Аудит «Нафтогаза»: Тщетная Попытка

Опубликован аудиторский отчет открытой акционерной компании «Национальная акционерная компания «Нафтогаз Украины» и ее дочерних компаний

Lenta.ru

Автор:

Опубликован аудиторский отчет открытой акционерной компании «Национальная акционерная компания «Нафтогаз Украины»  и ее дочерних компаний (в дальнейшем «Группа») за 2012 и 2013 календарный год. Аудиторский отчет ставит под сомнение  финансовую отчетность, подготовленную «Нафтогазом» за 2012 и 2013 годы в том, что касается ее корректности, полноты, прозрачности, а значит, и полезности. Этот аудиторский отчет достоин широкого распространения и публичного обсуждения, потому что реальный владелец компании – украинский народ – должен понимать, что эта ключевая для экономики Украины компания находится в катастрофическом финансовом состоянии и что она очень плохо управлялась. «Нафтогаз» нуждается в срочной и фундаментальной реформе управления.

Аудированная финансовая отчетность компании и аудиторский отчет существуют для того, чтобы проинформировать акционеров и общественность о реальной финансовой ситуации компании и ее возможности продолжать работу как прибыльное и конкурентоспособное предприятие. Эта цель не может быть достигнута, когда предоставляются только итоговые цифры, даже и выпущенные в формате общепринятого финансового отчета. Эта цель может быть достигнута только, если финансовая информация представляется в развернутом виде, с объяснениями и с приложением полной и правильно составленной документации. В этом случае, отчет будет создавать уверенность, что представлены правильные цифры.

Аудиторский отчет, подготовленный независимым аудитором, должен базироваться на данных, предоставленных компанией, и должен содержать достаточный комментарий и анализ, который бы объяснил, что эти цифры означают. Только такой отчет позволяет читателю составить информированное мнение о жизнеспособности компании. Отчетность, предоставленная «Нафтогазом», такой возможности не дает. Финансовые отчеты, которые фигурируют в аудиторском отчете (в частности, Отчет о Финансовом Состоянии и Отчет о Прибылях и Убытках) не являются полными, правильными, вызывающими доверие и прозрачными. А это делает их бесполезными.  Основания для таких выводов даны ниже.

Правильность и полезность – «Нафтогаз» не раскрыл количественные показатели произведенной нефти и газа за 2012 и 2013 годы.  Вместо этого, «Нафтогаз» сообщил суммарную стоимость добытой нефти и газа. Таким образом, нам осталась неизвестна стоимость продажи единицы произведенного продукта. Стоимость производства единицы продукта также не указана. А значит, отсутствуют данные, которые позволяли бы сделать какие-либо выводы.

Где количество произведенной продукции, где стоимость продукции за единицу? Без этого невозможно узнать среднюю себестоимость продукции за  единицу и среднюю цену продажи/покупки. А без этого нельзя понять, является ли компания экономически жизнеспособной.

Когда такие фундаментальные данные не раскрываются, остается сделать один вывод: финансовая отчетность не является прозрачной и правильной. Без сомнения, компания знает количество произведенных (в 2012 и 2013 гг.) нефти и газа и среднюю стоимость за единицу продукции. Будет ли крупная западная нефтяная или газовая компания скрывать такую информацию от своих аудиторов? Это невозможно представить.

Как ни трудно в это поверить, плохие новости на этом не кончаются. «Нафтогаз» также не сообщает, сколько газа, в учетных единицах, было прокачано из России через Украину в Европу. Вместо этого, дана лишь общая стоимость прокачанного газа в гривне. Плюс к этому, сообщена максимальная цена, заплаченная за российский газ (цифра совершенно бесполезная, как самая высокая температура среди всех пациентов больницы). Средневзвешенную цену за газ, купленный у России, «Нафтогаз» не сообщает. Зато у нас не остается сомнений, что такой, с позволения сказать, «отчетности» – грош цена.

Аккуратность и Достоверность – Международные стандарты финансовой отчетности (IFRS) требуют, чтобы «Нафтогаз» периодически проводил независимую переоценку своих основных средств (собственность, здания и оборудование) для того, чтобы их отчетная стоимость не отличалась существенно от справедливой стоимости этих активов по состоянию на дату отчета.  IFRS также исходит из того, что, например, рыночная цена нефти и газа, стоимость их производства, технология производства повлияют на стоимость основных средств, особенно когда эти основные средства, и связанная с ними инфраструктура, используется для производства нефти и газа. Стоимость основных средств «Нафтогаза» является существенной: в 2012 году компания оценила ее в 93 460 миллиона гривен, а в 2013 году – в 89 526 миллиона. При этом последняя независимая переоценка была сделана в 2009 году.

Аудиторы отметили эту проблему, заявив:

«При отсутствии недавней и независимой переоценки, мы не имеем достаточной информации о влиянии этих событий на стоимость собственности, зданий и оборудования Группы…и их влиянии на резервирование, связанное с переоценкой, а также на отложенные налоговые обязательства по состоянию на данные даты. То же можно сказать и об износе, обесценении и амортизации относительно данных периодов времени. В результате, мы не можем принять решение о необходимости изменения стоимости этих активов».

Другими словами это можно объяснить так, справедливая стоимость основных средств компании с большой степенью вероятности изменилась. Но основные средства переоценены не были. А ведь это изменение стоимости существенно влияет на другие финансовые показатели компании, что, в свою очередь, влияет на расчет доходов или убытков компании.  Так как аудиторы мнения об изменении стоимости основных средств составить не смогли, финансовые показатели, рассчитанные без этой информации, могут существенно отличаться от реальных.

То же самое относится и к независимой переоценке нефтяных и газовых запасов. Этот аспект еще больше увеличивает потенциальное расхождение между полученными в отсутствии этой информации цифрами и действительностью. Так каковы же реальные финансовые результаты «Нафтогаза» в 2012 и 2013 годах? Нам это просто неизвестно.

Документация. Аудиторский отчет заявляет, что важные данные и документы в архивах компании не присутствуют. Например, была произведена «продажа нефтепродуктов некоторым покупателям на сумму 2 853 миллиона гривен и 1 734 миллиона гривен» (в 2013 и 2012 году соответственно). Также, были закуплены услуги, связанные с собственностью, зданиями и оборудованием. Однако аудиторский отчет говорит об этих закупках: «Нам не удалось обнаружить достаточное подтверждение этих сумм, а также понять, на что они были использованы». А ведь речь идет о существенных суммах: например, в 2012 году затраты на основные средства в виде зданий, сооружений  и оборудования составили 11 097 миллиона гривен. Ситуация с отсутствием документации является просто вопиюще неприемлемой и вызывает серьезные сомнения в том, что понесенные затраты не сфальсифицированы.

Несмотря на то, что некоторые документы просто отсутствуют, а другие стали недоступны из-за потери контроля над ними в Крыму, также  некоторые документы не были доступны, потому что они были изъяты Прокуратурой. Почему у «Нафтогаза» не осталось копий изъятых документов? Почему государственная компания не может получить эти копии у государственной организации? Когда третьеклассник говорит, что собака съела тетрадку с его домашней работой, это смешно. Когда такой же аргумент использует стратегическая государственная публичная компания, это совсем не смешно.

Надо подчеркнуть, что «Нафтогаз» несет полную ответственность за подготовку и создание консолидированной финансовой отчетности в соответствии с требованиями IFRS и поддержании правильной, полной, и хорошо документированной информации, которая будет подтверждать цифры и факты, используемые для создания финансовых отчетов.

Однако аудиторы «Нафтогаза» встают в позицию «и нашим, и вашим».

На странице 4 аудиторского отчета они пишут:

«Из-за значимости вопросов, поднятых в параграфах 1-7, мы не смогли получить достаточного аудиторского материала для формирования позитивного аудиторского мнения относительно консолидированной финансовой позиции Группы». И, «Таким образом, мы не выражаем мнение относительно консолидированной финансовой позиции Группы».

Однако потом, на странице 5 аудиторского отчета, они же пишут:

«По нашему мнению, за исключением возможного влияния вопросов, описанных в параграфах 1-6, консолидированный отчет о финансовой ситуации адекватно отражает, во всех важных аспектах, консолидированную финансовую позицию группы, по состоянию на 31 декабря 2013 и соответствует Международным стандартам финансовой отчетности».

При всем уважении к аудиторам, «возможное влияние» в том, что касается «вопросов, описанных в параграфах 1-6» не дает возможности сделать аудиторское заключение, так как эти «вопросы» касаются правдивости, отсутствия данных, отсутствия поддерживающей документации, отсутствия прозрачности, а так же подхода, который вызывал бы доверие.

С таким же успехом, аудиторы могли написать, что за исключением смертельной болезни, по всем канонам медицины, больной совершенно здоров.

Долгосрочная жизнеспособность. Консолидированные финансовые отчеты были подготовлены и прошли аудит исходя из допущения, что «Нафтогаз» может продолжать непрерывно осуществлять свою деятельность. Недавно, менеджемент  Группы «Нафтогаз» и Правительство Украины приняли несколько инициатив, направленных на то, чтобы улучшить финансовые показатели и ликвидность Группы. Эти инициативы являются важнейшими, так как аудиторы указывают на отрицательную сумму оборотного капитала в размере 53 893 миллиона гривен и убытки в размере  17 957 миллиона гривен по состоянию на 31 декабря 2013.

Эти вызывающие беспокойство негативные показатели отражены в заявлении аудиторов:

«Ситуация вызывает серьезные сомнения относительно того, сможет ли Группа продолжать свою деятельность».

Я полностью согласен с этим заявлением, но хочу подчеркнуть, что отсутствие правильной, полной, достоверной и прозрачной информации в консолидированных финансовых отчетах «Нафтогаза», оставляют без ответа  два следующих вопроса:

(1) а не хуже ли реальная ситуация, чем та, которую отразил аудит?

(2) почему «Нафтогаз» оказался в такой катастрофической  ситуации: из-за действия рыночных факторов  или из-за действий его управляющего персонала?

Вот почему прозрачность так важна. Очевидно, что «Нафтогаз» должен быть полностью реформирован новой управленческой командой.

Поднимался вопрос, требуют ли МСФО от компании публикации данных о выпуске продукции в учетных единицах в рамках финансовой отчетности. Предлагаю две ссылки, которые, по моему мнению, заинтересованный читатель сочтет полезными по этому вопросу: Дополнительная информация


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.