Эффект Трампа: слон в посудной лавке или «потому что последовательный»

Для того, чтобы набрать электоральные баллы, действующий президент США готов разрушить глобальные соглашения по торговле и безопасности. Чего ожидать и что делать Украине?

depositphotos.com

Автор:

В марте 2018г. президент США Дональд Трамп ввёл 25% импортную пошлину на сталь и 10% — на алюминий, несмотря на то, что против пошлин в США выступили большинство отраслей, использующих названные металлы (строители, автопроизводители, производители напитков и т.д..).

Вводя эти пошлины, президент Трамп хотел достичь двух целей:

  • помочь американским производителям стали и алюминия (и таким образом выполнить своё предвыборное обещание);
  • наказать Китай за промышленный шпионаж (в рамках этого планируется повысить пошлины не только на сталь и алюминий, но и на некоторые другие товары, которые Китай поставляет в США).

Первая цель будет достигнута за счёт остального общества — так, по некоторым оценкам, за счёт тарифов будет разрушено в пять раз больше рабочих мест, чем создано, а если торговые партнеры США применят ответные меры, американская экономика потеряет в общем 470 тысяч рабочих мест (это около 0,3% общего количества занятых, но, тем не менее, будет ощутимо в некоторых городах).

Второй цели вряд ли можно достичь торговыми мерами — ведь, как правило, компании не разглашают факты промышленного шпионажа против себя. Кроме того, западные компании «добровольно-принудительно» предоставляют свои технологии Китаю как своеобразную плату за доступ к 1,3-миллиардному рынку.

Впрочем, Китай уже ввел торговые ограничения против американских товаров в ответ. И, разумеется, эти ограничения не будут полезны для экономики США. Европейские лидеры пока ограничились заявлениями с угрозами применения симметричных мер.

Итак, пока экономический ущерб от торговых ограничений невелик. Гораздо хуже политический эффект этих мероприятий — ведь они были введены без учета мнения зарубежных партнеров США. Таким образом президент США показывает свою решимость начать полномасштабную торговую войну и заставляет внешнеэкономических партнеров для её избежания «добровольно» ограничивать поставки своей продукции в Штаты. Так, в настоящее время происходит пересмотр Североамериканского соглашения о свободной торговле (NAFTA), ведутся переговоры с ЕС, Китаем, Кореей и другими странами об ограничении экспорта.

Пока экономический ущерб от торговых ограничений невелик. Гораздо хуже политический эффект этих мероприятий — ведь они были введены без учета мнения зарубежных партнеров США. Таким образом президент США показывает свою решимость начать полномасштабную торговую войну и заставляет внешнеэкономических партнеров для её избежания «добровольно» ограничивать поставки своей продукции в Штаты.

Более того, пошлины на сталь и алюминий оправдываются статьей ХХI Соглашения о ВТО (исключения из соображений безопасности). Таким образом, если торговые партнеры США захотят обратиться в арбитраж ВТО, он должен будет решать вопрос о том, что угрожает национальной безопасности США, а что нет, что вряд ли входит в его компетенцию.

Этот и другие шаги Трампа (например, выход из ядерной сделки с Ираном или миграционные ограничения) ярко свидетельствуют о том, что одну из важнейших должностей планеты занимает лицо, для которого собственные предвыборные обещания весят значительно больше, чем международные договоренности, и даже больше, чем благосостояние собственных сограждан.

Теперь миру остается только гадать, какие из своих твитов американский президент решит воплотить следующими, и кто пострадает в результате.

Очевидно, что Трамп — это значительно более серьёзный краш-тест для международных институтов, выстроенных после Второй мировой войны, чем «испытание Путиным». Если нападение РФ на Украину заставило серьезно задуматься о реформировании ООН, то торговая политика Трампа — это испытание на прочность для ВТО, которая почти не развивается с 2001 года (начала Доха-раунда) и потихоньку подрывается многосторонними и двусторонними соглашениями.

Если нападение РФ на Украину заставило серьезно задуматься о реформировании ООН, то торговая политика Трампа — это испытание на прочность для ВТО, которая почти не развивается с 2001 года (начала Доха-раунда) и потихоньку подрывается многосторонними и двусторонними соглашениями.

Во многих существует уверенность, что международные институты негибкие и не могут адекватно отвечать на новые вызовы. Действительно, большинство институтов — инертные и бюрократические. Но опыт ЕС в торговле с Китаем доказывает, что вполне возможно учитывать изменения в условиях торговли в рамках правил ВТО, без громких заявлений и открытого противостояния.

Следующими, вполне возможно, станут международные суды и вопросы альянсы по безопасности.

Итак, что делать, когда «мировой полицейский» сам начал нарушать правила? Можно надеяться на американские институты и американских избирателей — первые несколько ограничивают произвол президента, последние могут не избрать его на второй срок.

Можно принять новые-старые правила игры «каждый сам за себя». По соображениям «национальной безопасности» закрыть рынки, предоставить преференции отечественным производителям, ограничить миграцию. К такому сценарию призывают и некоторые наши политики. К сожалению, первыми от войны всех против всех пострадают страны с небольшим запасом прочности и малым внутренним рынком, такие как Украина.

В конце концов, очевидное решение — защищать международное сотрудничество и одновременно реформировать институты, через которые оно проходит. Это не будет просто, учитывая результаты выборов во многих европейских странах и недавние скандалы в европейских институциях. Однако, возможно, поведение Трампа мобилизует западный мир, так же, как поведение Путина мобилизовало украинцев.

Очевидное решение — защищать международное сотрудничество и одновременно реформировать институты, через которые оно проходит. Это не будет просто, учитывая результаты выборов во многих европейских странах и недавние скандалы в европейских институциях.

Между нынешней ситуацией в мире и ситуацией в Украине за время её независимости можно провести еще одну аналогию. Некоторые руководители стран могут сказать «если США пренебрегают международные соглашения, то мы тоже не будем их выполнять». Так же, как много украинский считают, что «если президент/премьер/депутаты нечестные, то я имею моральное право не соблюдать правила, давать или брать взятки и т.п.».

Такая логика способна привести к замкнутому кругу всеобщего недоверия, ограниченного сотрудничества и низкого роста*, из которого очень трудно выйти. Для того, чтобы не к такому плохому равновесию (в случае мира) и чтобы выйти из него (в случае Украины), нужно совместными усилиями защищать «правила игры» — то есть соблюдать их и не иметь дело с теми, кто правила нарушает. Конечно, объединяться «за» труднее, чем «дружить против». Но если этого не сделать, последствия будут печальными и непредсказуемыми.

*См., например, David B. Audretsch & Nikolaus Seitz & Katherine Margaret Rouch, 2018. «Tolerance and innovation: the role of institutional and social trust Eurasian Business Review, Springer;Eurasia Business and Economics Society, vol. 8(1), pages 71-92, March.

VoxUkraine — уникальный контент, который стоит прочесть. Подписывайтесь на нашу e-mail рассылку, читайте нас в Facebook и Twitter, смотрите актуальные видео на YouTube.

Мы верим, что у слов есть сила, а идеи имеют определяющее влияние. VoxUkraine объединяет лучших экономистов и помогает им донести идеи до десятков тысяч соотечественников. Контент VoxUkraine бесплатный (и всегда будет бесплатным), мы не продаем рекламу, не занимаемся лоббизмом. Чтобы проводить больше исследований, создавать новые влиятельные проекты и публиковать много качественных статей нам нужны умные люди и деньги. Люди есть! Поддержать VoxUkraine. Вместе мы сделаем больше.


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.