От имени народа. Почему Украина срочно нуждается в реформе избирательной системы

Пропорциональная система с открытыми партийными списками создаст стимулы для формирования партий, основанных на идеях, а не на личностях

Автор:

Пропорциональная избирательная система с открытыми партийными списками повысит политическую вовлеченность, а также поможет решить другую серьезную проблему украинской политики – отсутствие партий, основанных на идеях.

Пропорциональная избирательная система более инклюзивная, чем система одномандатных округов, то есть она оставляет в стороне меньше избирателей. В то же время открытые партийные списки будут предотвращать торговлю местами в избирательном бюллетене. Они будут создавать стимулы для привлечения тех, у кого уже есть поддержка людей на местном уровне. В результате могут появиться политические партии, сконцентрированные вокруг идей, а не отдельных лиц. Поэтому мы считаем, что в Украине нужно внедрить пропорциональную избирательную систему с открытыми списками.

Теоретические моменты

Центральным элементом представительной демократии является парламент. Он принимает законодательство, то есть «правила игры», которых должно придерживаться общество.

Во многих странах парламент также назначает исполнительную ветвь власти (правительство). Таким образом парламентские выборы фактически определяют направление движения страны в последующие несколько лет, а их результат влияет на всех граждан, независимо от того, за кого они голосовали и голосовали ли вообще. Вместе с тем на результат выборов влияют не только предпочтения и убеждения людей, но и дизайн избирательной системы [1].

Ярким примером этого являются последние выборы в США, где Клинтон набрала почти на 3 миллиона больше голосов, но все равно проиграла Трампу.

Очевидно, что не существует идеальной избирательной системы – каждая имеет свои преимущества и недостатки. Чаще всего в литературе вспоминают баланс между репрезентативностью и подотчетностью. Пропорциональная система (когда избиратели отдают свои голоса той партии, чьи идеи или программу они поддерживают) является более репрезентативной. Тогда как мажоритарная система (когда избиратели определенного региона выбирают одного кандидата из списка) повышает подотчетность [2].

Действительно, «мажоритарка» позволяет избирателям легко увидеть, какой закон поддержал или не поддержал «их» депутат. Однако этот депутат может быть избран меньшинством избирателей округа [3].

От теории к реальности

На практике очень редко можно видеть чисто репрезентативные или чисто мажоритарные избирательные системы. Репрезентативные системы обычно имеют проходной барьер, который партия должна преодолеть, чтобы получить хотя бы одно место в парламенте. Таким образом, менее популярные партии остаются «за бортом». Голоса, отданные за эти партии, можно считать «потерянными». Это снижает репрезентативность, но в то же время упрощает для парламента формирование коалиции, назначение правительства и принятие необходимых законодательных актов.

Существуют также мажоритарные системы, в которых кандидаты явно ассоциируют себя с одной из политических партий (например, в Великобритании). В некоторых странах избирательная система смешанная. Например, недавно принятый избирательный закон в Италии предусматривает, что ⅓ мест в парламенте достанется депутатам, избранным в мажоритарных округах, а остальные места будут заполнены через голосование по партийным спискам.

Несколько десятков стран мира имеют избирательную систему с открытыми партийными списками. В такой системе избиратели не только выбирают партию, но и могут влиять на место кандидата в партийном списке, а следовательно и на вероятность избрания этого кандидата.

Все эти системы отличаются по своей открытости, то есть они имеют разные правила для определения того, каким образом кандидаты могут продвигаться вверх по партийному списку. Некоторые исследования [4] показывают, что система открытых списков приводит к большему удовлетворению избирателей, обусловленному более сильным ощущением справедливости.

Здесь необходимо сделать одно важное предостережение. Теоретические модели построены на двух предположениях. Первое – то, что политические партии являются «классическими» партиями, то есть основаны на определенном наборе идей. Следовательно, репрезентативность означает, что партия представляет определенное количество граждан, которые разделяют ее идеи и хотят видеть эти идеи на повестке дня национальной политики. Подотчетность основывается на предположении, что избиратели действительно интересуются тем, какие законы поддерживает депутат, избранный от их округа, и следят за его законотворческой деятельностью. Вместе с тем такая подотчетность необязательно является позитивом – ведь она создает стимулы для депутатов поддерживать популистские законопроекты, а не болезненные, но необходимые реформы.  

К сожалению, в Украине предположения, на которые опираются рассмотренные выше теории, не оправдываются. В нашей стране, в отличие от развитых демократий, существует очень мало «настоящих» партий (т.е. основанных на определенном наборе идей о развитии страны).

Украинские партии – это скорее политические проекты, управляемые людьми, которые хотят попасть в парламент для лоббирования определенных интересов [5].

Многие партии являются лишь пустыми «лицензиями», которые могут быть куплены заинтересованными лицами.

Так, по состоянию на 1 января 2019 года в Украине было зарегистрировано 352 партии, хотя только 3,5% украинцев (или около 1,2 миллиона человек старше 18 лет) были членами какой-либо политической партии. Из 29 партий, участвовавших в последних выборах в ноябре 2014 года, лишь 6 прошли в парламент.

К тому же мы сомневаемся, что большинство украинских избирателей внимательно следят за своими избранными депутатами [6] – иначе практика «засевания округов» перед выборами не была бы такой успешной.

Украинская избирательная система: историческая перспектива

Украина несколько раз меняла избирательную систему – от полностью мажоритарной до полностью пропорциональной и до полупропорциональной.  

В 1993 году была принята полностью мажоритарная система. В 1997 году избирательную систему заменили на смешанную – 50% депутатов избирались по одномандатным округам и 50% по партийным спискам. Выборы 2006 года и досрочные выборы 2007 года были проведены по полностью пропорциональной системе, а в 2010 году состоялось возвращение к смешанной избирательной системе. Таким образом, с 1991 года Украина выбирала свой парламент один раз по полностью мажоритарной системе (1994), дважды по полностью пропорциональной (2006, 2007) и четыре раза по системе 50/50 (1998, 2002, 2012, 2014).

Избирательный барьер также менялся: в 1998 и 2002 годах он составлял 4%, во время выборов 2006 и 2007 годов – 3%, а с 2012 года он составляет 5%.

Сегодня мажоритарная часть избирательной системы напоминает британскую систему, то есть кандидат может баллотироваться от политической партии, но также может быть самовыдвиженцем.

После парламентских выборов 2014 года многие политические игроки заявили о необходимости корректировки избирательной системы, чтобы сделать ее более репрезентативной. Так, в 2014 году Президент Украины призвал перейти к пропорциональной избирательной системе с открытыми списками. Такое же положение было включено в коалиционное соглашение. Соответствующий проект нового Избирательного кодекса был подан в парламент в 2015 году и принят в первом чтении в 2017 году.

Недостатки действующей избирательной системы Украины

Начиная с 2010 года в Украине действует смешанная избирательная система, при которой половина из 450 парламентариев избирается по пропорциональной системе с закрытыми партийными списками и 5% проходным барьером, а вторая половина – по мажоритарной системе (см. экскурс в историю во Врезке 1).

Мы считаем, что на современном этапе демократического развития Украины такая система слабо соответствует потребностям нашего государства из-за важных недостатков как пропорциональной, так и мажоритарной составляющей.

Хорошо обеспечивая представительство избирателей, пропорциональная составляющая с закрытыми партийными списками одновременно создает условия для политической торговли.

Поскольку украинские партии часто объединяются не вокруг ценностей, а вокруг своих лидеров, пропорциональная система с «закрытыми» списками позволяет партийным лидерам торговать местами в списках, а следовательно и мандатами. Депутаты, которые «купили свое место» в парламенте, скорее сосредоточатся на собственной повестке дня (пытаясь «вернуть» свои взносы), чем на разработке политики, предусмотренной партийной программой. Часто такие депутаты не голосуют [7] вместе со своей партией или вообще покидают фракцию. В течение 2000-х годов переходы между партиями стали настолько распространенным явлением, что в украинской политике даже появился специальный термин – «тушки» – для обозначения партийных перебежчиков. И хотя сегодня официальная смена партии проблематична, поскольку перебежчик может потерять мандат, торговля и обмен голосами все еще практикуются.

Однако еще большие недостатки связаны с мажоритарной составляющей. Кандидаты в одномандатных округах очень часто сосредотачиваются не на решении системных проблем их региона или страны, а пытаются «подкупить» избирателей – путем, например, установки лавочек в парках или детских площадок, раздачей «гречки» или денег непосредственно перед выборами или с помощью направления государственных субсидий в свои округи и перерезания ленточек на объектах, построенных за средства госбюджета. Следовательно, кандидат с высшим финансированием или лучшими связями в центральном правительстве имеет больше шансов на победу, после которой будет иметь возможность использовать свое место в парламенте, чтобы «вернуть» деньги, потраченные на выборы. Иногда непонятно, к какой парламентской фракции этот кандидат присоединится в случае избрания.

Кроме того, влиятельные кандидаты в одномандатных округах могут иметь административное влияние на членов местных избирательных комиссий, которые часто являются бюджетниками (учителями, библиотекарями и т.д.), что повышает вероятность нарушений во время выборов в пользу таких кандидатов.

Наконец, ключевой аргумент, который использовался при введении мажоритарной составляющей избирательной системы, больше не действителен. Мажоритарная часть была включена в избирательную систему для того, чтобы «предоставить голос регионам». В частности, проводились аналогии с Сенатом США. Действительно, люди привыкли жаловаться «своим» депутатам на местные проблемы, а эти депутаты в свою очередь лоббировали дополнительное бюджетное финансирование соответствующих округов. Однако с разворачиванием децентрализации с начала 2014 года регионы стали менее зависимыми от центрального правительства, а местные органы власти получили больше как ресурсов, так и полномочий для решения местных проблем (школы, дороги и т.п.). Это позволяет парламенту сосредоточиться на общенациональных вопросах. Это также закладывает условия для «органичного» роста политических лидеров – с местного до национального уровня.

Итак, действующая система поощряет торговлю местами в парламенте. При ней очень сложно войти в политику без значительных инвестиций, тесных связей с нынешними игроками или спонсорской поддержки. Очевидно, что депутаты, которые тем или иным способом оплатили свой путь в парламент, будут представлять интересы не своих избирателей, а тех людей, которые предоставили им ресурсы для покрытия «вступительного взноса».

Какая система лучше подошла бы Украине?

Каковы желаемые черты избирательной системы, кроме репрезентативности, подотчетности и эффективности правительства, оговоренных выше? Простота для избирателей является полезной. Однако в современной Украине, пожалуй, самым важным является создание стимулов для формирования партий, основанных на идеях, а не на личностях. Мы считаем, что полностью пропорциональная система с открытыми партийными списками лучше всего подходит для этой цели.

К тому же она сохраняет преимущества действующей смешанной системы и позволяет избавиться от ее главных недостатков.

Во-первых, пропорциональная система с открытыми партийными списками повышает репрезентативность. На примере выборов 2014 года мы демонстрируем во Врезке 2, что количество «потерянных» голосов при полностью пропорциональной системе снизилось бы с фактических 43% до 27%. В то же время когда избиратель может выбрать не только партию, но и ее конкретного представителя, у партий появляется стимул продвигать популярных кандидатов (тех, кто хорошо работал для своих общин на должности в местных органах власти или в неправительственном секторе), а не тех кандидатов, которые заплатили лидеру партии своей лояльностью или деньгами.

Во-вторых, такая система сохраняет подотчетность депутатов, присущую мажоритарке. Избиратели так же будут иметь возможность следить за законодательной и другой деятельностью парламентария, избранного от их региона. Однако, зная заранее партию, к которой принадлежит этот кандидат, избиратели смогут сформировать ожидания относительно повестки дня, которую он будет поддерживать в случае избрания. Это снизит стимулы для парламентария голосовать за популистские законы, чтобы переизбраться.

Наконец, система с открытыми списками создаст стимулы для партий привлекать местных политиков или общественных активистов, популярных в данном регионе. В свою очередь эти люди будут заинтересованы в том, чтобы продвигать не только самих себя, но и свои партии. Такая синергия снизит «плату за вход» из местной в национальную политику и создаст конкуренцию внутри партий. Внутрипартийная конкуренция требует более сильного фундамента для партии – идей, а не личности, так как при наличии внутрипартийной конкуренции лидера партии можно сменить. Она также повысит институциональное качество и устойчивость партий.

К тому же, если человек ассоциируется с определенной партией и публично поддерживает ее идеи, переход в другую партию повредит репутации этого человека и снизит вероятность, что его возьмет к себе какая-либо другая партия. Поэтому мы ожидаем снижения переходов между партиями после внедрения такой избирательной системы.

На самом деле, Украина уже экспериментирует с модификацией системы с открытыми списками. Во время выборов в местные (городские, районные, областные) советы политические партии должны выдвигать не более одного кандидата на каждый избирательный округ. Это напоминает британскую систему (только без самовыдвижения), которую можно считать предельным случаем пропорциональной системы с открытыми списками – с одним кандидатом в партийном списке в каждом регионе.

На последних местных выборах были случаи успешного сотрудничества партий с местными активистами для получения представительства в местных советах. Например, рассмотрим выборы в Ирпене Киевской области. На последних выборах в горсовет в 2015 году партия «Свобода» привлекла местных активистов, уважаемых обществом, и смогла получить 4 из 36 мест (11%) в городском совете, тогда как ее основная избирательная база находится на западе Украины, и во время парламентских выборов 2014 года партия получила 6,25% голосов в избирательном округе №95, к которому принадлежит Ирпень. Таким образом партия улучшила свой имидж в регионе, тогда как активисты получили от партии организационную поддержку своей деятельности. Именно такую ​​синергию мы ожидаем увидеть после внедрения пропорциональной избирательной системы с открытыми списками.

Анализ «потерянных» голосов во время парламентских выборов 2014 года

Анализ данных выборов 2014 года показывает, что доля потерянных голосов в пропорциональной части системы значительно меньше, чем в мажоритарной (мы определяем как «потерянные» голоса, отданные в поддержку партии или кандидата, которые не победили). В том году проголосовало 15,8 миллионов человек. В 198 [8] избирательных округах около 5,5 млн голосов было отдано в поддержку кандидатов, которые победили, и 9,7 млн ​​голосов (61% проголосовавших) получили те, кто проиграл. В пропорциональной части системы только 3,5 млн голосов (22%) были потеряны. Одной из причин этого является принцип «победитель получает все», который действует в мажоритарке, тогда как в пропорциональной системе все избиратели, чьи партии преодолели проходной барьер, получают представительство в парламенте.

К тому же 84% (166 из 198) депутатов-мажоритарщиков попали в парламент получив менее 50% голосов в своих округах. В 37 округах победители получили менее 25% голосов, поэтому их можно смело назвать кандидатами меньшинства.

Чтобы облегчить восприятие, представляем наши рассуждения в таблице 1. Обратите внимание, что действующая избирательная система неявно предполагает, что каждый избиратель отдает ½ своего голоса партии, а вторую половину – кандидату от одномандатного округа. При действующей системе теряется 43% голосов (22% в пропорциональной части и 61% в мажоритарной – колонка 3).

Если бы последние выборы проводились по полностью пропорциональной системе, то при прочих равных условиях их результаты повторяли бы результаты первой колонки таблицы, то есть было бы потеряно 22% голосов.

Однако на последних выборах 2,6 млн голосов было отдано 96 кандидатам-самовыдвиженцам, которые победили. Вероятно, при полностью пропорциональной системе большинство из этих кандидатов присоединились бы к существующим партиям. Но представим крайний случай, когда ни один из этих кандидатов не участвует в выборах, и 2,6 миллиона их сторонников тоже остаются дома. В этом случае будет потеряно 26,7% голосов (колонка 4 таблицы), что все равно меньше, чем 43% потерянных в действующей системе.

Таблица 1. Сравнение долей потерянных голосов по разным избирательным системам

Пропорциональная часть системы (50% парламента) Одномандатная часть системы (50% парламента) Всего (50% пропорциональная и 50% одномандатная) 100-процентная пропорциональная система (гипотетически)
1 2 3 4
голоса, отданные за кандидатов или партии, которые победили, млн 12,2 5,5 (12,2+5,5)*0,5=8,85 12,2-2,6=9,6
«потерянные» голоса (отданные за кандидатов или партии, которые не прошли в парламент), млн 3,5 9,7 (9,7+3,5)*0,5=6,6 3,5
общее количество голосов 15,7 15,2 15,45 13,1
доля «потерянных» голосов, % от общего количества голосов 22% 61% 43% 26,7%

 

Последние изменения в социальных сетях дают дополнительный аргумент в пользу полностью пропорциональной системы. Около двадцати лет назад уровень распространения Интернета был низким, а внутрирегиональные связи – чрезвычайно мощными и важными. Сегодня многие люди имеют гораздо более прочные межрегиональные связи. В доинтернетную эпоху люди преимущественно общались с друзьями, которые живут по соседству, но теперь они часто проводят больше времени, общаясь в социальных сетях с людьми, которые находятся в сотнях километров от них. Поэтому сегодня многие люди имеют больше общего со своим сообществом в социальной сети, чем со своими соседями. Такие люди скорее выберут в парламент кандидата, который будет представлять их facebook-сообщество (что возможно при пропорциональной избирательной системе), чем того, кто обещает защищать интересы их региона перед центральным правительством.

Гипотетический пример. Если 10% избирателей сильно географически рассредоточены (скажем, 0,4% из них проживает в каждом из 25 регионов Украины), но имеют общие ценности, то политическая партия, которая представляет эти ценности, получила бы 10% парламентских мест по пропорциональной системе и ноль по мажоритарной.

Заключительные замечания

Существующие пропорциональные системы с открытыми списками имеют различный дизайн. Они отличаются по количеству кандидатов, которых избиратель может выбрать из партийного списка, по доле голосов, которую должен получить кандидат, чтобы продвинуться вверх по этому списку, и по другим параметрам. Дизайн избирательной системы, которая сегодня принята в первом чтении (Врезка 3), довольно прост. И хотя он отличается от системы, предложенной доктором Майерсоном в недавнем интервью, мы считаем, что такая система сможет создать стимулы для политических партий привлекать местных лидеров – тех мэров, глав ОТГ, районных и областных советов, общественных активистов, которые проявили себя и заслужили поддержку жителей соответствующих регионов, городов, ОТГ. Такое привлечение укрепит межпартийную конкуренцию. В то же время присутствие политиков, которые продвигают свою карьеру «с низов», будет способствовать внутрипартийной конкуренции. Это повысит общее качество политических партий в Украине.

Пропорциональная избирательная система с открытыми списками также повысит политическую инклюзию – меньше голосов будет потеряно, а интересы меньшинства будут лучше представлены в парламенте.

Конструкция избирательной системы, принятой в первом чтении

Самовыдвиженцев не будет, все кандидаты будут выдвигаться партиями. Все партии должны будут составить один национальный список кандидатов и 27 «региональных» списков, в которых будет не менее 5 человек. Регионы определены в законопроекте, и большинство из них совпадает с административными областями (кроме нескольких городских агломераций). Каждого кандидата можно будет включить только в один региональный список. Более того, в списке должно быть не менее 2 кандидатов одного пола для лучшего гендерного баланса.

Избиратель должен будет написать в бюллетене два числа – номер партии, которую он или она выбирает (эти номера присваиваются партиям посредством лотереи), и номер кандидата из регионального списка этой партии, которому он или она отдает предпочтение. Если избиратель не указывает номер кандидата, его голос засчитывается партии в целом. Если избиратель указывает только номер кандидата, бюллетень считается недействительным.

Партия может попасть в парламент, если она получит не менее 4% голосов по стране в целом. Дальнейшее распределение мест лучше продемонстрировать с помощью числового примера. Предположим, что проголосовало 20 миллионов человек. Партия А получила 10 миллионов голосов, партия В получила 8 миллионов голосов, партия С – 1 миллион голосов, а остальной 1 миллион голосов равномерно распределился между остальными 10 партиями. Тогда так называемая «квота» вычисляется так:

Q = [(10 млн + 8 млн + 1 млн)/450] = 42 222 голоса – это «цена» одного парламентского мандата.

Предположим, что в первом регионе за партию А отдали свои голоса 500 тысяч человек.

Тогда партия А получит [500 000/42 222] = 11 парламентских мест от этого региона.

Она также будет иметь (500 000 — 42 222*11) = 35 558 «остаточных» голосов в регионе 1.

11 мандатов будет предоставлено кандидатам, внесенным в региональный список этой партии в регионе 1. Если у партии А было более 11 кандидатов в этом регионе, то 11 кандидатов с наибольшим количеством голосов получат парламентские места. После этого они будут исключены из общенационального списка партии.

Аналогичным образом места будут распределены между всеми кандидатами из региональных списков партий А, В и С. После этого нераспределенные места, которые останутся, будут пропорционально разделены между тремя партиями. Предположим, что 430 мест были распределены на основе региональных партийных списков, и осталось 20 нераспределенных мест.

Тогда «остатки» голосов партий А, В и С суммируются по регионам (вспомните, что партия А имеет 35 558 «остаточных» голосов в первом регионе).

Предположим, что партия А имеет 300 тысяч «остаточных» голосов по всей стране, партия В – 100 тысяч, а партия С – 50 тысяч.

Тогда

Партия А получит [300 000/42 222] = 7 мест в парламенте (и остаток составит 0,1),

Партия В получит [100 000/42 222] = 2 места в парламенте (остаток 0,37),

Партия С получит [50 000/42 222] = 1 место в парламенте (остаток 0,18).

Таким образом, 10 из 20 мест будут распределены по этим формулам.

Остальные 10 мест будут распределены по одному, начиная с партии с наибольшим остатком. В нашем случае порядок распределения – ВСА, поэтому партия В получит 4 из последних 10 мест, а партии А и С получат по 3 места каждая. Кандидаты на эти «остаточные» места поступят из общенациональных списков партий.

P.S. Вероятно ли принятие новой избирательной системы?

Как правило, изменения избирательной системы обусловлены стремлением действующих парламентариев сохранить свою власть, а не усовершенствовать репрезентативность выборов. Рациональный депутат проголосует за избирательную систему, которая по меньшей мере не ухудшит его или ее шансы попасть в парламент следующего созыва. В нынешнем парламенте 51% депутатов, избранных по мажоритарным округам, выдвигались от какой-либо партии. Мы предполагаем, что они захотят повторить этот опыт и снова примут участие в выборах – либо от той же партии, либо от другой. Многие депутаты-самовыдвиженцы, вероятно, будут привлечены какими-либо партиями, которые будут оказывать им организационную поддержку во время кампании. Таким образом, несколько парадоксально мы рассчитываем, что большинство депутатов-мажоритарщиков поддержат реформу, потому что они могут выиграть от нее. Некоторые депутаты были привлечены партиями в 2014 году из рядов известных общественных активистов. Многие из них искренне поддерживают предложенную реформу. Они также, вероятно, выиграют от нее. В случае внедрения предложенной избирательной системы однозначно проиграют люди, включенные в партийные списки или за денежные взносы, или за их лояльность к партийным лидерам. Последние, скорее всего, также не поддержат изменения. В целом, шансы на принятие реформы довольно низкие, но не нулевые.

Авторы:

  • Александра Бетлий, Министерство финансов Украины
  • Елена Белан, Dragon Capital
  • Владимир Билоткач, Newcastle U
  • Тимофей Брик, KSE
  • Юрий Городниченко, UC Berkeley
  • Катерина Дронова, UC Berkeley
  • Александр Жолудь, НБУ
  • Зоя Милованова, VoxUkraine Law
  • Вероника Мовчан, IER
  • Олег Нивьевский, KSE
  • Елена Низалова, University of Kent
  • Денис Низалов, Global Land Alliance
  • Алекс Никольско-Ржевский, Lehigh University
  • Илона Сологуб, KSE
  • Александр Талавера, Университет Бирмингема
  • Наталия Шаповал, KSE
  • Дмитрий Яблоновский, Центр экономической стратегии

Примітки

[1] См. Майкл Даммит. Voting Procedures. Oxford University Press UK (1984) для обзора теорий голосования и результатов процедуры голосования. См. Миса Нисикава и Эрик Геррон “Mixed electoral rules’ impact on party systems”. Electoral Studies Volume 23, Issue 4, December 2004, стр. 753-768 для другой точки зрения. Для дальнейшей иллюстрации этого утверждения можно рассмотреть исследование Джоанны Миллер и Джона Кросника «The Impact of Candidate Name Order on Election Outcomes» The Public Opinion Quarterly Vol. 62, No. 3 (Autumn, 1998), стр. 291-330, где демонстрируется, что порядок кандидатов в списке влияет на результаты голосования.

[2] Джон М. Кейри и Саймон Хикс (2011) The Electoral Sweet Spot: Low-Magnitude Proportional Electoral Systems. American Journal of Political Science.

[3] Числовой пример для иллюстрации: допустим, в округе есть четыре кандидата. Кандидат А получает 30% голосов, кандидаты В и С получают по 25% голосов каждый, а кандидат D получает 20% голосов. В этом случае будет избран кандидат А, хотя 70% избирателей округа его не поддержали.

[4] Фаррелл, Дэвид М и Макаллистер, Иан. Voter satisfaction and electoral systems: Does preferential voting in candidate-centred systems make a difference? European Journal of Political Research (2006)

[5] Одна из причин такой ситуации – отсутствие законодательной базы для «цивилизованного» лоббирования, несмотря на многократные попытки ее внедрения. Но эта тема выходит за рамки данной статьи.

[6] Согласно опросу (слайды 18-20), 21% граждан что-то знают об обсуждении законопроектов, и только 8% из тех, кто что-то об этом знают, принимают участие в их обсуждении, тогда как 47% не принимают участия в таких обсуждениях и не заинтересованы в этом.

[7] На основе данных голосований VoxUkraine провел большой анализ «реальной» коалиции (в противовес формальной) в действующем украинском парламенте: апрель 2015, декабрь 2015, июль 2016, июль 2017.

[8] Обычно по мажоритарке избирается 225 депутатов, но на оккупированных территориях выборы не проводились.

VoxUkraine — уникальный контент, который стоит прочесть. Подписывайтесь на нашу e-mail рассылку, читайте нас в Facebook и Twitter, смотрите актуальные видео на YouTube.

Мы верим, что у слов есть сила, а идеи имеют определяющее влияние. VoxUkraine объединяет лучших экономистов и помогает им донести идеи до десятков тысяч соотечественников. Контент VoxUkraine бесплатный (и всегда будет бесплатным), мы не продаем рекламу, не занимаемся лоббизмом. Чтобы проводить больше исследований, создавать новые влиятельные проекты и публиковать много качественных статей нам нужны умные люди и деньги. Люди есть! Поддержать VoxUkraine. Вместе мы сделаем больше.


Sorry, Comments are closed!

Внимание

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны