Наскрести на фонд: как газ и уголь могут обеспечить богатство будущих поколений украинцев

Выровняв внутренние и импортные цены на природный газ и уголь, правительство Украины создало предпосылки для значительного роста инвестиций в добычу этих полезных ископаемых

Автор:

Выровняв внутренние и импортные цены на природный газ и уголь, правительство Украины создало предпосылки для значительного роста инвестиций в добычу этих полезных ископаемых, а, значит, в перспективе — и в увеличение их добычи и соответствующих бюджетных поступлений. Андрей Вигиринский поясняет, почему часть доходов от продажи природных ископаемых нужно аккумулировать в Фонде национального благосостояния для пользы будущих поколений.

В 2016 году правительство и Нацкомомиссия, которая регулирует вопросы в сфере энергетики, привели цены на газ и уголь на внутреннем рынке к рыночным (с точки зрения методологии расчета привязали к мировым ценам). А следовательно, колебания курса гривны не повлияют на защищенность инвестиций добытчиков.

С точки зрения государства Украина как социума, то есть объединения граждан-владельцев природных ресурсов, в чем польза этих реформ?

1. Открытый рынок и конкуренция, как следствие — снижение цен и улучшение качества предоставляемых услуг (пока украинцев это интересует мало, поскольку отсутствуют поставщики, альтернативные тем, что заняли рынок исторически и функционируют сегодня);

2. Рентная плата за добычу полезных ископаемых является одним из источников финансирования субсидий, которые в 2017 году будет получать около половины населения страны. Однако, другая часть населения, которая платит рыночную цену за природные ресурсы, не получит дополнительных благ за счет разработки недр, равноправным владельцем которых она является;

3. Инвестиции в национальное производство и добычу, рост реального ВВП.

Остановимся на последнем пункте.

Для обеспечения внутреннего баланса потребления и производства углеводородов нужны системные инвестиции в модернизацию технологий, повышение эффективности добычи и разработку новых месторождений. Чем больше мы добываем внутри страны, тем выше занятость населения и зарплата работников, тем меньше становится потребность в валюте, поскольку и добыча, и продажа происходят в пределах одной страны, и, соответственно, расчеты осуществляются в национальной валюте.

В то же время, такие природные ресурсы, как газ, нефть или уголь, являются невозобновляемыми. Поэтому справедливо было бы поделиться доходами от продажи этих ресурсов с будущими поколениями, которые будут жить тогда, когда природные ресурсы будут исчерпаны. Более того, такой доход сегодня необходимо направлять не на текущие нужды, а на развитие отраслей промышленности, которые в момент исчерпания природных залежей будут продолжать формировать бюджетные поступления.

ОАЭ

Отличным примером, понятным и очевидным для большинства украинцев, являются Объединенные Арабские Эмираты.

С момента становления в 1971 году экономика ОАЭ пережила значительные преобразования. Доля нефтяной отрасли в ВВП сократилась с 90% в 70-х годах до 30% сегодня (при том, что разведанные запасы углеводородов позволяют еще как минимум 20 лет не сокращать объем добычи).

Доходы от нефтеэкспорта вкладывались, начиная с 1980-х годов, в развитие экономически важной инфраструктуры, строительство дорог, портов, бизнес-центров, что позволило не чувствовать серьезного негативного влияния низких цен на нефть. К примеру, в эмирате Дубай сегодня обслуживается более сотни корабельных линий, 85 авиакомпаний, которые связывают страну со 130-ю городами по всему миру. Недавно Международный аэропорт Дубай был признан самым загруженным в мире.

Норвегия

Другой пример — Государственный пенсионный фонд Норвегии (Statens pensjonsfond utland, SPU), который аккумулирует большую часть денег от продажи нефти. Стоимость его активов оценивается в более чем 870 млрд долларов, он является владельцем 1,3% всех акций, торгующихся на мировых рынках. Инвестиции фонда не должны быть связаны с нефтегазовыми компаниями, ядерным оружием и производством сигарет. Наибольшую долю в купленных фондом акциях составляют бумаги Nestle и Apple, в облигациях — государственные бумаги США, Германии и Японии. Правительство Норвегии определяет основные параметры инвестирования, а Центробанк осуществляет непосредственное управление активами. Для использования ресурсов фонда Правительства необходимо согласие парламента. За год может быть потрачено не более 4% накоплений. Кризис на нефтяном рынке и низкие цены заставили в 2016 году Парламент Норвегии впервые принять решение об использовании 25 млрд долларов, накопленных в Фонде, для борьбы с рецессией.

Польша

Если Эмираты и Норвегия являются относительно далекими странами, то Польша украинцам более понятна. Рассчитывая в перспективе на освоение залежей нетрадиционного газа, в Польше было инициировано создание специального углеводородного фонда поколений (польск. Węglowodorowy Fundusz Pokoleń) с аналогичными источниками наполнения и инвестиционными направлениями: в развитие инновационного потенциала через инвестирование в обучение, высшее образование, научные исследования; реализацию солидарности между поколениями путем поддержки пенсионной системы; поддержку охраны здоровья и человеческой жизни.

Как видим, страны, которые находятся вокруг нас, уже давно задумываются не только над ситуативными выгодами добычи полезных ископаемых, но и о будущих поколениях, формируя «подушку» на случай спада экономики, а также стимулируя внутреннее развитие, обеспечивая будущий рост ВВП.

Украинские недра

Есть ли у Украины достаточный природный ресурс для формирования аналогичного фонда? Думаю, да.

Природный газ: в 2015 году было произведено 19,9 млрд м3 газа (в 2014 году — 20,5 млрд м3), и на сокращение добычи повлияла и сверхвысокая рента. Впрочем, уже в 2016 году размер фискальной нагрузки уменьшили (рента на газ, добываемый из залежей до 5000 м, — с 70 до 29%, с залежей, которые полностью залегают на глубине свыше 5000 м — с 28 до 14%). На основании просмотренных ставок в бюджет на 2016 год закладывались показатели поступлений рентной платы на уровне 42,927 млрд грн.

Что касается запасов, отметим, что состоянием на 01.01.2014 года в крупнейшем по балансовым запасам среди нефтегазоносных регионов страны (восточном) было сосредоточено 802,36 млрд м3 запасов природного газа, 125 210 тонн нефти и газового конденсата (66% от общего объема).

Рисунок.1[1]

INFOGR_VOX_ru

В Галичине насчитывается около ста перспективных нефтегазоносных объектов. Неразведанные ресурсы региона составляют: 309 млн тонн нефти и 539 млрд кубометров газа (в Львовской области — 71,9 млн тонн и 199,3 млрд кубометров соответственно).

Кроме этого, не следует забывать и о том, что по оценкам Администрации энергетической информации США, опубликованным в июне 2013 года, технически извлекаемые запасы сланцевого газа на территории Украины составляют 3,6 триллионов м3 (1,75% мировых запасов). Оценки запасов сланцевого газа в Украине отличаются и составляют от 5 до 8 триллионов м3, из которых технически извлекаемыми являются 1-1,5 триллиона м3.

Что касается залежей угля, то его общие ресурсы в Украине с залеганием до глубины 1500 м по разным оценкам составляют от 100 до 117,5 млрд тонн, около половины из которых являются подтвержденными (45-56 млрд тонн). В основном это каменный уголь и антрациты разных видов — 92-94% (из которого около 2/3 — энергетический, а около 1/3 — коксующийся), бурый уголь — 6-8%. Основная доля общих ресурсов угля (около 92,4%) находится в Донецком угольном бассейне (Донбасс). На Львовско-Волынский бассейн приходится около 2,5% общих ресурсов.

В течение 2001-2013 гг. в Украине ежегодно добывалось около 80 млн тонн необработанного (рядового) угля, основная часть которого (около 2/3) использовалась в электро- и теплоэнергетике (при этом, около 1/3 энергетического угля составляет антрацит). При этом, сегодня часто отмечают неконкурентность украинского угля на международных рынках, однако, по данным Госстата, в 2012 и 2013 годах Украиной его было экспортировано более 6 млн тонн (на сумму 609 млн долларов) и 8,5 млн тонн (737 млн долларов) соответственно (в 2015 году — только 0,6 млн тонн на сумму 53,6 млн долларов). Это свидетельствует о наличии рынков его сбыта.

Согласно официальной статистике, в 2015 году украинские шахтеры добыли почти 40 млн тонн угля, из них государственными шахтами было добыто 6,7 млн тонн, а шахтерами компании ДТЭК, согласно отчетам на сайте группы — 28,7 млн тонн.

Янтарное счастье

Другой ценной породой, которой богата Украина, является янтарь. В бюджете на текущий год предусмотрены доходы по взысканию ренты за добычу янтаря (ставка 30%) на уровне 1,5 млрд грн.

Отметим, что по данным отдельных источников рынок нелегальной добычи янтаря оценивается по меньшей мере в 200 млн долларов в год. При этом стихийная непромышленная добыча позволяет получать лишь пятую часть от реальных залежей. В среднем государство ежегодно добывает 3-5 тонн драгоценного камня, тогда как частные компании и нелегальные копатели добывают 20-30 тонн в год, а некоторые аналитики приводят цифру в 60 тонн. Всего в Украине добывают до 1% суммарной мировой добычи солнечного камня.

Куда идут средства

Сегодня аккумулированные по добыче средства Украиной проедаются на текущие нужды и финансирование субсидий.

Вопрос с субсидиями имеет катастрофический характер. Так, на 2017 год ожидаемые расходы бюджета по указанной статье планируются в размере 70-80 млрд грн, а их реципиентами станут более 8 млн домохозяйств.

В перспективе, в 2018-2019 годах существенное сокращение таких расходов будет достигнуто за счет реализации Фонда энергоэффективности, легализации доходов через процедуру нулевого декларирования, введения сопоставления доходов и расходов, вывода из тени реальных заработных плат, верификации.

Соответственно, уже сегодня можно и нужно задумываться над тем, чтобы одним из следствий реформы энергетического сектора страны стало общее улучшение ее макроэкономических показателей и обеспечения благополучия нации в целом.

Фонд: начало

Отправной точкой для расчетов активов потенциального Фонда возьмем 2020 год (поскольку по меньшей мере до этого времени рентные отчисления будут использоваться на преодоление бюджетного дефицита и оплату субсидий).

Природные ресурсы Расчетная добыча в 2020 году Ставка ренты, в % Потенциальный расчетный доход Фонда национального будущего[2], в млрд грн.
1 Газ 28 млрд м[3] на уровне действующих 70
2 Уголь 40 млн тонн 8[4] 5,3
Реальные поступления, вместе: 75,3
1 Нефть 1 801 тыс тонн 45/21 10
2 Янтарь 20 тонн 25/30 7,2
Возможные поступления, вместе: 17,2

Отчисления за счет добычи природного газа:

Сопоставляя объем добычи Укргаздобычи 2015 года и прогнозный на 2020 год (возможен только при условии увеличения буровых и освоения новых месторождений, достаточных инвестиций на внедрение новейших технологий, в частности гидроразрыва пласта, модернизации существующего производственного процесса) выведем пропорцию: 14,5 млрд м3 и 20 млрд куб м3, получаем коэффициент роста 37%.

Поскольку внутренняя добыча будет увеличиваться не только государственной компанией, но и частным сектором, как следствие считаем допустимым применить аналогичный коэффициент и к ним (хотя их текущая динамика выше). Несмотря на это, можно предположить, что при сохранении действующих ставок ренты расчетный доход от ее уплаты в 2020 году составит 58,8-60 млрд грн, а с учетом инфляции — 70 млрд грн.

Отчисления за счет добычи угля.

Комментируя вопрос изменения формулы расчета стоимости угля в себестоимости производства электроэнергии, председатель НКРЭКУ Дмитрий Вовк предложил внедрить ренту на уголь в диапазоне 8% от цены. Для удобства расчета округлим сегодняшнюю стоимость до 1400 грн/т. Ставка в 8% — это 112 грн с тонны. Объем добычи в 2015 году — 39,759 млн тонн. Как следствие, сумма ренты с добычи угля при сохранении этого объема и ставке 8%, с учетом инфляции, на 2020 год составит 5,35 млрд грн.

Что касается янтаря, как уже отмечалось, в бюджете на текущий год предусмотрены доходы по взысканию ренты на уровне 1,5 млрд грн. Объемы легальной и нелегальной добычи, исходя из приведенной выше статистики, соотносятся как 1 к 4-5. То есть, если бы значительный объем стихийной добычи был переведен в легальную плоскость, при сохранении существующей ставки доход бюджета мог бы составлять не менее 6 млрд грн. А к 2020 году, с учетом инфляции, — 7,2 млрд грн.

В целом, фонд национального богатства украинцев сможет аккумулировать в 2020 году не менее 83,5 млрд грн (см. табл.), или же, по прогнозному курсу, около 3 млрд долларов США.

На какие нужды можно использовать эти средства?

В этом вопросе в Украине сложностей нет. Если говорить о пенсионной реформе, с переходом с солидарной на накопительную систему эти средства действительно могут стать базисом Фонда управления пенсионными отчислениями и использоваться как инвестиционный инструмент. Кроме этого, они могут быть инвестированы в проекты концессионных дорог и ценные бумаги предприятий с высоким кредитным рейтингом.

В целом, при правильном определении методики отбора инвестиционных проектов, диверсификации направлений использования средств частично на внутренние инвестиции, а частично на внешних рынках, можно формировать в стране мощный инструмент, который позволит нашим детям и внукам жить в лучшей стране. Ресурс, возможность, практика, которую можно позаимствовать, — есть, нужна только стратегия и политическая воля.

Примечания:

[1] рис.1 из отчета инициативы прозрачности добывающих отраслей за 2013 год, выполненного EY

[2]  Все расчеты с учетом инфляции на ближайшие 3 года: 8,5% (2017 год); 5,9% (2018 год); 4,7% (2019 год)

[3] Объем добычи взят за основу аналогичный фактическому 2015 года, дореволюционные объемы игнорируем в силу неопределенности ситуации с зоне проведения АТО

[4] Ставка определена исходя из предложений главы НКРЕКП Д. Вовка и расчетной стоимости


Внимание

Автор не является сотрудником,  не консультирует, не обладает акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.