Beta

Насколько большим должен быть ответ на экономический кризис?

Photo: depositphotos / AndrewLozovyi
20 марта 2020
FacebookTwitterTelegram
4

Например, правительство США одобрило фискальный стимул в размере 1 триллиона долларов (около 4,5% ВВП), а Федеральная резервная система объявила, что готова предоставить сотни миллиардов ликвидности. Зато украинское правительство приняло скромный пакет поддержки, а также ведутся дискуссии о сбалансировании бюджета. (Правильно ведет себя Нацбанк, который использует резервы, чтобы утолить значительный спрос на валюту, и постоянно доносит до общества информацию о том, что депозиты в безопасности и долларов хватит для всех).

Разница в объемах ответов огромна. Поэтому возникает вопрос – какой ответ является правильным? Нужен ли нам быстрый, супер-агрессивный ответ на кризис? Или нужна пошаговая реакция?

Разработчики политик, которые справились с Великой рецессией и финансовым кризисом в США и других странах, имеют четкий месседж: только агрессивный ответ может минимизировать убытки. Если коротко, философия ответа – ответить на кризис как можно раньше преобладающей силой. Например, Тим Гейтнер (президент Федерального резервного банка Нью-Йорка и позже Министр финансов США) обратился к доктрине Пауэлла: если нация вступает в войну, все ресурсы и инструменты должны быть использованы для достижения значительного преимущества над врагом в военной силе, чтобы минимизировать потери и завершить конфликт быстро, заставив слабую сторону капитулировать. А «ограниченная» война переходит во «Вьетнам», «Афганистан» и подобные бесконечные мясорубки. Иными словами, чтобы пройти сквозь кризис с минимальными потерями, нужно создать ответ такой силы, чтобы убить панику в зародыше.

Генри Полсон (министр финансов США в 2006-2009) представил огромную Программу помощи с проблемными активами (Troubled Asset Relief Program, TARP) на 800 млрд долларов Конгрессу в похожей манере: «Если в вашем кармане револьвер, возможно, вам понадобится его вытащить. Если у вас пулемет, и люди знают, что он у вас есть, вам, возможно, не придется им воспользоваться».

В ответ на кризис евро Марио Драги (тогдашний глава ЕЦБ) сказал, что Европейский центральный банк сделает все, что нужно, для спасения евро, и этого будет достаточно. История учит нас, что эти политики сработали. В США не случилось еще одной Великой депрессии. Евро пережил экзистенциальный кризис. Почему это сработало? Почему важно предлагать большой ответ?

Хотя трудно думать о панике как о чем-то рациональном, у нее есть определенная логика. Я пытаюсь забрать свой депозит из банка (бежать из банка) так как думаю, что в банке может быть недостаточно денег для всех вкладчиков. И «побег» может действительно привести к банкротству банка (и таким образом подтвердить панические ожидания), если волна закрытия депозитов больше, чем есть наличных в банке. Я пытаюсь перевести свои сбережения в доллары США (побег из валюты) потому что думаю, что у центробанка могут закончиться доллары. Опять же, если очень много людей захотят перевести свои сбережения в доллары, их вполне может не хватить.

К сожалению, сейчас мы наблюдаем много таких примеров, включая «запасание» туалетной бумаги, масок, гречихи и др. Что общего у этих примеров? Во-первых, я делаю что-то потенциально разрушительное для всех нас как общества, так как верю, что все это делают. Это психологический феномен, однако также и расчет – эти действия являются лучшей реакцией на поведение других людей. Для меня смысл добежать первым (чтобы забрать депозит, купить доллары, запастись туалетной бумагой), раньше, чем это сделают другие. Во-вторых, мы все верим в то, что есть дефицит чего-то (наличности, долларов, масок, туалетной бумаги и т.п.). Заметьте, не должно быть фактического дефицита. Достаточно того, что мы верим, что есть дефицит.

Чтобы переломить эту логику, необходимо отправить убедительный сигнал из двух частей. Во-первых, что достаточно наличных, долларов, масок, туалетной бумаги и тому подобное. Это разбивает веру в дефицит чего-то. Во-вторых, что люди, которые не принимают участия в панике, ничего не потеряют. В результате никто не должен думать о том, что делают другие, и таким образом можно разбить порочный круг самовоссоздаваемой паники.

Есть много примеров успешных политик, которые успокоили панику. Гарантирование депозитов эффективное для остановки банковской паники – зачем мне паниковать, если я гарантированно получу свои деньги (и поэтому мне не нужно думать о том, что делают другие люди) и я знаю, что за этим стоит правительство (то есть денег достаточно для всех)? Аналогично, кредитор последней надежды (обычно это центральные банки) может эффективно остановить финансовую панику: я не буду сомневаться в кредитоспособности партнеров, если знаю, что они могут получить заем от кредитора последней надежды и выполнить свои обязательства передо мной.

С такими политиками все убеждены, что они в безопасности, и таким образом нет поводов для паники. Потенциальная цена предоставления гарантий всем большая, однако это не означает, что нужно будет платить полную цену. Если вы делаете большой шаг («имеете пулемет»), фактические расходы могут быть небольшими, поскольку у людей не будет поводов для паники. Поэтому лишь немногие люди в конце концов воспользуются гарантиями.

Теперь рассмотрим политику, которая говорит, что лишь некоторые вкладчики получат обратно свои деньги, лишь немногие люди смогут купить доллары, только некоторые люди получат защитные маски и тому подобное. Это приведет к обратным результатам. Почему? Потому что это разожжет панику, поскольку власть усилит веру в то, что дефицит есть: лишь немногие люди получат товар, который воспринимается как дефицитный.

Какой здесь урок для Украины? Если мы не хотим впасть в медленную агонию (включительно с ограничениями на движение капитала, снятие наличных, дефицита товаров первой необходимости и даже беспорядками), ответ государства на кризис должен быть большим и убедительным. В частности, правительство должно быть готово к большому бюджетному дефициту, чтобы поддержать экономику. Также правительство должно заверить, что у всех будут средства купить еду и лекарства, что все смогут получить медицинскую помощь и тому подобное.

Нужны обещания адекватной поддержки людей и компаний, пострадавших из-за кризиса. Национальный банк должен быть готов тратить резервы, чтобы прекратить «побег из гривны» и обеспечить банки достаточной ликвидностью, чтобы удовлетворить спрос на наличные. Как можно сделать эти обещания достойными доверия? Понятно, что Украине нужна поддержка МВФ и других кредиторов, чтобы убедить всех, что правительство имеет более чем достаточно ресурсов для всех. Только очень значительный политический ответ может остановить панику!

Авторы

Предостережение

The author doesn`t work for, consult to, own shares in or receive funding from any company or organization that would benefit from this article, and have no relevant affiliations