Beta

(Не)выгодная медреформа. Проверка ценою в жизнь

9 мая 2020
FacebookTwitterTelegram
6

7 мая в эфире «Право на власть» на «1+1» четыре человека решили, что знают все о медицинской реформе. Основная идея, которую продвигали и представители министерства здравоохранения, и приглашенные врачи, и ведущая — медицинская реформа приведет к закрытию больниц и сокращению врачей.

Мы разобрались: правда ли это, что именно предусматривала медреформа и кто в результате говорил истину.

Закрытие больниц и увольнения врачей – это о медреформе?

Об угрозе закрытия больниц еще в феврале начали говорить представители политической силы «Оппозиционная платформа — За жизнь». Например, так медреформу комментировала Наталья Королевская, одна из участниц нашего рейтинга манипуляторов и лжецов:

«Мы знаем, что вступает следующий этап медицинской реформы с 1 марта, и нужно срочно сейчас принять меры, чтобы сотни и тысячи больниц нашей страны и госпиталей не были закрыты» 03/02/20 (01:45-01:58)

Об уничтожении государственной медицины через медреформу говорил и Борис Тодуров, кардиохирург, которого мы уже не раз ловили на лжи и манипуляции о медицинской реформе.

НЕПРАВДА

«Никакой реформы нет. Изначально это была большая авантюра. Даже не авантюра – целенамеренное действие на уничтожение государственной медицины».

Борис Тодуров о медреформе, 07/05/2020 (45:18-45:45)

Эти же тезисы повторял и министр здравоохранения Максим Степанов.

МАНИПУЛЯЦИЯ

«То есть мы говорим о том (в ответ на публикацию Ульяны Супрун — ред.), что закрытие больниц — это правильно. Это такая суть того, что она говорит. Увольнение медицинских работников — это правильно. Неоказание медицинской помощи, как следствие — это правильно. Распространение болезни туберкулезом на 20-30% по нашим расчетам — это правильно. Тогда у нас разные ценности. И я счастлив, что у нас разные ценности».

Максим Степанов о медреформе, 07/05/20 (17:05-17:34)

МАНИПУЛЯЦИЯ

«Это назвали реформу, эффективность и того, что нам просто не нужны лишние больницы».

Максим Степанов о медреформе, 07/05/2020 (43:44-43:49)

На самом деле, суть медицинской реформы не в закрытии больниц, увольнении медицинских работников и неоказании медицинской помощи. Степанов пытается сказать, что в результате медреформы:

  • люди не смогут получить помощь из-за сокращения врачей и закрытия больниц;
  • заболеваемость туберкулезом вырастет на 20-30%.

Второе утверждение мы проверить не можем, поскольку не имеем информации о методике этого прогноза. Отметим лишь, что одним из целевых показателей реформы второго звена, и в частности реформ тубдиспансера, является уменьшение количества больных.

Первое утверждение — манипуляция, поскольку само существование больницы не означает предоставление медицинской помощи — тем более качественной помощи. Поскольку в некоторых больницах нет соответствующего оборудования или квалифицированных специалистов. Медицинская реформа предусматривает, что больше средств получают те больницы, которые отвечают определенным показателям качества. Некоторые из этих показателей зависят от количества пациентов, которых обслуживает больница и конкретный врач. Например, вряд ли вы захотите обращаться к хирургу, который делает только 10 операций в год. Соответственно, те больницы, в которые пациенты не обращаются, получают меньшее финансирование. Таким образом реализуется принцип «деньги следуют за пациентом» и растет эффективность расходования средств.

В трактовке медицинской реформы была права депутат от партии «Голос» Ольга Стефанишина:

ПРАВДА

«Вот представьте: есть больница на 100 коек. Один врач в больнице на 100 коек делает 10 операций в месяц, другой врач делает 100. Оба врача получают одинаковую маленькую зарплату. Это справедливо? Нет. Я думаю, что каждый понимает, что это несправедливо. Суть медицинской реформы — убрать эту «уравниловку» Советского Союза для врачей. Чтобы тот врач, который делает 100 операций не зависел от количества коек, чтобы его зарплата зависела от того количества пациентов, которым он предоставляет услуги».

Ольга Стефанишина, 07/05/2020 (18:49-19:32)

Предыдущая система здравоохранения предусматривала финансирование больниц по количеству койко-мест и площади инфраструктуры. Новая система предусматривает, что теперь больницы будут получать финансирование по количеству пациентов, которым они предоставили услуги.

Старая система здравоохранения не создавала для врачей и больниц стимулов для повышения эффективности и качества лечения. Было просто неважно, сколько пациентов они лечат — финансирование будет одинаковым. Теперь качество работы больниц является определяющим — чем больше пациентов выберут эту больницу для лечения и получат качественные медицинские услуги, тем больше финансирования получит больница.

Сколько же больниц закроют и уволят медиков?

Во время эфира звучали разные цифры о количестве больниц, которые могут закрыться. Например, Борис Тодуров говорил о 1000 больниц.

НЕПРАВДА

«300 больниц – это по вашим подсчетам. <…> По нашим подсчетам почти 1000 больниц закроется через пару месяцев – они просто обанкротятся. И я вам скажу. Целью реформы было именно это – обанкротить государственную медицину. В угоду международным организациям, которые сегодня хотят зайти на рынок Украины. В этом была цель и задача Ульяны Супрун и её всей команды, которая сегодня так цинично словоблудит по поводу всей реформы».

Борис Тодуров о финансировании больниц, 07/05/2020 (47:58-48:32)

Зато Максим Степанов указывал меньшие цифры, но и они были не точными.

МАНИПУЛЯЦИЯ

«Что мы увидели со вторым этапом реформы во время того, когда мы начали проводить анализ и так называемый аудит, в том числе смотря на цифры, которые были у Национальной службы здоровья Украины, общаясь с нашими врачами по всей стране независимо от того, в каком регионе они находятся. Мы увидели, что нас ждет закрытие 332 больниц. Почему закрытия? Потому что они получают менее 50% средств, чем они получили в прошлом году. Нас ждет увольнение от 50 до 70 000 в худшем случае наших медицинских работников».

Максим Степанов об обеспечении больниц, 07/05/20 (14: 06-14: 52)

НЕПРАВДА

«Вы обманываете (к Ольге Стефанишиной — ред.), что 60% больниц получили повышение. <…> 984 больницы из 1747 имеют меньше финансирования, чем было в прошлом году. И в это уменьшение финансирования в том числе попали больницы, которые предоставляют множество — то есть это не только туберкулезная или психиатрическая больница».

Максим Степанов о финансировании больниц, 07/05/2020 (01:06:42-01:07:10)

Согласно данным НСЗУ, 954 учреждения получат даже больше, чем в прошлом году. Еще 176 заведений получат до 10% меньше, но этот дефицит должны были бы покрыть местные власти, чтобы дофинансировать расходы больниц на коммунальные услуги.

Недофинансирование может быть у 617 больниц, из которых у 332 больниц — на 50% меньше средств. Но это не означает, что они закрываются. На финансирование маломощных больниц перераспределили более 900 млн грн, которые пошли в регионы как субвенция.

Вероятно, расхождение между данными НСЗУ и цифрами Степанова в том, что НСЗУ сравнивает прошлогоднюю субвенцию на каждую больницу с нынешним контрактом.

Если министр Степанов сравнивал контракт НСЗУ с субвенциями, местными программами и другими межбюджетными трансфертами, которые больницы могли получать в течение года для дофинансирования, то у него вышли бы другие, но некорректные цифры.

К тому же, финансирование от НСЗУ — не единственный источник дохода медицинских учреждений. Владельцы больниц — местные советы — обязаны, как и раньше, инвестировать в их развитие. Или же могут перепрофилировать их — например, в хосписы или социальные учреждения. В местных бюджетах на 2020 год предусмотрено около 20 млрд гривен для финансирования учреждений здравоохранения на их территории.

В дополнение больницы имеют право устанавливать перечень и стоимость платных услуг, которые не входят в программу медицинских гарантий. Вести хозяйственную деятельность заведениям позволяет статус коммунальных некоммерческих предприятий. Теоретически, те 332 больницы, которые получают пониженное финансирование от НСЗУ, могут найти другие источники средств.

Однако, даже если местные власти все же решит их закрыть, это не значит, что все 50-70 тысяч медицинских работников останутся без работы. Ведь во многих заведениях ощущается нехватка кадров. Следовательно, часть врачей и медсестер смогут найти работу в других медицинских учреждениях.

Правительство совместно с местными властями должны разработать программы поддержки врачей, которые останутся без работы — например, помочь с переездом или повышением квалификации. Но поддержка неэффективных заведений только ради сохранения рабочих мест — это «наказание» для эффективных учреждений, которые не получат дополнительных средств, а также для пациентов, которые не получат качественной медицинской помощи.

А что будет с психиатрическими больницами?

О закрытии психиатрических больниц также еще в феврале говорили представители ОПЗЖ. Например, Вадим Рабинович, лидер нашего рейтинга манипуляторов и лжецов, который врет или манипулирует в 96% высказываний:

«Вот сейчас распоряжение Кабмина: с 1 апреля закрывают в стране все психбольницы и все туберкулезные диспансеры». 04/02/2020 (01:10:16-01:10:20)

Во время эфира Максим Степанов не говорил, что все психиатрические больницы закрывают. Зато говорил, что таких может быть 70-80%.

МАНИПУЛЯЦИЯ

«У нас будут закрыты, видимо, 70-80% психиатрических больниц, специализированных психиатрических больниц, в которых на сегодня находится около 22 тыс. психически … больных хроническими психическими заболеваниями. Это люди, которые потеряли свои социальные связи уже, да, то есть они не могут, за ними надо ухаживать. Я согласен с тем, что там медицинская составляющая очень маленькая. Но все же государство должно, это ее социальный долг, создать тогда социальные службы и передать. Этого всего не было предусмотрено».

Максим Степанов о психиатрических больницах, 07/05/20 (15:24-16:08)

Специализированные психиатрические заведения являются коммунальными предприятиями. Поэтому решение об их закрытии или незакрытии могут принимать только местные власти. В частности, местные власти могут перепрофилировать больницу на заведение социальной поддержки. Социальные службы работают уже более 20 лет, и финансируются именно местными бюджетами. Итак, государство не должно их создавать. Хотя, конечно, никто не запрещает предоставление им субвенции из госбюджета.

В психиатрических больницах сейчас действительно находится около 20 000 человек — последние данные доступны по 2018, но они соответствуют словам министра.

Однако в украинской экспертной среде в последние годы идет дискуссия — действительно ли все эти люди должны находиться в психиатрических учреждениях. Как объясняет руководитель ГУ «Центр психического здоровья и мониторинга наркотиков и алкоголя МЗ Украины» Сергей Шум, в подавляющем большинстве случаев людям с психиатрическими расстройствами можно оказывать помощь амбулаторно, а стационарная помощь не должна быть длительной и может предоставляться (и уже предоставляется) в специализированных отделениях многопрофильных больниц. Учреждения, где содержатся общественно опасные пациенты, будут финансироваться за счет медицинской субвенции. Остальные учреждения совместно с местными органами власти должны пересмотреть свои управленческие подходы и подходы к лечению.

Справка. Главный врач Закарпатской областной психиатрической больницы в с. Вильшаны Ирина Липчей-Семенишин неоднократно заявляла, что часто психиатрические учреждения используют как общежитие для людей, не имеющих социальной защиты, но не требуют соответствующей медицинской помощи. Или же больных отказывались забирать из больницы их семьи. Бывало, что человека с социальными проблемами в больницу просто «подбрасывают», рассказывала врач. Такие люди — это сфера ответственности Минсоцполитики и социальных служб, а не Минздрава.

Медицинская реформа только о деньгах?

Другая критика медицинской реформы, которая прозвучала от Бориса Тодурова и Ольги Голубовской была в том, что в медреформе нет ничего о пациенте — только о финансировании. Впрочем, это не так.

НЕПРАВДА

«Какие деньги идут за пациентом? 10% идут по пациентом? А 90% с завтрашнего дня пациенту нужно будет платить и вы называете это реформой?»

Борис Тодуров о медреформе, 07/05/2020 (47:46-47:56)

Принцип «деньги следуют за пациентом» сейчас на 100% работает в первичном звене медицины. Во вторичном и третичном звеньях государство в соответствии с Программой государственных гарантий полностью финансирует все услуги, которые входят в гарантированный пакет.

НЕПРАВДА

«Если вы послушаете реформаторов предыдущих – ни слова о пациенте вообще не звучит. Речь идет только о деньгах».

Ольга Голубовская о медреформе, 07/05/2020 (01:10:06-01:10:17)

Один из принципов медицинской реформы — «деньги ходят за пациентом». То есть в центре внимания не медицинское учреждение, а именно пациент и его решения.

Пациент может выбирать, с каким врачом подписать декларацию. Чем лучше услуги будет предоставлять врач, тем больше пациентов будут обращаться к нему за помощью. Следовательно, только при качественном лечении пациентов больница или врач получит деньги.

НСЗУ выставляет заниженные тарифы и невозможные требования к больницам?

О заниженных тарифах часто говорит сам Борис Тодуров. В этот раз на эфире он повторил те же манипулятивные тезисы, которые мы уже неоднократно опровергали.

МАНИПУЛЯЦИЯ

«Более того, те тарифы, по которым сегодня нам платят, для примера, чтобы вы понимали. Вот нам за операцию на сердце – на открытом сердце с искусственным кровообращением – НСЗУ готово платить 22600 грн. Это в 10 раз меньше, чем себестоимость этой операции».

Борис Тодуров о тарифах на медицинские услуги, 07/05/2020 (46:45-47:01)

Во-первых, в постановлении Кабмина (страница 6) прямым текстом указано, что в тариф НЕ включена стоимость лекарственных средств, медицинских изделий и расходных материалов. Они закупаются по отдельным бюджетным программам.

Во-вторых, представители института Амосова считают, что стоимость такой операции около 100-120 тысяч гривен (а не 226, как утверждает Тодуров) — это стоимость ВКЛЮЧАЯ стоимость лекарственных средств, медицинских изделий и расходных материалов, которое обеспечивает государство, а не больница или пациент.

НЕПРАВДА

«Но при этом НСЗУ выставило такие тарифы и такие условия заключения договоров, что половина больниц не заключила эти контракты».

Борис Тодуров о договорах з НСЗУ, 07/05/2020 (46:35-46:44)

Чтобы получить финансирование от НСЗУ, учреждение должно быть автономизированным (превращенным в Коммунальное некоммерческое предприятие), иметь действующую лицензию, быть подключенным к системе e-Health и подписать договор с Национальной службой здоровья. Договоры НСЗУ заключает со всеми учреждениями, которые отвечают требованиям, утвержденным Постановлением КМУ, и это не такие требования, как называет Тодуров.

По состоянию на 1 апреля 90% больниц (1524) заключили договоры с НСЗУ. На 8 мая их было уже 1684, то есть более 99%.

НЕПРАВДА

«Что произошло на самом деле. Был принят закон о так называемой автономизации медицинских учреждения, который вывел из под защиты конституции все лечебные учреждения, которые 49-ой статьей, которым гарантировалось 2 статьи защищенные бюджета – это зарплата и коммунальные услуги. И на сегодня в этих клиниках, которые работали до последнего времени, это было 80-90% всего их бюджета. Как только они стали казенными предприятиями в прошлом году все поголовно, в результате этой автономизации, государство уже ничего им не должно. Наши вот эти вот реформаторы говорят: вы теперь сами должны заработать и на зарплаты, и на коммунальные услуги. Заработать – вы будете работать через НСЗУ».

Борис Тодуров о медреформе, 07/05/2020 (45:45-46:34)

Во-первых, в 49 статье Конституции не говорится о том, что медицинским учреждениям гарантируется выплата зарплаты и коммунальных услуг из бюджета. Нет этого и в толковании статьи Конституционным судом с 2002 года.

Во-вторых, автономизация не отменяет государственное финансирование больниц. Но она открывает для больниц возможности получать средства не только из бюджета, но и из других источников (например, платные услуги).

С 2020 года медучреждения вторичного и третичного звена будут переходить на новую модель финансирования. Больницы начнут получать финансирование в зависимости от объема предоставленных услуг согласно договору, который они будут заключать с НСЗУ. Стоимость услуг будет определяться в соответствии с тарифом оказания медицинских услуг. Это — более эффективный механизм распределения государственных средств, чем финансирование «койко-мест» и пустых помещений.

Максим Степанов также считает, что тарифы НСЗУ на медицинские услуги занижены. Впрочем, во время критики тарифов НСЗУ не стоит забывать, что в них не учтены расходы на лекарства и другие материалы.

МАНИПУЛЯЦИЯ

«Вот у меня простой вопрос: как так случилось, что эти тарифы рассчитывали не профессионалы отрасли, не врачи, а рассчитывали какие-то специалисты? Как так случилось, что при расчете этих тарифов, например, тот же инфаркт или инсульт рассчитан в два раза меньше, чем он реально стоит?»

Максим Степанов о тарифах на медицинские услуги, 07/05/20 (17:45-18:09)

Тариф на медицинские услуги за пролеченный случай инфаркта — 16 тыс. грн (глава 5), инсульта — 19,332 тыс. грн (глава 4). В тариф НЕ включена стоимость лекарственных средств, медицинских изделий и расходных материалов, о чем говорится в постановлении Кабмина (страница 6). Эти лекарственные средства закупаются по отдельным государственным программам.

Мы не знакомы с расчетами, на которые ссылается господин министр, утверждая, что тариф НСЗУ вдвое меньше реальной стоимости инфаркта или инсульта. Но тарифы НСЗУ рассчитывались с привлечением специалистов ВОЗ и Всемирного банка с учетом мировой практики. Об экономической выгоде тарифов НСЗУ свидетельствует факт подписания частными учреждениями договоров с НСЗУ по этим направлениям.

Что же будет с медреформой?

К концу эфира так четко и не стало понятно — что же с медицинской реформой будет происходить дальше? Ведь нынешний министр Максим Степанов в вопросах продолжения реформы противоречил сам себе.

К примеру, в начале и в конце эфира он подчеркивал, что закрывать медицинские учреждения нельзя ни в коем случае, но между этим сказал, что медицинские учреждения в нынешнем количестве не нужны. Или же общая идея об остановке медреформы пересекалась с тезисами о ее «переосмыслении». Несколько таких цитат приводим ниже.

«Ну, во-первых, мы не приостанавливаем реформу. Мы… Это не может быть ни в коем случае. Основные вещи, которые будут происходить: любое финансирование будет исключительно через Национальную службу здоровья. И это даже не обсуждается, никакого возвращения к медицинской субвенции уже не будет, потому что это хороший путь и он должен быть. Финансирование первичного звена остается таким же, как было в прошлом году. Финансирование будет идти через договоры, то есть по тарифам».

Максим Степанов о медреформе, 07/05/2020 (01:46:08-01:46:40)

«Мы говорим о существовании определенных медицинских учреждений, да, конечно в том объеме, в котором они существовали, в таком количестве, например, отделений, они, видимо, не нужны. Но с учетом того, тех корректировок, которые внес коронавирус».

Максим Степанов о медреформе, 07/05/2020 (01:49:13-01:49:30)

«Именно для этого мы и собираемся внести первое, определенное переосмысление медицинскую реформу, чтобы мы не допускали закрытия медицинских учреждений, у нас был период, чтобы мы их модернизировали, чтобы мы сделали, не закрывали бездумно, не увольняли всех, а наши пациенты, маленькие пациенты не оставались без оказания медицинской помощи».

Максим Степанов о санаторном лечении в медреформе, 07/05/2020 (02: 38: 24-02: 38: 46)

БОНУС: Манипуляции от ведущей

Ведущая «Право на власть» Наталья Мосейчук постоянно призывала гостей студии не ссориться и все же конструктивно обсуждать проблемы медицинской реформы.

Но вместо того, чтобы дать возможность всем сторонам объяснить, что делать с реформированием медицины, Мосейчук специально переводила обсуждения только в выгодное для одной стороны русло. Или умышленно обвиняла защитников медреформы. Вот лишь несколько примеров.

Мосейчук: «(В ответ на комментарий Стефанишиной о 8 млн состояний Тодурова) Я не буду сейчас лезть в карман Тодурова и спрашивать, ану отчитайся за каждый там почасовой свой труд. Если не дай Бог с вашими родственниками-то случится, вы у кого захотите оперироваться?»

Кто-то из гостей: «У Супрун»

Мосейчук: «У Тодурова».

Тодуров: «У Супрун пусть оперируется».

Мосейчук: «Борис Михайлович, вы же прекрасно понимаете, что у вас золотые руки».

Диалог, 07/05/20 (53:38-53:58)

Мосейчук: «Вы законодатели, вы сделайте. Чего Степанов это должен делать? Степанов сказал, я найду деньги <…> Вы с него спросите, когда он их не найдет. <…> Вы думаете, что он (Степанов — ред.) Камикадзе? Он пообещал, что он повысит зарплаты медикам. Вы думаете, что он их…»

Стефанишина: «Я пока этого не вижу».

Мосейчук: «Слушайте, человек месяц на должности. Супрун была и.о. министра сколько лет?»

Стефанишина: «А чего месяц на должности? Давайте разберемся».

Мосейчук: «Нет, давайте не будем разбираться, не в этом эфире».

Диалог, 07/05/20 (2:01:49-2:02:26)

«Инесса Шевченко из Днепра, почему она голодала? Потому что если в этой стране голодают врачи, а она не единственная, сейчас еще один врач голодает — и это единственная форма протеста уже у врачей. Это же не нормально. А вы сейчас будете меряться, сколько Степанов на должности…»

Наталья Мосейчук, 07/05/20 (2:02:40-2:02:26)

«Предшественники-реформаторы пришли и почему им была не интересна эта отрасль, туберкулезники им не были интересны, ВИЧ им не было интересно им, понимаете, онко».

Наталья Мосейчук, 07/05/20 (2: 04: 05-2: 02: 26)

«Госпожа Оля (до Стефанишиной — ред.) Давайте мы будем смотреть в свои глаза так же. Я вас очень прошу, не оскорбляйте, не лгите, не говорите этого. Мы уже все заврались, мы уже все закрутились и запутались».

Наталья Мосейчук, 07/05/20 (2:04:58-2:05:10)

Авторы
  • Светлана Слипченко, Заместительница руководителя «Вокс Чек», руководительница направления проверки фактов
  • Анастасия Иванцова, Руководительница направления повышения осведомленности населения «Вокс Чек»

Предостережение

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны