Почему «Украинский Кризис» По-Прежнему Очень Опасен для Европы

Влиятельные члены правительства Обамы считают, что военная помощь Украине должна быть предоставлена только в случае провала соглашения Минск-2 и серьезной эскалации ситуации на востоке Украины

Автор:

Подписанное в феврале в Минске соглашение — Минск-2 — предусматривало прекращение боевых действий и служило базой для политического урегулирования в восточной Украине. Комплекс мер по выполнению соглашения предусматривал прекращение огня, отвод тяжелых вооружений от линии демаркации (см. красная линия на слайде) и другие шаги.

Военная ситуация в восточной Украине после Минска-2

Благодаря этому соглашению удалось снизить уровень насилия на востоке Украины, но обстрелы продолжаются к северу и северо-западу от Луганска, к западу и северо-западу от Донецка и к востоку от Мариуполя. Существуют прямые свидетельства постоянного притока «добровольцев» и военных поставок из России. Кроме того, украинское правительство заявляет, а западные спецслужбы подтверждают, что в зоне конфликта по-прежнему находится крупный контингент российских регулярных войск.

Более того, недавно прозвучали тревожные сообщения о наращивании российских войск вдоль границы России с Украиной, в частности в Белгороде, который находится примерно в часе езды на север от Харькова, второго по величине города Украины.

Тем не менее, определенные шансы на реальное прекращение огня существуют. Однако произойти это может только в том случае, если сепаратисты достигнут краткосрочных военных целей, включая контроль над поселком Широкино на востоке от Мариуполя, вытеснение украинских войск из поселка Пески и, возможно, с других территорий к западу и северо-западу от Донецка.

Существует также вероятность, что мы получим — более или менее — отвод тяжелых вооружений от линии соприкосновения, хотя подтвердить это наблюдателям ОБСЕ будет крайне сложно.

Если наступит прекращение огня и реальный отвод тяжелого вооружения, мы можем получить стабильный замороженный конфликт в восточной Украине, и я не устаю повторять, что это станет «меньшим злом» в данной ситуации. Чтобы это произошло, необходимо подписать еще одно соглашение, предполагающее отвод не только тяжелого, но и прочего вооружения от линии соприкосновения, и, возможно, дополнительное соглашение о создании буферной зоны, патрулируемой вооруженными миротворческими силами, в состав которых, учитывая обстоятельства, почти наверняка придется включить миротворческий контингент российских войск.

Однако шансы на реализацию любых других положений соглашения Минск-2 крайне малы. Это следует иметь в виду, когда официальные лица Запада заявляют, что санкции будут сняты только в том случае, если Москва выполнит Минские соглашения в полном объеме — вероятность такого сценария примерно равна вероятности ухода России из Крыма.

Принимая все это во внимание, наиболее вероятный, на мой взгляд, сценарий сейчас — нестабильный (или, если хотите, не совсем замороженный) конфликт на ближайшие месяцы с продолжающимися боевыми действиями в различных точках вдоль линии демаркации, но без серьезных или, по крайней мере, стремительных, изменений подконтрольных сепаратистам территорий.

Но в длительной стабильности замороженного конфликта есть сомнения, поскольку сепаратистский регион «Новороссия» не обеспечивает достижения стратегических целей Москвы в Украине — воспрепятствовать ее воссоединению с Западом и получить гарантии того, что Украина останется буферной зоной между Россией и НАТО. Более того, такое развитие событий возложило бы на Москву бремя по восстановлению разрушенной экономики и общественного порядка в части Донбасса.

Следовательно, стабильный замороженный конфликт — с широким отведением всех сил (а не только тяжелого оружия), под контролем ОБСЕ, и, возможно, даже создание буферной зоны под патрулированием вооруженных международных миротворческих сил, как в Приднестровье, — маловероятен. Это означает, что скорее соглашение о прекращении огня в очередной раз полностью провалится, и очень вероятно, что Кремль открыто введет российские войска в зону конфликта.

Если это случится или если провалится режим прекращения огня, и мы увидим, например, нападение боевиков на Мариуполь, — убежден, что Соединенные Штаты и другие западные правительства станут наращивать военную помощь Украине и начнут поставлять Киеву летальное оружие. Такой сценарий может вылиться в полномасштабную опосредованную войну между Россией и США, которые получат поддержку большинства, но не всех союзников по НАТО. Решение Вашингтона оказать военную помощь, повышенный риск эскалации в Украине и даже война с Россией, скорее всего, также спровоцируют напряжение во внутренних отношениях в Альянсе, особенно, если Вашингтон зайдет слишком далеко в глазах Германии и Франции.

Если мы придем к опосредованной войне, то это будет война двух ядерных сверхдержав, ни одна из которых не уступит победы. Вряд ли существует хоть какой-то позитивный исход такой ситуации — в особенности для Украины.

Восточный ответ НАТО

Как обстоят дела с безопасностью в более широком аспекте украинского кризиса? Сначала стоит сфокусироваться на усилиях НАТО по наращиванию защиты своего восточного фланга, а затем вернуться к обсуждению вопроса военной помощи Украине со стороны Запада.

Во-первых, НАТО начало предпринимать (частично секретные) меры по укреплению своих восточных рубежей почти сразу же после оккупации и аннексии Крыма Россией в феврале-марте прошлого года. Затем в сентябре 2014 года на Уэльском саммите НАТО эти меры были должным образом формализованы и расширены. НАТО укрепило свои военно-воздушные и военно-морские силы на Черном и Балтийском морях; увеличило ротационный контингент на своем восточном фланге и перевело его на более-менее постоянную основу (то есть, силы реагирования НАТО регулярно сменяют друг друга, но не имеют постоянного места дислокации, по крайней мере, пока); увеличило частоту и масштаб военных учений и тренировочных программ в прифронтовых государствах; расширило другие формы оказания военной помощи этим государствам; заблаговременно разместило военную технику и улучшило работу логистических центров вдоль границ НАТО на Востоке.

Кроме того, в Уэльсе было принято решение о том, что Альянс уже к концу этого года создаст новые силы быстрого реагирования, — Объединенную оперативную группу повышенной готовности НАТО (Very High Readiness Joint Task Force -VJTF), — в дополнение к существующим силам быстрого реагирования (RRF), которые были сформированы в 2003 году. В состав VJTF войдут около 5 000 военнослужащих, в том числе военно-воздушные, военно-морские силы и спецподразделения, некоторые из которых способны произвести развертывание в течение 2-3 дней. Со временем управление этими группами возьмут на себя ведущие страны Альянса в Европе (Франция, Германия, Польша, Испания, или Великобритания). Пока же временные войсковые группы повышенной готовности сформировали из военнослужащих Германии, Норвегии и Нидерландов. Создание VJTF доведет количество сил быстрого реагирования в странах Европы (входящих в НАТО) до 30 000 солдат и офицеров.

И наконец, в Уэльсе  было решено увеличить оборонные расходы на уровне всего Альянса. Но, учитывая экономический кризис и жесткую бюджетную экономию во многих странах ЕС, это скорее намерение, чем твердое обязательство. В декларации саммита зафиксировано, что страны, которые выделяют меньше 2% ВВП на совокупные оборонные расходы, и меньше 20% от этой суммы — на закупку основных видов вооружений и военной техники, должны привести эти показатели к целевым в течение десяти лет, и то только лишь «в случае улучшения экономического роста». Так что нет смысла замирать в ожидании.

Тем не менее, общий объем военных расходов, вероятно, возрастет в ближайшие годы, особенно, если экономические показатели ЕС начнут улучшаться. За пределами США в течение многих лет объем оборонных расходов сокращался (в странах Альянса он снизился в среднем на 1% в 2014 году, несмотря на войну в Украине). По всей вероятности, вскоре начнется обратный процесс, но он будет медленным, если только не произойдет настоящего военного столкновения с Россией — тогда, несомненно, расходы возрастут и очень быстро. (Имейте в виду, что объем экономик западных стран приблизительно в 20 раз превышает экономику России, и общие оборонные расходы Запада также превосходят военные расходы России).

Слайд (см. ниже) поможет уяснить общую военную стратегию НАТО. В январе НАТО объявило о создании подразделений интеграции сил НАТО (NFIU) в шести странах восточного фланга — Эстонии, Латвии, Литве, Польше, Румынии и Болгарии.


Эти небольшие контрольно-командные структуры, насчитывающие всего около 50 постоянных сотрудников, начнут функционировать в следующем году. Их задачей станет исключительно планирование и координация действий, включая надзор над регулярными учениями и программами обучения групп VJTF, а также другими операциями НАТО в странах их дислокации. Подозреваю, что в конечном итоге они также будут координировать учения и программы подготовки в соседних странах, не членах НАТО, в частности в Украине и Грузии. И, самое главное, эти подразделения NFIU станут постоянными местными командными структурами для управления любыми операциями на Востоке в случае кризиса, в частности, развертыванием сил быстрого реагирования НАТО. Отдельного внимания заслуживает тот факт, что они развертываются не на ротационной основе и, следовательно, могут оказаться первыми силами НАТО, постоянно дислоцированными вблизи восточных границ Альянса.

Сейчас растет количество причин для разворачивания фокуса НАТО на Восток, скорее всего, постепенного, а также можно ожидать перехода от стратегии условного «убеждения, путем стремительного броска» до стратегии обороны передовых рубежей, очень похожей на стратегию НАТО для защиты Европы во время Холодной войны. 5 февраля 2015 года главнокомандующий силами НАТО в Европе генерал Филип Бридлав на слушаниях комиссии Палаты представителей США по делам вооруженных сил заявил: «Временный всплеск присутствия ротационных военных сил не будет иметь длительного эффекта, если за ним не последует развитие и развертывание надежных и стабильных возможностей для сдерживания сил врага. Заблаговременно развернутые военно-воздушные, сухопутные и военно-морские силы в кризисной ситуации позволят США среагировать в течение нескольких часов, а не дней. Мы должны придерживаться существующих краткосрочных тактических мер, но среднесрочные усилия направить на адаптацию возможностей и позиций США, НАТО, союзников и партнеров к новым вызовам. Нам нужно максимально ускорить эту адаптацию, поскольку сейчас мы столкнулись с непосредственно нависшей угрозой, которая сменила привычную нам обстановку мирного времени».

Сторонники стратегии передовой обороны-сдерживания утверждают, что метод стремительных бросков сам по себе несет дестабилизацию, потому что силы быстрого реагирования могут быть развернуты на Востоке только после того, как разразится кризис, а это может быть уже слишком поздно для сдерживания агрессии России. Более того, тактика стремительных бросков сама по себе только увеличивает риск войны, поскольку мотивирует врага первым завладеть территорией, прежде чем силы быстрого реагирования будут развернуты. Есть еще один спорный момент: кто и при каких обстоятельствах будет принимать решение о развертывании сил быстрого реагирования. Так, эффективность стратегии стремительного броска, как сдерживающего фактора, теряется, если, к примеру, Кремль сделает ставку на политические разногласия в западном альянсе, которые предотвратят или значительно замедлят развертывание войск.

Стоит ожидать перехода НАТО от стратегии условного «убеждения путем стремительного броска» к стратегии обороны передовых рубежей, очень похожей на стратегию НАТО для защиты Европы во время Холодной войны.

Помимо мер, принимаемых Североатлантическим союзом в целом, отдельные страны-члены совершенствуют свои возможности быстрого реагирования и увеличивают военную помощь странам на восточном фланге союза. Например, новые многонациональные силы быстрого реагирования, Объединенные экспедиционные силы (JEF) достигнут полной боевой готовности к 2018 году, и будут сформированы из военнослужащих Великобритании, Дании, Эстонии, Латвии, Литвы, Нидерландов и Норвегии. Предположительно идея заключается в том, что Великобритания и другие западноевропейские страны-«ястребы» хотят обеспечить себе возможности быстрого реагирования, которые их более миролюбивые союзники по НАТО не смогли бы ветировать. Отдельные страны НАТО также расширяют военное сотрудничество и оказание помощи странам на восточных рубежах на двусторонней основе.

В заключение, стоит отметить, что Финляндия и Швеция принимают меры по повышению своей обороноспособности и более интенсивно сотрудничают с НАТО. Они были особенно обеспокоены защитой стратегически важных островов в Балтийском море. Недавно Швеция объявила, что после десятилетнего перерыва она намерена восстановить военную базу на острове Готланд и дислоцировать там 150 солдат.

Растущее военное присутствие США в странах на восточном фланге Альянса

Но самое сильное беспокойство Москве, несомненно, доставляет комплекс мер США по расширению присутствия и влияния в Восточной Европе. Пентагон назвал свой ответ на украинский кризис операцией «Атлантическая решимость» («OAR»), и недавно объявил, что она разделится на северную (приоритетный театр действий, включает территорию стран Балтии и Польши) и южную (первоначально Румыния и Болгария, но в будущем, вероятно, будут вовлечены Венгрия и Чехия).

На сегодняшний день, операция «Атлантическая решимость» главным образом заключается в непрерывных военных учениях военных сил США на ротационной основе в странах на восточном рубеже Альянса. Министерство обороны США на своем сайте публикует регулярную сводку новостей о количестве и характере этих масштабных и интенсивных учений.

По всей вероятности самые провокационные для Москвы учения начнутся в мае этого года, когда 3000 военнослужащих 3-й пехотной дивизии США проведут тренировки в Латвии, Эстонии и Литве. В этой операции планируется задействовать около 750 единиц тяжелой военной техники США, включая танки, БМП, артиллерийские установки и вертолеты, многие из которых уже выгружены в Риге. Развертывание сил планируется закончить в июне, после чего участвующие военные силы должны вернуться в США. Пентагон недавно заявил, что тяжелая техника, в том числе танки, БМП и БТР, останется на территории Европы, по-видимому, в Германии.

Тем не менее, я не удивлюсь, если в случае ухудшения отношений с Москвой, либо если Россия, например, в июле, объявит о проведении крупномасштабных учений вблизи границы с Эстонией и Латвией, 3-я пехотная дивизия США останется на своих позициях в Балтии, по крайней мере, пока ей на замену не прибудут сравнимые по численности и мощи военные силы.Из этого следует, что второй составной элемент операции «Атлантическая решимость» — это предварительное размещение большого количества американской военной техники, включая танки, БМП и другую бронированную технику в странах на восточном фланге НАТО. До конца 2015 года на территории Польши и в странах Балтии Пентагон планирует разместить, по крайней мере, 150 танков и БМП. При этом вряд ли количество бронетанковой техники сильно вырастет в следующие месяцы и годы, учитывая издержки и время, необходимое для транспортировки тяжелой техники в Европу из США. Департамент обороны США также наращивает в Европе авиационные силы, включая размещение самолетов-штурмовиков A-10 Thunderbolt  — «убийцы танков».

Американские солдаты и бронетранспортеры «Страйкер» на параде в честь Дня независимости Эстонии в Нарве, 24 февраля 2015 года, в 300 метрах от границы с РФ

Еще отмечу, что в рамках ротации одна бригада 3-й пехотной дивизии заменит 2-й моторизованный полк армии США меньшей численности, который постоянно дислоцировался в Германии. Начиная с января 2015 года полк на своих бронетранспортерах «Страйкер» регулярно проводил учения в Польше и странах Балтии. В прошлом месяце полк участвовал в параде в честь празднования Дня независимости Эстонии в Нарве, на расстоянии около 300 метров от эстонско-российской границы (этому факту СМИ, особенно российские, придавали особое значение). Нарва — преимущественно русскоязычный регион (около 90% жителей — русскоязычные, и около 80% — этнические русские, что существенно превышает соответствующие показатели в Донбассе). Также это регион, где остался нерешенный пограничный спор между Эстонией и Россией. И, несмотря на это, местные жители, по-видимому, одобряли участие военных сил США в параде.

 

Кремль, без сомнения, рассматривает военный парад с участием сил США в русскоязычном регионе на расстоянии в 300 метров от его границ, как крайне провокационное событие.

Чем США и НАТО могут помочь Украине

В 2014 году США потратили $118 млн на оказание военной помощи, предоставив Киеву нелетальное снаряжение и оборудование. Сложно сказать, какую часть этой суммы Украина уже получила. Мы даже не знаем, входят ли упомянутые $118 млн в сумму, которую США обещают Киеву в этом году, или же речь идет об отдельных программах помощи. Как минимум, можно утверждать, что, правительство Обамы планирует предоставить Киеву в 2015 году не меньше $130 млн в качестве нелетальной военной помощи.

На сегодняшний день список оборудования, доставленного или ожидающего отправки в Украину, включает в себя современные системы связи, противоминометные радары (я видел отчет, подтверждающий, что в прошлом году Украина получила три американских противоминометных радара — и два из них уже уничтожены), джипы Humvee, беспилотные самолеты-разведчики, бронежилеты, шлемы, приборы ночного видения и тепловизоры, патрульные лодки, сухпайки, палатки, военную форму и медицинские припасы.

В начале февраля генерал-лейтенант Бен Ходжес, командующий Вооруженными силами армии США в Европе, подтвердил во время пресс-конференции в Киеве, что батальон американской армии — около 300 человек — будет отправлен на Западную Украину, где займется обучением бойцов Национальной гвардии. Занятия будут включать в себя противодействие российской электронной военной технике и тренировки с противоминометными радарами. Британцы, которые недавно продали Украине бронированные автомобили Saxon, также объявили, что отправляют в Украину 75 военных инструкторов; Польша, тренировавшая украинцев на своей территории, отправит еще 33 инструкторов. Есть данные, что помочь обучать украинских солдат также согласились Грузия и Израиль.Камнем преткновения в Вашингтоне стал вопрос, следует ли увеличивать военную помощь Киеву, а в особенности — предоставлять ли украинцам так называемые оборонные летальные вооружения. В частности, речь идет о переносных противотанковых ракетных комплексах Javelin.

В конце прошлого года Конгресс принял «Акт в поддержку свободы Украины» (Ukraine Freedom Support Act), а президент Обама его подписал. Этот закон дает правительству возможность предоставлять Украине дополнительную помощь, в том числе и летальное оружие, на свое усмотрение. Ястребы в Конгрессе — как республиканцы, так и демократы, — продолжают давить на правительство, чтобы оно приняло решение о выделении дополнительной помощи Киеву. Некоторые из них также настаивают на предоставлении Украине, Молдове и Грузии статуса «ключевых союзников США вне НАТО» (реального значения статус практически не имеет, но символизм важен — это сильно усложнит компромисс США с Россией по украинскому вопросу).

Не так давно даже некоторые влиятельные члены правительства Обамы начали выступать за то, чтобы вооружить Украину. Среди них — новый министр обороны Эштон Картер, председатель Объединенного комитета начальников штабов США Мартин Демпси,  директор Национальной разведки США Джеймс Клэппер. Но, как я понимаю, они считают, что военная помощь Украине должна быть предоставлена только в случае провала соглашения Минск-2 и серьезной эскалации ситуации на востоке Украины.

И, наконец, как видно на следующем слайде, даже простые американцы все активнее поддерживают идею предоставления Украине летального оружия (41%), хотя противников этой идеи по-прежнему больше (53%).

Пока Белый дом выступил против предоставления летального оружия Украине. По слухам, президент Обама считает, что это вряд ли существенно изменит расстановку сил в конфликте даже на несколько месяцев (если изменит вообще). Пidea»ри этом выделение летального оружия, скорее всего, станет смертным приговором Минску-2, спровоцирует новое наступление сепаратистов и может даже привести к открытому вторжению российской армии. Полагаю, Белый дом планирует в ближайшие годы постепенно увеличивать размеры помощи Украине, но только после стабилизации ситуации на востоке страны. Однако, если сепаратисты и Россия решат поднять градус конфликта в Донбассе, масштабная помощь будет предоставлена в сжатые сроки.
США могут провести тайную операцию, или операцию, проведение которой они впоследствии будут отрицать, в ходе которой Украине помогут закупить необходимое вооружение у Польши, Румынии или в других странах Европы. Официальная позиция США будет звучать так: вы притворяетесь, что не помогаете сепаратистам, а мы будем притворяться, что не помогаем Украине
Также важно понимать, что у Вашингтона есть и другие способы оказания военной помощи Украине, помимо прямых поставок американского вооружения. США уже помогают тренировать украинских солдат. Общая внешняя финансовая поддержка помогает Киеву финансировать дорогостоящие военные операции. Кроме того, для членов ООН не существует запрета на продажу Украине оружия, так что финансовая помощь даст Киеву возможность самостоятельно приобрести за рубежом припасы и оборудование, в том числе и летальное вооружение.

На определенном этапе США также могут провести тайную операцию, или операцию, проведение которой они впоследствии будут отрицать, в ходе которой Украине помогут закупить необходимое вооружение у Польши, Румынии или в других странах Европы. И, хотя российская разведка наверняка об этом узнает, а блогеры разнесут новость по сети, официальная позиция Вашингтона будет звучать так: «Вы притворяетесь, что не помогаете сепаратистам, а мы будем притворяться, что не помогаем Украине».

Лягушка в кипятке

Уверен, многие слышали о таком псевдо-эксперименте: если лягушку бросить в кипящую воду, она поймет, что ей угрожает опасность, и выпрыгнет. Но если нагревать воду медленно, лягушка не почувствует опасности и сварится. Мне кажется, что правительство Обамы применяет вот такой подход «лягушки в кипятке» в вопросе украинского кризиса. Правительство США хочет «придать уверенности» своим европейским союзникам, но не собирается пересекать «красную черту» в отношениях с Москвой. Преследуя эту цель, США наращивает, и в дальнейшем продолжит наращивать свое присутствие на востоке Европы, оказывает и будет оказывать военную помощь Украине. Но оно делает это постепенно, без особых фанфар, в надежде, что «русская лягушка» не выпрыгнет из кастрюли и «не покусает» США или их союзников (предположим, что эта лягушка — зубастая).

 

Белый дом придерживается стратегии наращивания своих сил на восточном фланге НАТО, особенно в Эстонии и Латвии, чтобы не оставить никаких сомнений — если Москва вторгнется в страну-члена НАТО, она окажется в состоянии войны с США. Объем сдерживающего тяжелого вооружения НАТО в странах Балтии был минимальным, но теперь ситуация сменилась на противоположную. В целом, на данном этапе сдерживающих сил США, по всей видимости, вполне достаточно, чтобы минимизировать возможность конфликта Россия — НАТО в странах Балтии. Это дает военным стратегам США уверенность в том, что военные опции Москвы в случае провала Минска-2 будут ограничены, США увеличит военную помощь Киеву, а мы в конечном итоге не станем свидетелями полномасштабного российского вторжения.

Тем не менее, существуют предпосылки, что обозленная «русская лягушка» собирается выпрыгнуть из кастрюли и сделать что-то иррациональное. Например, форсирует военный конфликт с НАТО, или, что более вероятно, предпримет «рациональные контрмеры», крайне неприятные США и их европейским союзникам, в Украине или в другом регионе. Более того, Москва очень заинтересована, по крайней мере, казаться иррациональной и толерантной к риску. А притворяясь, она может по-настоящему сделать военный риск своей сутью.

На сегодняшний день, Москва, помимо военных действий в Украине, намерена продолжать дорогостоящее наращивание военной мощи, несмотря на растущие бюджетные ограничения этой страны. Россия также сильно нарастила количество и масштаб военных учений, в том числе в таких деликатных регионах, как Балтийский регион, Черное и арктические моря. Более того, она была вовлечена во многие формы военной конфронтации, в том числе пересечение бомбардировщиками ВВС России Ту-95МС («Медведи») воздушного пространства над Ла-Маншем, иммитации атаки военных кораблей США, а также перемещение военной авиации с выключенными ретрансляторами в коммерческих воздушных коридорах стран Запада.

Москва решила приостановить свое участие в заседаниях Совместной консультативной группы по Договору об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) еще в 2007 году, а сейчас полностью отменила свое участие в договоре. Более того, она заявила, что в скором времени также намерена выйти из Договора о сокращении ракет средней и малой дальности, а затем развернуть новые системы ядерного оружия в сторону Западной Европы либо разместить ядерное оружие, в том числе ядерные баллистические ракеты «Искандер», в Крыму и в Калининграде.

В заключение, Москва наращивает свое военное сотрудничество со многими геополитическими соперниками Запада, в том числе с Китаем, Северной Кореей, Венесуэлой, Кубой и Сирией, а также в какой-то момент может начать сотрудничать и с Ираном.

Должен отметить, что все вышеперечисленные маневры Москвы — это только некоторые конкретные военные тактические действия и варианты развития событий. Путинская Россия предпринимает политические, экономические, и особенно информационные меры по созданию раскола в НАТО, ослаблению позиций европейского проекта, и преподносит себя в качестве самого бесстрашного, самого могущественного и наиболее эффективного глобального соперника западной либеральной гегемонии.

У меня нет рецепта, как выбраться из нынешней напряженной ситуации. Возможно, для всех было бы лучше, если бы было достигнуто соглашение об определенном внеблоковом статусе для Беларуси, Украины, Грузии и Азербайджана, а также о новом размещении вооруженных сил в Европе. Однако, такой вариант кажется почти нереалистичным, по крайней мере сейчас, учитывая политическую динамику, как в Москве, так и на Западе.

Текст основан на выступлении автора на 39-й ежегодной конференции Беркли-Сенфорд

Статья также была опубликована на сайте ЛІГА.net


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.