Beta

Каким должен быть ответ Украины на глобальный экономический кризис?

Photo: depositphotos / palinchak
13 марта 2020
FacebookTwitterTelegram
4

Чтобы смягчить последствия сегодняшнего глобального экономического кризиса, украинское правительство должно использовать хорошо известные инструменты: дать гривне постепенно девальвировать, в то же время не допуская паники на валютном рынке, поддержать банки и бизнес, которые пострадают больше всего, оказать финансовую поддержку уязвимым категориям населения и подготовить систему здравоохранения к возможному распространению вируса.

На глобальных финансовых рынках глубокий кризис, и эта паника очень напоминает спад во время Великой рецессии 2008-2009 годов. Малые открытые развивающиеся экономики, которые преимущественно экспортируют сырьевые товары, такие как Украина, особенно уязвимы к таким кризисам – и не только из-за падения цен и объема экспорта, но и из-за оттока капитала, который является значительным шоком для финансовых систем таких стран (рис. 1 ).

Итак, глобальные кризисы, как правило, очень больно отражаются на таких странах как Украина. Например, в 2009 ВВП Украины сократился на 15% (!). Сегодня банковский сектор входит в кризис в гораздо лучшем состоянии, чем в 2009 году, уровень государственного долга сравнительно низкий, и Национальный банк имеет солидные резервы. Тем не менее, в ближайшем будущем стоит ожидать значительных экономических трудностей для Украины. Что может сделать власть для того, чтобы провести страну сквозь бурю?

Рисунок 1. Цены на сырьевые товары и потоки капитала для развивающихся экономик

Источник: Федеральная резервная система

 

Очевидно, это большая проблема, которая требует серьезного анализа. Рискуя пропустить важные подробности и слишком упростить план антикризисных мер, эта статья базируется на призыве к действию и определяет стратегию того, что нужно сделать.

У кризиса есть несколько компонентов. Во-первых, паника на рынке иностранной валюты (за последние несколько дней курс гривны значительно упал). Во-вторых, внешний спрос на украинские товары падает. В-третьих, негативное влияние падения экспорта на совокупный спрос. В-четвертых, с большой вероятностью коронавирус прямо навредит производству. Это будет похоже на шоковое снижение производительности. Средства противодействия первым трем компонентам довольно стандартные, тогда как четвертый требует более креативного подхода.

Паника на валютных рынках. Во время паники инвесторы закрывают рискованные позиции в таких странах как Украина и переводят свои активы к «безопасным гаваням», таких как долговые обязательства американского правительства. Поэтому валюты многих стран падают против доллара США. Это создает несколько проблем и возможностей.

Во-первых, частному бизнесу и правительству становится трудно привлекать средства на глобальных финансовых рынках: процентные ставки растут, а доступ к рынкам снижается. Рис. 2 показывает, что во время Великой рецессии стоимость кредита для развивающихся стран значительно выросла. Очень вероятно, что Украину ожидает падение кредитования подобной амплитуды. Действительно, рис. 3 показывает, что нечто похожее на Великую рецессию уже происходит в Украине и сопоставимых странах. Поэтому можно уверенно сказать, что МВФ и другие (квази)правительственные институты, такие как Всемирный банк, Еврокомиссия и т.д. будут единственными доступными источниками валюты. Поэтому подписание программы с Международным валютным фондом, чтобы обеспечить финансирование от него и таким образом разблокировать финансирование из других источников, должно быть наивысшим приоритетом.

Рисунок 2. Стоимость кредита и потоки капитала для развивающих стран

Источник: Федеральная резервная система

Рисунок 3. Процентные ставки по корпоративным кредитам для развивающихся экономик относительно процентной ставки по краткосрочным долгам правительства США

Источник: FRED

 

Во-вторых, большие колебания курса гривны могут прямо негативно повлиять на экономику. Банковский сектор оказывается под большим давлением, когда люди паникуют и пытаются забрать депозиты. НБУ должен предоставить достаточно ликвидности банкам, чтобы обеспечить бесперебойную работу банковской системы. Поскольку банки сейчас в гораздо лучшем состоянии, чем когда-либо, нужно погасить опасения по банкротствам. Итак, центральный банк должен уверенно выполнять свою роль заемщика последней надежды. Однако, он не должен ослаблять пруденциальное регулирование.

В-третьих, поскольку инфляционные ожидания в Украине тесно связаны с обменным курсом, значительная девальвация гривны может повысить инфляционные ожидания, а следовательно, инфляцию. Это означает, что центральный банк может быть вынужден поднять процентную ставку, чтобы сдержать инфляцию. Однако это приведет к еще большему падению экономики. Чтобы избежать такого сценария, центральный банк может использовать свои резервы для сглаживания колебаний валютного курса. НБУ так и делал последние несколько дней, но он должен приготовиться потратить на это еще больше резервов. Отметим, что процентные ставки в развитых странах падают, поэтому Украина будет относительно привлекательной для иностранных инвесторов даже с более низкими процентными ставками. Это означает, что, возможно, НБУ будет нужно (значительно или вообще) повышать ставку для защиты гривны. Иными словами, в долгосрочной перспективе обменный курс должен определяться рыночными силами, однако сегодня, когда рынки падают и население паникует, центробанк должен играть на рынке ключевую роль.

В-четвертых, ограничения на движение капитала доказали свою эффективность как краткосрочный инструмент для сдерживания девальвации и оттока банковских депозитов. НБУ использовал этот инструмент во время кризиса 2014-2015 годов. Нацбанк должен рассмотреть возможность (и приготовиться) использовать такие ограничения для утоления паники.

Коллапс экспорта. Поскольку внешний спрос на украинский экспорт снижается, определенная девальвация гривны необходима, чтобы поглотить этот негативный шок. В конце концов, это и является целью применения режима плавающего валютного курса. Это первая линия обороны.

Поскольку у Украины очень ограничены возможности употребить сталь, химическую продукцию, продовольствие и другие товары, изготовленные для внешних рынков, правительство практически ничего не может достичь покупая продукцию экспортно-ориентированных отраслей. Однако, правительство может поддержать эти отрасли косвенным образом введя «налоговые каникулы», кредиты, другие формы краткосрочной поддержки, чтобы помочь этим отраслям пережить кризис. Конечно, эта поддержка должна быть прозрачной и базироваться на понятных условиях.

Внутренняя рецессия. Правительство может смягчить некоторые негативные последствия сокращения занятости в экспортно-ориентированных отраслях. В частности, когда экономика в рецессии, фискальный стимул может сделать многое для снижения экономического спада. Худшее, что может сделать правительство сейчас — это пытаться сбалансировать бюджет. Опыт Греции во время последнего кризиса показывает, что фискальная сдержанность (повышение налогов, снижение расходов) контрпродуктивна.

Зато правительство должно внедрять агрессивную экспансионистскую фискальную политику: больше правительственных закупок, более трансфертов и снижение налогов для домохозяйств и бизнеса. Средства на фискальный стимул украинская власть может получить разблокировав дополнительное финансирование после заключения программы с МВФ: макрофинансовая помощь ЕС, кредиты Всемирного банка и т.д. зависят от программы с МВФ. Это еще раз подчеркивает не только важность программы для получения ресурсов, но также и тот факт, что нет смысла объявлять дефолт сейчас, когда Украине нужно заимствовать, чтобы профинансировать фискальный стимул. Ведь кто предоставит заем Украине, если она объявит дефолт?

Поскольку правительство будет иметь ограниченные ресурсы для стимула, ответ должен быть быстрым (чтобы «арестовать» кризис прежде чем он захватит экономику) и четко направленным (чтобы использовать драгоценные ресурсы наиболее эффективно). Для этого правительство может использовать существующую инфраструктуру (например, действующую систему субсидий на коммунальные услуги), чтобы распределить ресурсы тем, кто больше всего нуждается в помощи — семьям с низкими доходами, безработным, больным. Денежная помощь этим уязвимым группам может не только смягчить кризис из-за стимулирования потребительских расходов, но и позволит этим группам подготовиться к наихудшей фазе кризиса.

Шок предложения. Коронавирус негативно влияет на производство многими путями — от сокращения предложения труда (например, работники болеют или должны ухаживать за детьми на карантине) к дефициту сырья и запчастей. Опыт 1970-х годов, когда цены на нефть выросли в разы, показывает, что для такого шока нет простого решения. Однако, такой кризис содержит и возможности: так, в США нефтегазовая отрасль расцвела из-за высоких цен на энергоносители. Поскольку Украина требует значительных инвестиций в систему здравоохранения, правительство может убить двух зайцев сразу. Тратя на охрану здоровья (например, наем временных медицинских работников, чтобы заботиться о больных, наращивание объема тестирования, предоставление населению бесплатных тестов) правительство снижает последствия негативного шока предложения и предоставляет фискальный стимул.

Вывод: впереди очень тяжелые времена, но не стоит отчаиваться. Уроки Великой рецессии и других кризисов состоит в том, что отвлечь худшее возможно. Украинское правительство не должно изобретать велосипед, вместо этого нужно использовать уроки предыдущих кризисов, чтобы разработать быструю и решительную ответ на нынешнюю. Время действовать!

Авторы

Предостережение

The author doesn`t work for, consult to, own shares in or receive funding from any company or organization that would benefit from this article, and have no relevant affiliations