Год первый: как мораторий на экспорт леса-кругляка повлиял на экономику Украины

Первый год действия моратория на экспорт необработанной древесины прошел. Так было ли это правильным решением?

vladvitek/depositphotos

Автор:

После начала действия в ноябре 2015 года 10-летнего запрета на экспорт леса-кругляка прошло более одного года. Разные стороны общественной дискуссии о целесообразности принятия этого решения настаивают на своей правоте. Сторонники говорят, что это стимулировало экономику, противники – что ничего не изменилось. Так кто же из них прав? Действительно ли мораторий спас отрасль и сохранил украинские леса?

“Официальные данные по действию моратория показывают, что деревообрабатывающая и мебельная промышленность растут на 15-16%. Экспорт лесоматериалов вырос на 11%. Втрое возрос ввоз деревообрабатывающего оборудования. Это свидетельствует об индикаторе создания рабочих мест, о поступлении налогов, о развитии промышленности. Мораторий работает в интересах украинской экономики”, – утверждал в ноябре прошлого года глава Комитета по вопросам промышленной политики и предпринимательства Виктор Галасюк на круглом столе, посвященном последствиям моратория на экспорт леса-кругляка.

В то же время, Министерство экономического развития и торговли Украины ему возражало, мол, мораторий не является эффективным и, тем более, нарушает международные обязательства Украины, в частности в рамках Соглашения об ассоциации и Всемирной торговой организации. В ст. 35 Соглашения об ассоциации отмечается следующее:

“Ни одна из Сторон не вводит и не сохраняет в силе какие-либо запреты или ограничения или любые меры эквивалентного воздействия по импорту любых товаров другой Стороны или по экспорту либо на продажу с целью экспорта любых товаров, предназначенных для территории другой Стороны, за исключением случаев, когда настоящим Соглашением или статьей XI ГАТТ-1994 и его пояснительными примечаниями предусмотрено иное”.

ЕС в этом вопросе не остался в стороне. В ноябре 2016 Европейская комиссия обратилась к правительству Украины с требованием отменить мораторий. Причина – несоответствие моратория обязательствам в рамках ВТО и Соглашения об ассоциации:

“ЕС выступает против нынешнего запрета на экспорт леса-кругляка, потому что он является ограничением свободной торговли. Он противоречит международным обязательствам Украины в рамках ВТО и в рамках Соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной”.

В свою очередь, ЕС пообещал выделить Украине беспроцентный кредит на сумму 600 млн евро в рамках проекта макрофинансовой помощи.

Впоследствии в официальном заявлении Представительство ЕС в Украине привело несколько причин, почему мораторий не способствовал уменьшению вырубки леса:

“Нынешний запрет на экспорт не достигает целей предупреждения незаконной вырубки леса. Он лишь служит потребностям некоторых заинтересованных групп в деревообрабатывающей промышленности, позволяя им получать исключительный и неограниченный доступ к лесным ресурсам, чтобы собственноручно ими воспользоваться. Запрет на экспорт не предотвращает вырубку лесов”.

Спасает ли мораторий украинские леса и способствует ли развитию перерабатывающей промышленности, или это бессмысленный запрет, который разрушает имидж Украины в Европе?

Не черно-белый вопрос

Взвешенно оценить мораторий и его влияние на украинскую экономику не слишком тривиальная задача: надо комплексно проанализировать состояние лесопромышленного комплекса Украины. Поверхностный взгляд на статистику за 11 месяцев 2016 якобы свидетельствует в пользу сторонников моратория: за год его действия объем экспорта необработанной древесины действительно уменьшился и вырос экспорт продукции деревообрабатывающих предприятий. Также растут налоговые поступления в бюджет от предприятий отрасли.

Более тщательный анализ показывает, что экспорт одних видов продукции возрастает, в то время в других секторах происходит уменьшение производства. Также мораторий «закрыл границу» далеко не на 100% процентов — продолжался вывоз необработанной древесины, но уже в качестве дров или иной деревообрабатывающей продукции. И экологическая составляющая остается открытой. В Украине официально объемы вырубки леса не уменьшаются — ежегодно вырубают 20-22 млн кубометров леса. Эксперты считают, что эта цифра минимум в два раза выше – 40 млн.

Мы выяснили, какое влияние имел мораторий на лесохозяйственную отрасль и украинскую экономику в целом. Как он повлиял на экспорт необработанной древесины и эффективен ли запрет экспорта леса.

История вопроса

В апреле 2015 года Верховная Рада приняла Закон Украины “О внесении изменений в Закон Украины «Об особенностях государственного регулирования деятельности субъектов предпринимательской деятельности, связанной с реализацией и экспортом лесоматериалов» о временном запрете экспорта лесоматериалов в необработанном виде». Закон на 10 лет запретил экспорт необработанных лесоматериалов с удаленной или неудаленной корой или заболонью или грубо брусованных или небрусованных (УКТВЭД код 4403): древесных пород, кроме сосны – с 1 ноября 2015; древесных пород сосны – с 1 января 2017 года.

По словам одного из инициаторов законопроекта Остапа Еднака, такая мера необходима для сохранения украинских лесов от неконтролируемой вырубки, обеспечения собственной деревообрабатывающей отрасли древесиной и создания продукции с добавленной стоимостью. Одна из причин введения моратория – преобладание в структуре экспорта древесины и изделий из нее  круглого леса. Так, по данным Офиса по финансовому и экономическому анализу Верховной Рады, в 2015 году из вырубленных в Украине 19,3 млн. м3 древесины, только 10 млн. м3 остались в стране, притом, что потребности отечественных производителей составляют 20 млн. м3 древесины ежегодно.

Первые Последствия

Влияние моратория на экономику Украины мы рассмотрели по 4 показателям: индексу промышленной продукции, товарной структуре внешней торговли, индексу капитальных инвестиций и уплаченным юридическими лицами налогам.

Индекс промышленной продукции отрасли

Деревообрабатывающая промышленность за 11 месяцев прошлого года выросла на 1,4% (производство изделий из древесины, производство бумаги и полиграфическая деятельность). Причем в одних видах деятельности отрасли производство увеличилось (например, на 13% в лесопильном производстве), в других – уменьшилось. Можно ли считать это достижением? Вряд ли – деревообрабатывающая отрасль в целом росла медленнее индекса промышленной продукции, который вырос за этот период на 2%.

Рис.1. Индекс промышленной продукции из древесины в январе-ноябре 2016 в сравнении с аналогичным периодом 2015 г.

Рис.2. Динамика производства продукции из древесины в январе-ноябре 2016 г. в сравнении с аналогичным периодом 2015 г.

По мнению эксперта по международной торговле Игоря Гужвы, предприятия отрасли еще не освоили новые возможности и поэтому рост в отрасли в прошлом году был незначительным:

“Это – цикл экономики. Нужно пройти этот адаптивный период. Безусловно, это очень хороший импульс для активизации деревообрабатывающей отрасли Украины и это путь к производству готовой продукции для конечного потребителя”.

Экспорт обработанного и необработанного леса

После введения моратория изменилась структура экспорта древесины и изделий из нее: если раньше преобладал экспорт необработанной древесины, то в 2016 году доминировали обработанные лесоматериалы.

Но не обошлось без «нюансов». Так за 11 месяцев прошлого года уменьшились объемы экспорта необработанных лесоматериалов, кроме древесины топливной в виде бревен и поленьев из хвойных пород и из лиственных пород, которой за 3 квартала 2016 было экспортировано больше, чем в 2015 году. Это связано с тем, что именно в таком виде экспортеры до недавнего времени могли продавать необработанный лес, ведь законодательство четко не устанавливало ограничения по их размеру. Только 12 января 2017 г. Государственным агентством лесных ресурсов был издан приказ, которым длина топливных дров ограничивается двумя метрами.

Валовую часть этой древесины составляет сосна, мораторий на экспорт которой начал действовать с 1 января 2017 года. Сосна составляет более 50% всего экспорта необработанной древесины в Украине. Кроме этого, именно эта порода больше всего заготавливается в Украине. В 2015 году лесхозы заготовили 10,8 млн. м3 сосны из 21,9 млн. м3 древесины. Поскольку большинство сосны идет на изготовление опор для шахт и других видов продукции, мораторий не может привести к росту производства мебели или бумаги.

Рис. 3. Динамика экспорта древесины необработанной в 2014-2016 гг.

Возможным положительным следствием запрета экспорта леса-кругляка можно было бы считать увеличение экспорта продукции из древесины. Так в январе-ноябре 2016 отмечен рост экспорта практически всех товарных групп. Наибольшие показатели роста показали товары в группе «древесина прессованная» (+ 270%) и «деревянные рамы для картин, фотографий и зеркал» (+ 196,5%). При этом, древесина прессованная составляет 0,008% от совокупного экспорта обработанной древесины (экспортировано 222 тонны на сумму $ 88 тыс.), а деревянные рамы – 0,003% (86 тонн на сумму $ 125 тыс.). В общем, было экспортировано древесины на сумму в $2,239 млн.

Рис.4. Динамика экспорта продукции из древесины за январь-ноябрь 2016 г. в сравнении с аналогичным периодом 2015 г.

Но и здесь есть «ложка дегтя». По словам эксперта по торговому праву, председателя правления Украинского центра европейской политики Тараса Качки, “номинальное увеличение доходов от реализации и экспорта переработанного леса скрывают в себе контрабанду”. Он отмечает, что имеется не один случай легализации вывоза леса-кругляка под видом  продукции деревообработки: “Есть много случаев, когда слегка надпиленный ствол считается или дровами или техническими опорами для шахт и вывозится дальше. Поэтому, в цифрах номинальный плюс является невероятно сомнительным”.

Ведущий аналитик Офиса эффективного регулирования BRDO Игорь Лавриненко считает, что мораторий за первый год не достиг своей основной цели.

“Пока действие моратория на экспорт необработанной древесины (кроме сосны) не привело к увеличению экспорта продукции из древесины с высокой добавленной стоимостью. Анализ статистики внешнеэкономической деятельности говорит о том, что переток пошел в направлении продукции низкого уровня обработки”.

Общий баланс экспорта таков, что рост отдельных статей  лишь частично компенсировал сокращение экспорта необработанных пиломатериалов с $ 141,2 до $ 86,5 млн., а также указанное сокращение экспорта бумаги и мебели, объясняет Лавриненко. “В целом в январе-сентябре 2016 г.  по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. экспорт бумаги и мебели уменьшился на $25,9 млн., в то время как импорт вырос на $78,2 млн.”

Инвестиции

В январе-сентябре прошлого года капитальные инвестиции в лесное хозяйство выросли на 8,7%.  Общий объем капинвестиций составил 248 млн грн, что около 0,3% от суммарных инвестиций в экономику за этот период. С другой стороны, инвестиции в переработку древесины уменьшились на 12,2%.

Годом ранее индекс капинвестиций в лесном хозяйстве и лесозаготовке за тот же период вырос значительно больше – на 65,2% (в сравнении с аналогичным периодом 2014 года).

Рис. 5. Динамика индекса капинвестиций за январь-сентябрь с 2012-2016 гг.

Важным показателем является состояние освоения капитальных инвестиций предприятиями деревообрабатывающей и мебельной промышленности. По информации Офиса по финансовому и экономическому анализу ВРУ, за первое полугодие 2016 года этот показатель уменьшался в одних секторах, но рос в других. Так, уменьшилось на 28% освоение капитальных инвестиций в сфере изготовления изделий из древесины и бумаги. С другой стороны, динамику роста показали изготовление изделий из бумаги и картона – 48% (это косвенное производство из древесины, поэтому мораторий не имел влияния) и производство мебели – 30%.

“Особенностью периода І пол. 2016 года в разрезе инвестиций является то, что значительно возрастает импорт станков для обработки дерева, пробки, кости, эбонита твердых пластмасс или аналогичных твердых материалов по сравнению с I пол. 2015 года. Количество завезенных таких станков выросло более чем на треть”, — указано в отчете Офиса.

Так, если в I пол. 2015 было завезено станков на сумму $ 14,676 тыс., То за аналогичный период 2016 года – на $ 50,057 тыс. В то же время, это общая тенденция – импорт продукции машиностроения за I полугодие 2016 вырос на 28,6% – то есть деревообработка не исключение и вероятно происходил бы рост импорта оборудования даже при отсутствии моратория.

В итоге, инвестирование в отрасли происходит неравномерно. Если индекс капитальных инвестиций в лесное хозяйство и лесозаготовки (непосредственно в разведение и вырубку леса) вырос на 8,7%, инвестиции в производство изделий из древесины уменьшились за год на 12,2%.

Налогообложение

Поступление налогов по номинальным показателям от предприятий лесного комплекса в 2016 году, по сравнению с 2015 годом, увеличилось с 2,7 млрд до 2,9 млрд грн. Больше всего уплатили налогов предприятия в сфере лесного хозяйства и лесозаготовки – 1,6 мдрд грн, то есть практически половину. Юридические лица, занятые в сфере обработки древесины, производства бумаги и мебели (собственно деревообрабатывающая промышленность) суммарно заплатили меньше – 1,3 млрд грн. Таким образом, этот показатель свидетельствует о том, что заготовка леса, а не изготовление продукции с добавленной стоимостью, продолжает играть ключевую роль в лесохозяйственном комплексе.

В целом, в 2016 году, по данным Государственной фискальной службы, было уплачено 148 458,2 млн грн НДС и 54 344,1 млн грн налога на прибыль предприятий. Вес уплаты налогов предприятиями отрасли соответственно составлял для НДС 0,8% в 2015 и 0,94% в 2016; по налогу на прибыль 1,34% в 2015 и 1,08% в 2016. То есть в целом отрасль после моратория заплатила больше налогов от их общего сбора на 0,2 процентных пункта.

Таб.1. Поступление налогов от лесной отрасли в 2016 году

 

Отрасль Общая сумма, млн. грн  НДС Налог на прибыль Другие налоги
Лесное хозяйство и лесозаготовки 1 630,2 704,2 187,1 738,9
Обработка древесины и производство изделий из дерева 341,07 115,5 137,6 87,97
Производство бумаги и бумажных изделий 788,2 511,3 189,6 87,3
Производство мебели 235,3 74,5 72,5 88,3
Всего 2 994,9 1 405,7 587,07 1,002,1

“Краткосрочно имеется номинально положительное влияние, связанное с тем, что сырье стало доступней и появилось несколько крупных инвестиционных проектов, которые ориентированы на первичную переработку леса в Украине. Однако в средне- и долгосрочной перспективе запрет экспорта леса в этом виде несет негативные последствия”, – считает Тарас Качка.

По мнению эксперта, мораторий на экспорт леса не решает ни экономических, ни экологических вопросов. Во-первых, нужны дополнительные меры, такие как реформирование системы государственных лесных хозяйств, организации заготовки и реализации леса. Во-вторых, инвестиции в переработку могут вызвать ухудшение экологической ситуации из-за увеличения спроса на сырье и увеличение объемов вырубки леса.

Промежуточные выводы относительно моратория и план на 2017

Хотя мораторий в 2016 году имел некоторое положительное влияние на развитие отрасли, он не оправдал себя окончательно.

  • За 11 месяцев 2016 года  вдвое уменьшился экспорт леса-кругляка, однако он лишь частично конвертировался в рост экспорта деревообрабатывающей продукции.
  • Несмотря на мораторий и, таким образом, избыток древесины на внутреннем рынке, индекс промышленной продукции в лесном хозяйстве вырос всего на 1,4%, тогда как в целом в экономике на 2%.
  • Кроме того, растут инвестиции в лесозаготовительные отрасли, однако, инвестиции в глубинную переработку древесины еще не продемонстрировали  положительное влияние моратория на внутреннее производство.
  • На 7-8% увеличиваются налоговые поступления. С другой стороны, они растут медленнее, чем общие показатели, что может свидетельствовать об отсутствии влияния. Более того, как и в случае с инвестициями, рост больше касается сектора заготовки древесины, чем ее переработки.
  • Мораторий не способствовал уменьшению вырубки леса. Одной из задач, которая таким образом возникает, является создание системы учета древесины. По состоянию на начало 2017 года продолжается согласование постановления правительства, которое должно сделать электронный учет древесины обязательным для всех лесхозов.
  • Таким образом, мораторий даже краткосрочно не имел четкого положительного влияния. Рост в отрасли, вероятно, был вызван не мораторием, а ростом экономики и спроса. В долгосрочном измерении мораторий может иметь более негативное влияние, поскольку будет содействовать торможению развития рынка древесины и внедрения отраслевых реформ. Именно за это следовало бы взяться в 2017 году.

  • Роман

    Який грант ви отримали за данну статтю?

Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.