«Кадровые резервы», или Что нужно знать, начиная кадровую реформу

Получится ли провести «кадровую» реформу?

Авторы:

24 сентября заместитель главы администрации президента Дмитрий Шимкив сообщил, что завершается подготовка законопроекта о временном привлечении к государственной службе специалистов из бизнеса. «Есть потребность привлекать в качестве руководителей департаментов специалистов из бизнеса», — сказал он на брифинге.  По словам Д. Шимкива будут созданы специальные фонды, которые будут финансироваться за счет донорской помощи и благотворительных взносов и эти фонды будут источником доплаты к заработной плате новым эффективным сотрудникам.

Идея, которую предложили в АП, интересна и правильна – без компетентных людей построить новую страну не получится – однако попытка обновления кадрового состава государственных органов уже не первая и, к сожалению, в предыдущих случаях очень позитивные инициативы заканчивались ничем.

Хорошая идея «Президентского кадрового резерва» (далее – ПКР) имела место в 2011 году при администрации Януковича и по своему наполнению была точным аналогом схемы, предложенной Дмитрием Шимкивым. Система отбора в ПКР была предложена Высшей школой государственного управления им. Дж. Кеннеди Гарвардского университета. Она базируется на анализе резюме кандидатов, их мотивационных эссе, рекомендационных писем и системы разнообразных тестов.  Проверялась репутация, достижения, общая эрудиция, сообразительность и мотивация кандидатов. Большинство из отобранных кандидатов имели успешный опыт работы в бизнесе или на госслужбе, не имели никакого отношения к «семье» и горели желанием изменить нашу страну.

Отборочный этап прошел в соответствии с лучшими практиками, причем окончательное решение при отборе принимали в Harvard Kennedy School. В кадровый резерв было отобрано 32 человека из нескольких сотен подавших заявление. После отбора ПКР сразу начали готовить к предстоящей деятельности – тренинги по госуправлению, стажировка в Гарварде и грандиозные планы на дальнейшее обучение в лучших университетах мира.

Но вся идея провалилась на этапе формализации статуса отобранных кандидатов. Поскольку затея была имиджевой, то воплощать ее начали очень стремительно. Но также стремительно она превратилась в «чемодан без ручки» для ее инициаторов. Причиной такому повороту событий, как ни странно, послужил именно качественный уровень ПКР. «Неожиданно» оказалось, что отобранные люди не вписываются в прогнившую систему координат в государственной службе, которая была выстроена годами и особенно четко выкристаллизовалась именно при Януковиче.

То есть в стране, где должности распределяются изначально по принципу политических квот, а потом по критерию личной преданности и/или за деньги, люди, которые показали высокий уровень квалификации и мировоззрение отличное от «общепринятого» во власти, оказались просто не нужны.

В общем в 2012 году помпезно начатый проект Президентского кадрового резерва тихо сошел на нет. «Резервисты», у кого был еще запал и желание, начали самостоятельно трудоустраиваться в госаппарате, подчиняясь общим правилам игры. Вопрос трудоустройства остальных «резервистов» отдали в руки Национального агентства по вопросам государственной службы, чтобы там определили что же делать с ПКР. В Нацагентстве было принято решение назвать группу людей, отобранных для ПКР, «пилотным проектом» и огласить об успешном его завершении.

Возникает вопрос: что же было не так с ПКР и какие выводы нужно сделать из этой истории?

С нашей точки зрения, причиной провала стали следующие факторы:

  1. Восприятие политиками государственного управления как бизнес-инструмента, а государственных структур как собственной вотчины политических партий и бизнес-среды для получения прибыли.
  2. Отсутствие «лифтов» и «фильтров», которые бы позволяли эффективным государственным чиновникам быть замеченными и делать карьеру благодаря исключительно своему профессионализму, опыту, эффективности, а также мотивации и мировоззрению.
  3. Отсутствие у чиновников стимулов и мотивации развиваться, совершенствоваться, поскольку в Украине полностью уничтожена система кадровой селекции и карьерного роста. Государственная служба должна перестать быть факультативным занятием для политиков или развлечением для бизнесменов, которые пришли во власть с целью еще большего обогащения.

Вся вертикаль кадровой политики строилась (и к сожалению продолжает строиться) не на профессионализме, а на личной преданности подчиненных и готовности «по первому свистку» исполнять все пожелания своих благодетелей – будь то политические партии или отдельные политики. Как следствие, на самых важных государственных постах оказывались люди, для которых словосочетание «государственный подход» звучало как личное оскорбление, а узкопартийные или личные хуторянско-меркантильные интересы были важнее, чем будущее страны.

Пока такая практика будет продолжаться (санкционированная в тех или иных масштабах первыми лицами – Янукович просто отличался от других уж очень крупным масштабом), даже самые талантливые и мотивированные менеджеры из бизнеса ничем нашему государству не помогут. Их красиво будут отправлять в специальные «песочницы», где эти супер-профессионалы смогут от души поиграть в реформы, но так чтобы это системе не мешало. Таким нехитрым способом достигается две цели:

  • в медиа кричат о новых лицах во власти и выпускается реформаторский пар в обществе;
  • в этих «песочницах» энтузиасты-реформаторы окончательно себя дискредитируют, потому что «реформа песочницы» на общую ситуацию в стране никак не влияет.

Описанная выше система координат в государственном управлении кроме того, что является основной коррупции, ставит еще с ног на голову всю систему стимулов в государственном управлении. Ведь проблема даже не в том, что среди чиновников нет эффективных управленцев и всех нужно заменить на менеджеров из бизнеса. Проблема в том, что нынешний уклад задвигает неиспорченных людей в самые дальние углы без особых шансов для этих людей на что-то повлиять и что-то поменять. И вся загвоздка в том, что просто повышением зарплат и привлечением «варягов» такое «зазеркалье» не разрушить.

Особого внимания заслуживает идея с временным переходом на госслужбу из бизнеса. Ведь здесь есть как минимум три проблемы:

  • госслужба – это очень своеобразный профессиональный вид деятельности и для людей, погрузившихся в эту стихию, потребуется достаточно долгий период адаптации, чтобы как минимум свыкнуться с бюрократическими процедурами;
  • человек, преуспевший в максимизации прибыли в бизнесе, ориентирован несколько на другие задачи, чем «идеальный» государственный служащий, именно поэтому мы наблюдаем неприятные примеры Павла Шереметы и Дениса Бродского;
  • государственная служба – это, в идеале, совершенно другие ценностные установки и гораздо более высокие планки задач, которые приходится решать, нежели просто увеличение прибыли и наращивание своей доли рынка. Не каждый бизнесмен сможет воспринять философию государственника и не начнет превращать госаппарат в бизнес-структуру. Ведь госслужба – это служение обществу и интересам государства, даже в ущерб своему имиджу или потенциальной выгоде.

Что же нужно сделать, чтобы кадровая реформа наконец-то достигла успеха и Дмитрию Шимкиву не пришлось в ручном режиме «продавливать» на серьезные должности каждого отобранного чиновника? Задача сводится к трем ключевым моментам:

  • Создать механизм, который будет отделять зерна от плевел (государственников от «барыг» во власти (извините за сленг – но суть лучше не передать)), в первую очередь, в рамках существующего госаппарата. Может это прозвучит невероятно, но чиновники с государственным мировоззрением у нас еще остались. Думаю, что каждый знающий человек может вспомнить начальника департамента или управления, «на котором все держится». Именно о таких людях идет речь. Предположительно, отбирать государственников должно будет Национальное агентство по вопросам государственной службы. Но перед этим эту структуру нужно переформатировать почти на 100% (по сути, нужно будет создать brand new HR-агентство по набору управленцев), и вот в этой точке входа очень бы пригодились полностью свежие люди не из системы.
  • Второй момент – нужно создать механизм взращивания чиновников новой генерации. Людей, которые никогда не принимали участие в разных схемах, которые хотят развивать нашу страну и которые не мыслят категориями корысти и максимизации собственной прибыли. Этот процесс займет годы, но это будет именно тот пласт, который создаст основу современной госслужбы в Украине.
  • Третий момент – госуправление не должно быть бизнес-инструментом властьимущих. Быстро это явление не уйдет, но если усиливать контроль за финансированием партий, усиливать общественный мониторинг бюджетного процесса и процесса использования средств налогоплательщиков, то есть очень хороший шанс, что это мерзкое явление  просто исчезнет.

Вместо послесловия. Если мы говорим о кадровой реформе, то нельзя обойти ее фундаментальную проблему – поведение высших должностных лиц государства.  Мы все время повторяем, что они не должны быть бизнесменами по совместительству. Ни Президент, ни Премьер-министр, ни министры, ни губернаторы, ни депутаты не должны иметь других интересов кроме как государственных. А что мы видим на самом деле?  Ведь как говорится: не воспитывай ребенка, он все равно будет похож на тебя — воспитывай себя.

***

Богдан Баласинович – кандидат экономических наук, окончил Черновицкий государственный университет  и аспирантуру Киевского национального университету им. Тараса Шевченка.  В 2001 году  окончил Рурский университет (Германия), учился и проходил стажировку в университетах Австрии, Германии и США. Имеет значительный опыт государственной службы, в частности в Министерстве юстиции Украины, Министерстве экономики и Кабинете Министров Украины. В 2007-2010гг. был заместителем Председателя государственного комитета Украины по вопросам технического регулирования и потребительской политики. В настоящее время — советник Киевского городского головы.

Виктор Мазярчук — эксперт по государственному управлению, аналитик Фонда «Открытый диалог». Магистр международных экономических отношений Львовской коммерческой академии. Работал на различных должностях в коммерческих организациях в сфере инвестиционного консалтинга, управления проектами, а также был директором департамента экономического анализа Международного центра перспективных исследований. С 2010 работал на государственной службе и занимал должности Советника Министра экономики Украины, заместителя директора департамента финансового обеспечения МЧС Украины и т.п.

Дмитрий Боярчук является исполнительным директором CASE Украина и ведущим экспертом по макроэкономическому прогнозированию и фискальной политике в Украине. Он имеет обширный опыт консультирования правительственных организаций по вопросам экономической политики как в Украине, так и в других странах региона. Дмитрий руководил проектами технической помощи по вопросам макроэкономической реформы, реформы фискальной сферы, реформы социальной защиты. Он регулярно публикуется в медиа, освещая свою позицию по поводу экономической политики Украины. Дмитрий Боярчук получил степень магистра экономики, окончил Киевскую школу экономики при Киево-Могилянской академии.


Внимание

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны