Лоббизм под куполом: чего добивались депутаты от Натальи Яресько

За 14 месяцев народные избранники потребовали у Натальи Яресько выделить более 3,5 млрд грн

cranberrychroniclez.co

Автор:

VoxUkraine проанализировали все депутатские запросы к министру финансов. За 14 месяцев народные избранники потребовали у Натальи Яресько выделить более 3,5 млрд грн. Сколько они получили, что еще просили у министра и чьи интересы при этом лоббировали?  

Экспедиция в Антарктику, улучшение социальной и коммунальной инфраструктуры в своих избирательных округах, ремонт дорог — это далеко не полный перечень того, на что депутаты просили дополнительные средства у государства, а точнее — у Министерства финансов. За период пока этим ведомством руководила Наталья Яресько (декабрь 2014- апрель 2016), депутаты 95 раз направляли ей запросы, из которых почти 2/3 содержали просьбу выделить дополнительные средства. Общая сумма депутатских просьб – 3,5 млрд грн*(из которыхиз которых правда 2 млрд грн приходится на запросы депутата от «Воля народа» Сергея Лабазюка о возобнолении финансирования в 2016 году государственных жилищных программ для молодежи).

Напомним, VoxUkraine, исследуя тему депутатского лоббизма, направил во все министерства, ГПУ, ГФС и Национальный банк письма с официальной просьбой предоставить все депутатские запросы за период с декабря 2014-го.

Ранее VoxUkraine уже писал, чего хотят депутаты от министерства экономического развития

Следующим министерством, которое предоставило все депутатские запросы, стал Минфин.
По официальным данным министерства, с декабря 2014 года по январь 2016 года к ним поступило 95 депутатских запросов. Условно их можно разделить на три ярко выраженные тематические группы:

  • просьба о выделении средств (62 просьбы от 43 депутатов);
  • запросы о налоговой политике Минфина, деятельности ГФС или проблемных налогоплательщиках (11 запросов от 18 депутатов);
  • запросы о предоставлении информации и разъяснении действий министерства (16 запросов от 20 депутатов);
  • запросы на другие темы (6 запросов от 5 депутатов).

То, что самый популярный тип запроса в Минфин из раздела «дайте средств» — логично. Министерство финансов — особенное. В отличие от других ведомств оно контролирует круговорот всех государственных средств. Без «визы» Минфина ни одно ведомство не получит из государственного бюджета финансирование.

Просить можно по-разному

Объемы финансирования на следующий год согласовываются во время бюджетного процесса — периода подготовки бюджета на следующий год. По закону он должен начинаться в марте и заканчиваться принятием бюджета не позднее 1 декабря. В украинской практике бюджет принимается «под елочку» (за несколько дней до Нового года), а народные депутаты вместе с другими ведомствами в хаотичном порядке подают в министерство свои предложения насчет того, что и в каком объеме должно быть профинансировано за счет государства. Традиционно эти предложения (из-за своей нереалистичности и часто откровенно лоббистского характера прозванные «хотелками») в несколько раз превышают реальные возможности бюджета. И в большинстве случаев они не учитываются при формировании расходной части бюджета.

После принятия закона о Государственном бюджете депутаты не оставляют попыток получить необходимое финансирование. У нардепов для этого есть два способа.

Первый — самый популярный — внести поправки в Государственный бюджет. Обычно, малейшая законодательная инициатива по корректировке госбюджета мгновенно обрастает большим количеством официальных «пожеланий» от народных избранников. Количество правок зависит от того, насколько законопроект «проходной». К примеру, если его подает правительство, и он предусматривает решение насущной проблемы или плановое распределение средств, вероятность принятия законопроекта высокая. И поправки к нему накапливаются очень быстро. Но проблема депутатов в том, что опять всё упирается в Минфин. Согласно Бюджетному Кодексу, внесение изменений в закон о Государственном бюджете Украины может рассматриваться в Верховной Раде только при наличии экспертного заключения Министерства финансов.

Второй способ — привлечь внимание министерства к определенной проблеме и попросить средства на ее решение. Наиболее подходящий инструмент для этого — предоставление депутатского запроса. Теоретически проигнорировать его невозможно. Депутат имеет право обратиться с запросом к президенту, в органы Верховной Рады, правительства, органы местного самоуправления, а также к руководителям предприятий независимо от их подчинения и форм собственности. Ответ народный избранник должен получить в течение 15 дней.

На практике, запрос вовсе не гарантирует решения проблемы. Минфин обычно ограничивается рассмотрением запроса, но не выделяет средств. Или посылает отписку в стиле «этот вопрос в процессе рассмотрения» с формальной информацией. Говорить в таких случаях о решении проблемы нельзя.

Причина подобного поведения — постоянный дефицит бюджетных средств и необходимость Минфина действовать в рамках уже определенных программ. Удовлетворение запроса возможно, если финансирование и так «вписывается» в планы Минфина о выделении средств на программу или объект, или же — если есть кулуарная договоренность об этом. В последнем случае депутатское пожелание включается в разработанные Минфином поправки в бюджет или же оформляется в отдельную депутатскую инициативу и не блокируется Минфином при рассмотрении в сессионном зале.

Неугомонные просители

Наиболее активно деньги просят те, кто и должен — депутатымажоритарщики. В запросах в Минфин фигурирует 38 фамилий таких депутатов. 33 фамилии присутствуют в финансовых запросах. В министерство они обращаются с единственной целью — увеличить финансирование на свои округа. Два наиболее часто упоминаемых направления — ремонт дорог и увеличение расходов на регион по профильным субвенциям, на строительство или ремонт социальных объектов.

В своих запросах депутаты далеко не всегда указывают, сколько именно нужно. В большинстве случаев ограничиваются формулировками типа «увеличить объем субвенций», «предусмотреть расходы», «выделить средства».

Активный проситель — Иван Рыбак (БПП, избирательный округ №202, Черновицкая область). В прошлом году он прислал в Минфин 12 запросов. Все они касались увеличения финансирования из государственного бюджета Черновицкой области. В некоторых обращениях указывались конкретные суммы. Так, депутат попросил 250 млн. грн. на формирование культурно-художественного центра в городе Черновцы, 240 млн. грн. для продолжения строительства постоянных железобетонных мостов в Черновицкой области и 0,29 млн грн. на восстановление пожарно-спасательного поста в пгт. Непоколивка.

На втором месте внефракционный Михаил Головко (избирательный округ №164, Тернопольская область, семь запросов). Депутат, среди прочего, просил дополнительного финансирования на ликвидацию аварийного состояния памятников культурного наследия Тернопольщины и на строительство новой больницы. В мае прошлого года он заинтересовался темой государственного долга и направил в Минфин два соответствующих запроса. Первый касался информации о внешних заимствованиях за последний год, второй — состояния переговоров с иностранными кредиторами о реструктуризации государственного долга.

Тройку самых активных депутатов, посылающих запросы, замыкает внефракционный Яков Безбах. Он послал в Минфин шесть запросов с просьбой помочь конкретным жителям Днепропетровска. К примеру, был запрос разобраться с пересчетом субсидии за предоставленные коммунальные услуги жилищно-строительному кооперативу «Проектировщик-2» и ОСМД «Шахтер-95» Астафьевой Н.В. на сумму 29447 грн 06 коп. Также депутат обратил внимание Минфина на необходимость выделить средства на строительство сетей водоснабжения по улице Ялынковой в Днепропетровске.

Арбитры между бизнесом и налоговой

Впрочем, для депутатов запрос — это не только способ попросить у государства денег. Народные избранники используют их для того, чтобы влиять на взаимоотношения бизнеса с налоговой. Цепочка проста — бизнесмен обращается к депутату, депутат — в Минфин. Далее Минфин может официально сообщить, что передал жалобу или информацию о правонарушениях уполномоченным лицам в ГФС или министерстве. А там уже как карта ляжет — проблема может, как привлечь внимание правоохранителей, так и утонуть в бюрократических процедурах и формальных отписках.

Таких обращений немного. Собственно, всего два.

Так, Петр Ванат («Народный фронт») в декабре прошлого года требовал от министерства устранить давление и произвол со стороны налоговой милиции на предприятие «Укрграфит». В свою очередь в 2014 году директор Первой частной пивоварни Георгий Амбарцумян сообщил народному избраннику от БПП Михаилу Кобцеву о коррупционных действиях начальника Специализированной государственной налоговой инспекции по обслуживанию крупных плательщиков во Львове Александра Юристовского. Кобцев направил соответствующий запрос в Минфин с просьбой «отреагировать» и «провести служебное расследование». Юристовский работает на различных должностях в налоговой с 1997 года.

В 2004 был отстранен от госслужбы, но потом вернулся. СМИ неоднократно публиковали информацию о том, что он и его семья владеют дорогой недвижимостью. В октябре 2015 года был переведен на службу из Львова в Луцк.

Некоторые из налоговых запросов связаны с профильной деятельностью депутатов в парламенте.

Депутат Виктория Войцицька («Самопомощь») известна своей борьбой с компаниями Игоря Коломойского. Депутат активно занимается темой налогового долга «Укрнафты», публично критикует работу по этому направлению главы ГФС Романа Насирова. В октябре прошлого года Войцицька направила запрос, в котором потребовала от Минфина провести расследование по сокрытию должностными лицами ГФС документов, обосновывающих право предоставления рассрочки налогового долга «Укрнафты».

Член парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики Татьяна Острикова («Самопомощь») занимается в комитете таможенной тематикой. Депутат обращалась в Минфин с просьбой проверить фирмы «Вестум-торг», «Омикрон-плюс», «Импорт-ленд», «Кайт-групп», «Торговый дом «Интерагротек», «Эдванс трейд», «Евро эффект», «Шивада», «Мечта плюс»,» Контек» на уклонение от уплаты таможенных платежей.

В прошлом году законотворческие отношения Минфина с депутатами по налоговому направлению оставляли желать лучшего. Во время заседаний комитета по вопросам налоговой и таможенной политики депутаты неоднократно жаловались на низкое качество представленных министерством законодательных инициатив и отсутствие расчетов об их влиянии на конкретные отрасли. Некоторые запросы отражают эти волнения нардепов. Так в феврале прошлого года, депутат Сергей Фаермак («Народный фронт») просил Минфин разъяснить нюансы уплаты ЕСВ. Андрей Шипко («Возрождение»), в разгар бюджетного процесса и подготовки нового Налогового Кодекса в закрытом режиме (Минфин до последнего в публичных дискуссиях пользовался презентациями будущей налоговой реформы и не выносил документ на обсуждение с бизнесом и общественностью) — пытался официально выяснить у Натальи Яресько степень влияния нового налогового законодательства на здравоохранение и объемы его финансирования.

Запрос на информацию, или Подозреваются в самопиаре

Запросы на получение информации достаточно интересны. Главный вопрос здесь — зачем депутатам понадобилась именно эта информация? Не исключено, что некоторые запросы они писали для самопиара или раскрутки отдельной темы в информационном пространстве в собственных интересах.

К примеру, запросы того же депутата Михаила Головко (внефракционный) о состоянии государственного долга и реструктуризации совпали по времени с двумя линиями событий. Первая — на тот момент процесс переговоров с иностранными держателями долга был в разгаре, проходил очень сложно, и подробности не разглашались. Вторая — депутат Головко весной в разных СМИ критиковал долговую политику правительства. Не исключено, что эта информация понадобилась ему для собственной информационной политики.

Запрос группы депутатов во главе с Олегом Ляшко о проведении проверки уплаты налогов предприятий группы «АТБ» почти совпал по времени с появлением в парламенте законопроекта о национализации торговой сети. Так проект закона №2689 в Раде был зарегистрирован 21 апреля, а запрос в министерство поступил три дня спустя — 24 апреля. В информационном пространстве идея национализации вызвала сильный резонанс. Позже, в своих выводах Минфин не поддержал законопроект Ляшко.

Напомним, по официальной версии, причина появления скандального законопроекта в том, что сеть супермаркетов «АТБ» якобы успешно работала на оккупированных территориях. По другой версии, настоящей причиной появления законопроекта стал конфликт между совладельцем АТБ Геннадием Буткевичем и владельцем компании S. I. GROUP (ТМ SEMKI и «Морские») Сергеем Рыбалко, который сейчас является депутатом Верховной Рады от Радикальной партии.

******
Запросы в Минфин — не отражают полную палитру депутатских интересов к правительству. После получения данных от всех министерств мы собираемся составить полную карту депутатских запросов и интересов.

В подготовке статьи принимали участие Анета Камарали,  Дмитрий Остапчук и Наталья Шаповал.


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.