреляция между показателями потенциального объема производства, рассчитанными ОЭСР, и теми, которые рассчитал МВФ, очень тесная — около 0,99. Очевидно, различные учреждения рассчитывают потенциальный объем производства примерно одинаково.

Рис. 5. Корреляция между оценками МВФ и ОЭСР по росту объема потенциального производства

Оценки различных учреждения согласуются между собой не только в зависимости от страны, но и во времени (рис. 6). На рисунке 6 также показано, что с течением времени оценки потенциального объема производства существенно колеблются.

Рис. 6. Оценки потенциального объема производства от различных учреждений в разное промежуток времени и в разных странах

На рисунке 7 показаны два окончательных условных факта: о том, что оценки потенциального объема производства существенно коррелируют с изменениями производительности (зеленая и синяя линии на рис. 7) и о том, что оценки потенциального объема производства можно выразить в виде подвижных средних фактического объема производства (красная и черная полосы).

Рис. 7. Сравнение оценок потенциального объема производства с ростом производительности и сглаженным фактическим объемом производства

Результаты

Теперь мы проверяем, как оценки потенциального объема производства реагируют на различные типы резких изменений. С этой целью мы оцениваем регрессии OLS с изменениями потенциального объема производства как зависимую переменную и получаем для них функции импульсного отклика.

Теоретически возможный объем производства должен реагировать на долговременные резкие изменения предложения. Примерами таких изменений являются: (1) повышение производительности — например, совершенствование технологии; (2) постоянная смена режима налогообложения — к примеру, если налог на прибыль сокращают, люди начинают работать больше; (3) резкое изменение цены на нефть — эластичность спроса на энергоносители низкая, поэтому изменение цены на нефть влияет на производительность.

И наоборот: резкие изменения спроса, влияющие на бизнес-циклы, являются временными, а, следовательно, не должны влиять на оценки потенциального объема производства. Примерами резких изменений спроса является (1) резкие изменения в сфере кредитно-денежной политики, как изменение учетной ставки центрального банка; (2) изменение в области государственных расходов (например, увеличение расходов на армию).

На рисунке 8 показана реакция фактического (черная линия) и потенциального объема производства (синяя линия) на резкие изменения СФП. Мы видим, что фактический ВВП растет сразу после резкого изменения, а затем остается на этом высшем уровне. Такую же динамику должен проявить и потенциальный объем производства. Вместо этого наблюдаем постепенное увеличение потенциального объема производства, пока разница между фактическим и потенциальным объемом не исчезнет. То же самое произойдет и в случаях других резких изменений предложения.

Рис. 8. Функция импульсного отклика на длительное резкое изменение предложения (рост СФП)

Вот пример резкого изменения спроса (рис. 9) — непредвиденное сокращение государственных расходов. Сначала фактический объем производства снижается, но затем быстро возвращается в рамки долгосрочной тенденции. Потенциальный объем производства сначала не реагирует на смену, но затем начинает увеличиваться, что на самом деле нелогично. Потенциальный объем производства не должен реагировать на временные резкие изменения спроса.

Рис. 9. Функция импульсного отклика на резкое изменение государственных расходов

Еще один удачный пример — резкое изменение кредитно-денежной политики (рис. 10). Если кредитно-денежная политика ужесточается, фактический объем производства сначала не реагирует, а затем частично сокращается. Удивительно, что потенциальный объем производства также существенно реагирует на резкое изменение, тогда как не должен этого делать, ведь, как известно, резкие изменения в сфере кредитно-денежной политики временные и не влияют на производственные мощности экономики.

Рис. 10. Функции импульсного отклика фактического и потенциального ВВП на резкие изменения в сфере кредитно-денежной политики (например, увеличение процентной ставки)

Получив эти неожиданные результаты, мы решили исследовать, почему потенциальный объем производства реагирует — хоть и вяло, но все же — на все резкие изменения. Для этого мы еще раз поэкспериментировали с сериями фактического объема производства с применением фильтра Ходрика-Прескотта и заметили, что реакции этих серий на резкие изменения спроса и предложения статистически не отличаются от реакций наших оценок потенциального объема производства (на рис. 11 красная линия расположена очень близко к синей линии).

Рис. 11. Функции импульсного отклика для фактического объема производства, потенциального объема производства и потенциального объема производства с применением фильтра Ходрика-Прескотта

Мы провели тот же эксперимент с данными из разных стран и получили очень схожие результаты.

Выводы

Как частные, так и государственные оценки потенциального ВВП постепенно, но систематически реагируют на все резкие экономические изменения, которые мы рассматриваем, и несколько отличаются от того, что можно было бы ожидать от простых одномерных оценок временного ряда потенциального ВВП.

То, что частные и государственные прогнозисты объясняют снижение объема производства в различных странах после Великой рецессии изменениями в потенциальном ВВП, мало что говорит нам о том, будут ли меняться объемы производства в течение определенного времени или ситуация вернется к предыдущему положению благодаря определенной кредитно-денежной или фискальной политике.

Поэтому, чтобы лучше выявлять резкие изменения спроса и предложения, необходимо использовать дополнительные макроэкономические переменные, а не полагаться на одномерные процессы. Также стоит объединять информацию из государственных оценок потенциального ВВП прогнозам частного сектора, поскольку частный сектор, похоже, лучше умеет отличать резкие изменения предложения от изменений спроса. Оценивая потенциальный ВВП, следует избегать чрезмерного использования усреднения модели, поскольку это автоматически приводит к изменениям в оценках потенциального ВВП после циклических колебаний, вызванных спросом.

В общем, отсутствие четких способов успешного оценивания потенциального ВВП наталкивает на мысль о том, что привычка полагаться на «суждение» профессиональных экономистов в ближайшее время никуда не исчезнет.

Вопрос: По моему мнению, одним из выводов вашего исследования является то, что правительство США и правительства других государств должны продолжать экспансионистскую кредитно-денежную и фискальную политику, поскольку, согласно расчетам БУК, нынешний фактический объем производства вряд ли близок к потенциальному. Если от экспансионистской политики откажутся, стагнация продлится еще дольше.

Ответ: Я согласен с тем, что из нашего исследования можно сделать вывод о том, что понятие отсутствия слабых мест в экономике сегодня может считаться чисто статистическим результатом. Существуют некоторые сигналы, подтверждающие, что экономика США имеет много слабых мест — например, количество трудоустроенных людей относительно общей численности населения до сих пор не вернулась на уровень, который существовал до кризиса. Однако существует ряд альтернативных интерпретаций, согласующихся с нашими результатами. Поражает то, что мы часто буквально вычисляем разницу между фактическим и потенциальным объемом производства и строим вокруг этого политику. Наша работа показывает, что понятие, которое мы называем потенциальным объемом производства, требует очень внимательного толкования, потому что это не обязательно настоящий потенциальный объем.

Главное фото: depositphotos.com / tycoon

VoxUkraine — уникальный контент, который стоит прочесть. Подписывайтесь на нашу e-mail рассылку, читайте нас в Facebook и Twitter, смотрите актуальные видео на YouTube.

Мы верим, что у слов есть сила, а идеи имеют определяющее влияние. VoxUkraine объединяет лучших экономистов и помогает им донести идеи до десятков тысяч соотечественников. Контент VoxUkraine бесплатный (и всегда будет бесплатным), мы не продаем рекламу, не занимаемся лоббизмом. Чтобы проводить больше исследований, создавать новые влиятельные проекты и публиковать много качественных статей нам нужны умные люди и деньги. Люди есть! Поддержать VoxUkraine. Вместе мы сделаем больше.


Внимание

The authors do not work for, consult to, own shares in or receive funding from any company or organization that would benefit from this article, and have no relevant affiliations