Колинда Грабар-Китарович: Уроки Хорватии для Украины

Колинда Грабар-Китарович: Уроки Хорватии для Украины

Photo: Євгеній Бородавко
28 июня 2023
FacebookTwitterTelegram
1071

19 мая 2023 года Колинда Грабар-Китарович, бывшый президент Хорватии (2015-2020 гг.), рассказала об уроках Хорватии для Украины на Международной конференции «Вперед и вверх: реформирование Украины во время войны», организованной общественной организацией «Вокс Украина» при поддержке Национального фонда в поддержку демократии (NED).

Мы благодарны Виктории Агаповой за транскрипцию выступления

Сходство между Украиной и Хорватией

Прошлое Хорватии во многом похоже на настоящее Украины. Однако, я надеюсь, что наше будущее в скором времени будет одинаковым, и что Украина скоро будет там, где сегодня Хорватия. 

Когда я оглядываюсь на 1990-е годы, я вижу, как много мы достигли. У наших соседей в Центральной Европе путь был несколько легче, потому что у них не было войны. Хорватия пережила ряд переходных процессов: от экономики, страны и общества, разрушенных войной к стране, экономике и обществу мирного времени; от авторитарной коммунистической системы к демократической системе; от централизованной плановой экономики к рыночной. Эти процессы должны были проходить очень быстро. Наряду с этим произошел еще один переход — от почти отрицания права на существование до полного признания нашей страны.

Исторический контекст

Когда Хорватия была частью другой государственной структуры, мы сохранили свою государственность благодаря тому, что у нас был свой парламент (который не избирался демократическим путем до 1990-х годов) и вице-король, который управлял Хорватией. Предпринимались попытки восстановить независимость. Многие знают о Пражской весне, но мало кто слышал о Хорватской весне, которая разворачивалась примерно в то же время и, к сожалению, была подавлена коммунистической властью.

В начале 1990-х годов, с падением Берлинской стены, внешние обстоятельства стали благоприятными для нашей независимости. Мы начали процесс снова. Однако в то время большая часть международного сообщества считала, что Югославию следует сохранить единой, как будто бы она всегда существовала. Югославия действительно сыграла роль внеблоковой страны во время холодной войны. Но к тому времени она уже утратила свое геополитическое значение и остановить процесс самоопределения наций, существовавших в качестве югославских республик, было невозможно. [Югославская] Конституция 1974 дала всем нам право на самоопределение, включая отсоединение, однако тогдашнее сербское руководство заявило, что мы потеряли право на самоопределение, оставшись в Югославии. Так что у нас были тяжелые времена после наших первых демократических выборов. 30 мая 1990 г. к власти пришел первый Хорватский Сабор — демократически избранный парламент. В то время нас не признавали на международном уровне. Мы должны были бороться за свое право на существование. Однако нам удалось добиться признания.

Мы провозгласили независимость 25 июня 1991 года, но международное сообщество заставило нас ввести мораторий на независимость на несколько месяцев. Срок действия моратория истек в октябре 1991 года. Между тем, восстание части местных сербских общин, поддержанное так называемой Югославской национальной армией, уже развернулось и к концу 1991 года вылилось в полноценную войну с битвой за Вуковар, которая напоминала битву Украины за Мариуполь. 

Вуковар пал, но фактически защитил остальную часть страны и остановил дальнейшую сербскую агрессию в Хорватии. Затем, в январе 1992 года, Хорватия наконец получила международное признание. 

Миротворческая миссия ООН была развернута в результате непрерывных попыток начать переговоры в течение большей части начала 1990-х годов. К тому времени конфликт в Хорватии превратился в замороженный с периодическими столкновениями, когда на линии фронта всё ещё гибли люди. Однако мы были настроены не повторить судьбу Кипра. Так что мы продолжали говорить международному сообществу, что полны решимости реинтегрировать оккупированные территории. Во время этого процесса в 1990-х годах мы строили армию, дипломатическую службу и другие государственные институты. Институциональное строительство в условиях войны представляет собой весьма сложный процесс. В 1990-х годах оккупированные территории составляли около 1/4 нашей страны, и мы готовились их вернуть. Мы начали с небольших ограниченных операций, а затем в 1995 году провели две большие операции: «Молния» по освобождению и реинтеграции Западной Славонии и «Буря», в ходе которой мы освободили и реинтегрировали крупнейшую оккупированную территорию, которая была широко известна во всем мире как Краина. Оставшаяся оккупированная территория (регион Восточная Славония) была мирно реинтегрирована в 1998 году.

О военной экономике

На протяжении всех лет войны у нас фактически не было военной экономики. Мы шли переходным путем в направлении, о котором я упоминала в начале, и были невероятно упорны и мотивированы. Когда мы провозгласили нашу независимость, мы также заявили, что хотим присоединиться к НАТО и Европейскому Союзу. Большинство людей, особенно в международном сообществе, считали это невозможным. Нашими недостатками были проблемы, с которыми мы столкнулись в 1990-х годах: борьба за право существования и институциональное развитие в условиях войны.

Из-за войны Хорватия практически не получала иностранных инвестиций — они поступали преимущественно от людей, которые доверяли Хорватии по личным причинам, которые когда-то жили здесь или просто хотели помочь. Мы также не получили существующую на тот момент помощь ЕС для стран с переходной экономикой вроде программы PHARE, потому что считались политически неприемлемыми. Число перемещенных лиц в Хорватии и беженцев от войны в Боснии и Герцеговине в разгар войны в нашей соседней стране составляло около 1 миллиона человек, что равно четверти нашего населения. Мы заботились о беженцах в большинстве своем самостоятельно, размещая их в домах, гостиницах и т.д., а не в лагерях для беженцев. Финансирование этого процесса ложилось огромным бременем на экономику.

Хорватский опыт реинтеграции

С освобождением оккупированных территорий нужно было завершить несколько процессов. Большая часть территории была заминирована, так что эти области пришлось разминировать, чтобы люди могли вернуться к работе на своей земле, к нормальной жизни. Процесс реинтеграции очень непрост с точки зрения примирения. Там жили люди во время оккупации, и некоторые из них поддерживали оккупантов или даже воевали против Хорватии. Надо было реинтегрировать и тех, кто остался на освобожденных территориях. Примирение — очень нелегкий процесс, когда вы должны вернуть людям их работу, пенсии и дома, даже если они воевали против вас. Это то, с чем столкнется Украина в процессе реинтеграции оккупированных территорий. Хорватия может поделиться большим опытом в области передовых практик, а также того, что мы не смогли сделать достаточно хорошо.

Процесс приватизации и коррупция

До 1991 года у нас была преимущественно плановая экономика, и большинство компаний принадлежало государству. Так что процесс приватизации был необходим, хотя и проводился не лучшим образом. Многое делалось непрозрачно, присутствовали коррупция и кумовство. Экономические стратегии тогдашнего политического руководства опирались на старомодные соображения, что «нам просто нужно несколько сотен семей или людей, которые двигали бы процесс вперед». Многие компании были просто уничтожены, потому что их захватили люди, не имевшие никакого представления о том, как их развивать и двигать экономику вперед. Коррупция была огромной проблемой, как и война. Нам пришлось иметь дело с ними одновременно, особенно в процессе европейской интеграции.

Развитие институтов

Мы продолжали открывать Хорватию мира, приглашать инвесторов и создавать условия для безопасных и надежных инвестиций в Хорватию, а также продолжали процесс европейской интеграции, согласовывая наше законодательство с acquis Communautaire и, самое главное, внедряя его. Мы начали строить соответствующие институты, уделяя большое внимание критериям, которым мы должны были соответствовать. Прежде всего это копенгагенские политические критерии стабильных демократических институтов, стабильного и беспристрастного судопроизводства и т.д. Во-вторых, экономические критерии полной конверсии и способности противостоять конкурентному давлению общего рынка ЕС, который намного больше хорватской экономики.

Затем были прямые критерии построения институтов. Это та область, в которой мы могли бы достичь большего, и о чём вы должны помнить на протяжении всего процесса. Как только вы присоединитесь к Евросоюзу, вы начнете терять многих людей не только из-за свободы передвижения, поскольку ваши граждане получат возможность учиться и работать в ЕС, а просто потому, что со вступлением вам придется отправить в Брюссель ряд ваших государственных служащих. И они поедут в Брюссель, потому что экономические преимущества жизни в Брюсселе все равно будут больше, чем у жизни в Украине. Поэтому вам нужно убедиться, что после вступления у вас есть надлежащая институциональная основа, потому что речь идет не только о гармонизации законодательства. Ещё более важным является имплементация принятых законов. У вас должны быть надлежащие структуры и люди с достаточными знаниями и опытом, чтобы двигать процесс вперед. Чем дальше, тем процесс становится сложнее. Процесс интеграции Хорватии в ЕС был более сложным и запутанным, чем у любой другой страны до нас. Возможно, на вашем пути вперед появятся и дополнительные критерии, которые будут касаться последствий российской агрессии против Украины, в частности, примирения и решения открытых вопросов. Это путь к стабильности, миру и процветанию не только для Украины, но и для всех её соседей.

Евроинтеграция

В конце 1990-х годов Хорватия уже не была любимицей международного сообщества или ЕС. Многие воспринимали нас как полуавтократическое государство. [Но следует иметь в виду, что мы были страной, только что вышедшей из коммунизма и не имевшей времени на создание свободных институтов, прежде чем мы должны были начать борьбу за свое выживание — страной, которой иногда приходилось действовать против воли международного сообщества, чтобы выйти из тупика оккупации и неудачных мирных переговоров.] Однако с 2000 года, со сменой правительства, Хорватия полностью открылась миру, а мир открылся Хорватии.

Мы были преисполнены решимости подать заявку на членство в ЕС. Нас разубеждали и отговаривали многие, говоря: «Вы не готовы, даже не пытайтесь этого делать, потому что результат не будет положительным». Однако мы продолжали бороться. Мы так стремились доказать, что хотим и можем это сделать, что когда в 2003 году подали заявку и получили анкету, то заполнили её в рекордно короткие сроки — всего за пару месяцев [Украина также заполнила такую анкету в апреле 2022 года — ред.], и наконец запустили процесс несмотря ни на что и вопреки ожиданиям многих.

Однако иногда вы сталкиваетесь с непредвиденными помехами. В нашем случае несколько раз откладывалось начало переговоров. ЕС требовал от нас полного сотрудничества с Международным уголовным трибуналом по вопросу бывшей Югославии (МТБЮ). Один из обвиняемых из Хорватии был в бегах. Нам сказали, что «пока вы не арестуете и не доставите этого человека в суд в Гааге, что является единственным смыслом полного сотрудничества с МТБЮ, вы не начнете переговоры».

В конце концов, процесс был урегулирован и 3 октября 2005 года мы начали переговоры. Я была главой государственной делегации на переговорах и руководила процессом, пока не ушла из правительства. «Переговоры» являются довольно эфемерным термином, поскольку большая часть процесса заключается в определении временных рамок для принятия и внедрения acquis, и вы обсуждаете очень небольшое количество вопросов, таких как исключения или финансирование, которое вы собираетесь получить от ЕС (я уверена, что будет также дополнительное финансирование восстановления Украины). Процесс может осложняться факторами, которые от вас не зависят. Когда мы вели переговоры, acquis имело 32 раздела. Мы представили нашу переговорную позицию по первому разделу: речь шла об образовании, которое уже было согласовано с требованиями ЕС, поэтому у нас не было возражений и мы заявили, что выполним свои обязательства до даты вступления; мы не просили никаких исключений или переходных периодов и т.д. ЕС понадобилось около шести месяцев, чтобы согласовать общую позицию по принятию нашей позиции.

Соответственно, вам нужно иметь людей, которые будут вашими союзниками в этом процессе, которые будут двигать процесс вперед. Вам придется заниматься политикой. Пожалуйста, не стесняйтесь спрашивать совета и учиться на чужом опыте. Для нас было чрезвычайно важно, что наши коллеги из Словакии, Чехии, Польши и других стран поделились с нами своим опытом, чтобы мы могли избежать допущенных ими ошибок и использовать их лучшие практики. Мы готовы работать с вами и делиться своим опытом, потому что из всех государств-членов, которые на данный момент присоединились к Европейскому Союзу, Хорватия является самой близкой и самой опытной в том, с чем будет иметь дело Украина.

Советы Украине от Хорватии

Из этого процесса можно извлечь много уроков, и одним из важнейших является присоединение к ЕС с пользой для своей страны — Украины. Лучше всего не пытаться убедить словами, а продемонстрировать, что вы сделали, и сосредоточиться на Украине и на том, что нужно сделать в Украине и для Украины. Вступление в ЕС в конце концов направлено на создание лучшей жизни для всех в лучшей Украине, поэтому используйте этот процесс в своих интересах. Что бы вы ни делали, всегда помните, что вы делаете это для себя — не потому, что Брюссель чего-то требует, а потому, что вы хотите лучшей жизни для украинцев: лучших институций, большей прозрачности, стабильной и конкурентоспособной экономики, стабильной правовой системы, которая борется против коррупции.

Для Украины один из самых больших вызовов состоит в восстановлении такой целостности и завоевании доверия международного сообщества, чтобы иметь возможность инвестировать во все процессы реконструкции, восстановления, разминирования, создания новых технологий, новых производств и т.д. — в основу вашей будущей экономики.

Всегда объясняйте процесс украинским гражданам. Переговоры также являются просветительской и информационной кампанией. Вам нужно не только удерживать граждан «на борту» для окончательного вступления, но и подготовить их к тому, что они могут ожидать от будущего членства в ЕС. Как они могут использовать это для себя. Некоторых изменения и переход могут потрясти, особенно в сельских районах и традиционных отраслях, где люди склонны цепляться за старые методы. Важно отметить, что ЕС хочет не разрушить традицию, а сохранить её, внедряя новые практики, которые уважают здоровье, безопасность и другие стандарты, а также принципы надлежащего управления.

Мой второй совет: никогда не принимайте «нет» в качестве ответа. Не спорьте, а продолжайте делать то, что хотите. Если бы в начале 2000-х мы послушались коллег из ЕС в том, что мы не были готовы подать заявку и начать процесс, неизвестно, стали ли бы мы членом ЕС даже сегодня. Считаю, что мы успели впрыгнуть в последний поезд. Сегодня российская агрессия изменила геополитическую ситуацию в ЕС на более благоприятную среду для расширения не только в смысле борьбы Украины за присоединение к ЕС, но и для стран Западных Балкан. Не говорите, что вы готовы, а продемонстрируйте, что вы готовы предпринять необходимые шаги вперед, и всегда настаивайте на том, что ваш прогресс будет сопровождаться соответствующими формальными шагами к членству в ЕС.

Мой следующий совет — пожалуйста, используйте любую помощь, которую вы можете получить. Не бойтесь спрашивать совета. Не думайте, что кто-то пытается вас слишком «опекать». Просто у нас достаточно опыта и мы готовы им с вами поделиться.

Наконец, ожидайте неожиданностей. Будут препятствия, которых вы не предполагали. Так что подойдите к этому процессу творчески. Мы будем работать вместе с вами, чтобы помочь вам продвигать процесс вступления, развеять усталость от расширения, которая накопилась в Европе. В моем случае это касается не только Украины, но и наших соседей — стран Западных Балкан, потому что я верю, что объединённая Европа обеспечивает нам лучшие предпосылки для устойчивого мира, безопасности, стабильности и процветания. Сильный Европейский Союз станет более сильным игроком на мировой арене. Укрепляя нашу общую политику и укрепляя Союз новыми членами, я верю, что Европейский Союз действительно может стать одним из главных актёров на мировой арене, который двигает вперед общества и экономики, основанные на правилах. Что он может быть крупнейшей территорией мира и процветания на планете.

Я с нетерпением жду момента, когда мы будем приветствовать Украину как полноправного члена ЕС.

Авторы

Предостережение

Автор не є співробітником, не консультує, не володіє акціями та не отримує фінансування від жодної компанії чи організації, яка б мала користь від цієї статті, а також жодним чином з ними не пов’язаний