Проклятие «крепкой руки»: почему украинцы не любят капитализм

Чтобы разрушить репутацию рыночной экономики в глазах населения, левые идеологии не обязательны. Достаточно коррупции и беззакония.

depositphotos / deniscristo

Автор:

В 2017 году треть украинцев поддерживала возврат к плановой экономике. Более 60% граждан считает, что приватизированную землю и крупные предприятия нужно обратно вернуть в собственность государства. За 20 лет существования рыночной экономики только 15% граждан доверяли частным предпринимателям. Хотя экономисты утверждают, что построение качественной модели рыночной экономики и демократии — единственный способ попасть в список успешных стран, общественное мнение этому не способствует. Как и риторика политиков, которые обещают усилить роль коррумпированного государства и отменить ряд воплощенных в предыдущие годы реформ. Чтобы этого не случилось, сторонники конструктивных изменений должны пересмотреть приоритеты. Без решения проблемы коррупции, путь Украины к экономическому успеху может остаться закрытым.

Рынок vs план: какую модель поддерживают украинцы

В 2016 году 37% граждан Украины поддерживали рыночную модель экономики. Почти столько же — 36% — отвечали, что поддерживают возвращение к плановой. За шесть лет количество последних выросло на 4 процентных пункта.

Источник: Life in Transition Survey. *Процент респондентов, поддерживающих рыночную экономику против плановой. За исключением тех, кто ответил: «Не имеет значения».

 

Если поддержка рыночной экономики в Украине соответствует средним показателям переходных стран, то с поддержкой демократии картина еще тревожнее. По 2010-2016 годы 42% граждан поддерживали демократию, но за то же время число сторонников авторитаризма возросло. В 2016 году 36% граждан высказывались за авторитаризм — это на 7 процентных пункта больше, чем в среднем для переходных стран, многие из которых являются авторитарными. Для сравнения, в странах Западной Европы сторонников авторитаризма более чем вдвое меньше, чем в Украине, а сторонников демократии — более чем вдвое больше.

Источник: Life in Transition Survey. *Процент респондентов, поддерживающих демократию против авторитаризма. За исключением тех, кто ответил: «Не имеет значения».

 

Отечественные опросы показывают схожую картину поддержки рыночной экономики. Хотя большинство украинцев выступает за сочетание государственного управления и рыночных методов в управлении экономикой, 31,5% все еще поддерживает возвращение к плановой системе с полным государственным контролем. Это почти столько же, как в начале 2000-х годов.

Источник: Институт социологии НАНУ, расчеты автора. *Процент от респондентов, определившихся с ответом

 

Политики отражают взгляды граждан

Вслед за взглядами значительной части граждан поведение украинских политиков также не способствует распространению рыночной экономики и демократии. Анализ VoxUkraine риторики основных кандидатов в президенты показывает, что практически все из них попадают в один идеологический спектр, в котором левая экономическая политика сочетается со значительной ролью государства в жизни граждан.

Отдельные кандидаты предлагают активно вмешиваться в экономику и отменить ряд реформ, воплощенных за последние годы. Одни распространяют идею «крепкой руки», которая решает проблемы общества, не считаясь с правами человека или демократическими ограничениями власти. Другие обещают щедрую соцпомощь без объяснения источников ее происхождения, поддержку национального производителя средствами налогоплательщиков, активное регулирование рынков и цен на отдельные товары.

Почему политики приходят с откровенно деструктивными предложениями, понять несложно. Как правило, они реагируют на стимулы, поступающие от различных групп интересов. Не в последнюю очередь — от рядового избирателя. Но почему сами граждане поддерживают расширение власти политиков и чиновников, осознавая, насколько те коррумпированы? Почему поддерживают расширение роли государства, ежедневно сталкиваясь с доказательствами его неэффективности? Почему выступают против рыночной экономики, имея мало оснований считать, что предыдущая (плановая) система была лучше?

Коррумпированный рынок хуже «сильной руки»

В 2010 году экономисты Рафаэль Ди Телла и Роберт МакКаллок опубликовали исследование: «Почему капитализм не приходит в бедные страны?». Они заметили, что за пределами группы стран ОЭСР левая риторика удивительно распространена. Идеи рыночной экономики сталкиваются с электоральным сопротивлением в странах, которые больше всего в них нуждаются. Граждане этих стран поддерживают высокие налоги, больше государственной собственности, интенсивнее вмешательство государства в экономику и регулирование бизнеса.

В постсоветских странах подозрение падало на советское прошлое с его политикой и идеологией. Но с проблемой непопулярности идей капитализма сталкиваются не только постсоциалистические страны. Ди Телла и МакКаллок показали, что дело может быть не только в масштабных идеологиях прошлого, но и в коррупции. Она может влиять на убеждения людей о том, справедливо ли работает система и стоит ли ее поддерживать.

Экономисты часто делают акцент на связи между чрезмерным регулированием бизнеса и коррупцией. Если государственное вмешательство в экономику слишком распространено и ничем не ограничено, его эффективность падает, а коррупция растет. Ди Телла и МакКаллок исследовали противоположную связь — от коррупции к регулированию. Они установили, что коррупция способна влиять на убеждения людей о том, должно ли государство вмешиваться в бизнес. Если граждане считают, что система коррумпирована и несправедлива, они снижают поддержку рыночной экономики и создают запрос на государственное вмешательство (Di Tella, MacCulloch 2009).

Исследование показало:

  • Рост коррупции на уровне страны, как правило, предшествует росту популярности левых партий на национальных выборах. Коррупция настраивает людей против рыночной экономики и сдерживает ее распространение.
  • Люди, которые считают коррупцию распространенной, находятся с левой стороны идеологического спектра и требуют больше государственной собственности в бизнесе и промышленности.
  • Если правовая система неэффективна в наказании за коррупцию, люди поддерживают более высокие налоги и государственное вмешательство в бизнес, даже если это означает экономические потери.

Какой логикой руководствуются граждане, учитывая, что увеличение роли коррумпированного государства создает еще больше возможностей для коррупции?

Нечестный бизнес наказывается регулированием

Дело в том, что при высокой коррупции граждане видят не только коррумпированных политиков, которые берут взятки, но и нечестных предпринимателей, которые дают взятки, чтобы получить лучшие возможности. Поэтому люди могут считать, что бизнесмены нечестные, не заслуживают свое богатство и не должны иметь свободу вести бизнес без надзора. Люди часто убеждены, что эту проблему нечестности должно решить именно государство путем дополнительного вмешательства, хотя экономисты предупреждают, что это может лишь ухудшить ситуацию.

По выводам Ди Теллы и МакКаллока, представления о распространенности коррупции коррелируют с распространением эмоции гнева среди населения. А регулирование, которое усложняет жизнь бизнесу, ослабляет эту связь. Это может означать, что избиратели злятся, когда видят бизнесменов, замешанных в коррупции. Поэтому они чаще голосуют за политиков, которые обещают жестче регулировать бизнес и снижают избирательные шансы про-рыночных партий.

В Украине 47% граждан считают, что большинство или все руководители предприятий замешаны в коррупции.

Источник: Life in Transition Survey

 

Поскольку коррупция влияет на то, в чьих интересах используется политическая власть, она становится символом неравных возможностей, показателем несправедливости системы и причиной политического недоверия. А падение доверия в свою очередь повышает запрос на политику вмешательства и перераспределения. Что усиливает рейтинги политиков, предлагающих таким способом восстановить справедливость.

В другом исследовании французский экономист Филипп Агион с соавторами показали, что высокое недоверие в обществе создает политический запрос на государственное регулирование. Если граждане меньше доверяют друг другу, бизнесу и политикам, они хотят больше государственного вмешательства, даже если понимают, что государство очень коррумпировано (Aghion et al. 2010).

Когда украинцев спрашивают, доверяют ли они соотечественникам, 50% отвечают, что преимущественно или полностью доверяют. Когда спрашивают о доверии к частным предпринимателям, полностью или частично доверяют лишь 17% (полностью доверяют 1,1%).

Источник: Институт социологии НАНУ, расчеты автора. *Данные о недоверии — это процент респондентов, ответивших «Не доверяю» / «обычно не доверяю», они взяты с минусом для наглядности.

 

Впрочем, недоверие к предпринимателям не обязательно означает, что граждане против частного бизнеса и не хотят иметь возможности им заниматься. Если украинцев  спрашивают, как они относятся к развитию частного бизнеса, 61% отвечают, что полностью или скорее поддерживают (2014 год). И только 15% относятся отрицательно. Если граждан спрашивают, важна ли для них возможность предпринимательской инициативы — создание частных предприятий, занятия бизнесом или фермерством — 63% граждан отвечают, что очень или скорее важна (2016 год). И только 14% отвечают, что не важна.

В своем исследовании о связи между недоверием и запросом на регулирование Филипп Агион с соавторами указывают на замкнутый порочный круг между коррупцией, недоверием и доминированием государства над бизнесом. В слишком коррумпированной и зарегулированной среде побеждают наиболее коррумпированные предприниматели, а моральные принципы, бизнес навыки и репутация почти ничего не стоят. Успех в значительной степени зависит от близости к чиновникам, поэтому бизнес не инвестирует в людей и репутацию, а граждане не доверяют бизнесу. В глазах граждан предприниматели, которые дают взятки, ничем не лучше чиновников, которые их берут. Граждане понимают, что коррумпированные предприниматели достигают успеха не благодаря таланту и труду, а благодаря привилегиям от чиновников. Поэтому они голосуют за государственное вмешательство, даже если знают, что государство очень неэффективное и коррумпированное.

Оба упомянутых исследования обращают внимание именно на убеждения граждан о распространенности коррупции, а не на распространенность коррупции как таковой. Именно коррупция как ее видят люди становится политической проблемой и создает запрос граждан на государственное вмешательство.

Согласно отчету МВФ о результатах двадцати пяти лет постсоветского перехода, оценка коррупции гражданами Украины значительно ухудшилась, и в 2013 году достигла самого низкого уровня среди всех рассмотренных постсоветских стран.

Источник:  IMF 2014, 25 Years of Transition

 

Коррупция снижает поддержку рыночных реформ

Коррупция может не только повышать привлекательность государственного вмешательства в экономику, но и снижать поддержку рыночных реформ. С начала 2000-х годов индекс восприятия коррупции в Украине стабильно рос, тогда как народная поддержка ряда рыночных реформ двигалась в обратном направлении.

Источник: Transparency International, Институт социологии НАНУ, расчеты автора. *Среднее арифметическое процента респондентов, поддерживающих передачу земли, малых и крупных предприятий в частную собственность.

 

При прочих равных, граждане с лучшими предпринимательскими способностями и высокой квалификацией больше поддерживают экономическую либерализацию. Те, кто не обладает полезными в условиях рыночной экономики навыками — меньше. Высокая коррупция аннулирует эту разницу. Чем больше государственная власть захвачена элитой и используется для получения частных выгод, тем меньше все группы населения поддерживают рыночные реформы. Даже те, кто мог бы получить наибольшие потенциальные выгоды от них (Denisova 2016).

Коррупция сигнализирует, что успех зависит не от труда и навыков, а система работает по другим — не меритократическим, правилам. Стимулы инвестировать в образование и квалификацию снижаются, как и стимулы поддерживать экономическую либерализацию.

Если богатство считается незаслуженным, граждане голосуют за перераспределение

Ощущение несправедливости системы убеждает граждан, что государство должно больше вмешиваться в перераспределение доходов. Если граждане верят, что доходы определяются индивидуальными усилиями, они поддерживают низкие налоги и низкий уровень перераспределения. В таком обществе люди мотивированы прилагать больше усилий, чтобы добиться успеха, а роль удачи ограничена. Если же люди считают, что богатство и успех зависит от удачи, происхождения, связей или коррупции, они склонны поддерживать более высокие налоги и перераспределение доходов (Alesina, Angeletos 2005).

В рамках опроса Life in Transition Survey граждан разных стран спрашивали, считают ли они, что доходы в стране должны распределяться более равномерно, или, наоборот, нужна большая разница в доходах для стимулирования конкуренции и личных усилий.

В результате, большинство украинцев склоняются влево — к поддержке большего «выравнивания» доходов. И с 2010 по 2016 год их процент заметно вырос. Если сравнивать с Германией, ответы большинства граждан концентрируются ближе к центру — то есть, граждане реже выступают за вмешательство в перераспределение доходов. И за 2010-2016 годы их позиция стала еще более умеренной.

Источник: Life in Transition Survey. *Как читать график:  Выше столбцы ближе к единице — больше граждан считают, что доходы в стране должны распределяться равномернее. Выше столбцы ближе к десяти — больше граждан считают, что нужна большая разница в доходах. Выше столбцы посредине — мнение граждан где-то посередине — ни за увеличение, ни за уменьшение неравенства.

 

Отечественные опросы показывают схожую картину. 91% украинцев отвечают, что для них важно или очень важно отсутствие значительного расслоения между богатыми и бедными.

Источник: Институт социологии НАНУ, расчеты автора. *Процент от респондентов, определившихся с ответом

 

Исследования показывают, что в вопросах распределения ресурсов для людей принципиально не равенство, а вопрос справедливости. Как в лабораторных условиях, так и в условиях реального мира люди чаще выбирают «справедливое неравенство», чем «несправедливое равенство» в стиле СССР. А несправедливым считается неравенство, с которым ассоциируется неблагоприятное социальное положение, бедность, нарушение демократических принципов, зависимость доходов от происхождения и статуса, а не от навыков и усилий. Именно «несправедливое неравенство» создает запрос на перераспределение среди обиженных несправедливостью людей (Starmans et al. 2017).

Высокий запрос на выравнивание доходов. Но еще больший — на выравнивание возможностей

Среди тех, кто определился с ответом, 97% граждан Украины отвечают, что для них важно или очень важно создание в обществе равных возможностей для всех.

Источник: Институт социологии НАНУ, расчеты автора. *Процент от респондентов, определившихся с ответом

 

С другой стороны, опросы показывают значительный запрос украинцев на верховенство закона. В вопросе, должны ли все без исключения следовать закону, могут ли по уважительным причинам его нарушать, граждане Украины более категоричны, чем граждане Германии.

Источник: Life in Transition Survey

 

Верховенство закона и борьба с коррупцией как шанс на завершение реформ

Для построения успешной рыночной экономики в Украине меры экономической либерализации важны, но недостаточны. Без реформ, меняющих несправедливый по мнению населения статус-кво, традиционные рыночные реформы, как и рыночная экономика в целом, лишь теряют поддержку.

Сопротивление изменениям зависит от их легитимности. При распространенной коррупции и слабых институтах стратегии, рассчитанные на продвижение только экономических реформ, имеют ограниченный успех. Хорошая институциональная среда, наоборот — позволяет равномернее распределить потенциальные выгоды. Поэтому граждане больше поддерживают про-рыночных политиков и рыночные реформы, если считают, что коррупции становится меньше (Denisova 2016).

Если люди верят, что коррупция сокращается — растет чувство справедливости, а с ним и доверие к правительствам. А когда вы доверяете органам власти, вы больше поддерживаете рыночную экономику и демократию. Это также касается непосредственного опыта с коррупцией. Если вы реже с ней сталкиваетесь, то больше доверяете органам власти. Убеждение о снижении коррупции увеличивает доверие к правительству даже если учитывать эффект личной безработицы и дохода. То есть когда речь идет о поддержке органов власти, вопрос коррупции более важен для граждан, чем их личное экономическое положение (Guriev 2017; Transition Report 2016-17).

В 2018 году 91% граждан Украины считает коррупцию серьезной проблемой. 61% опрошенных считают ее самой большой проблемой, мешающей развитию страны. Еще год назад так считали 44% граждан. В 2016 году 89% украинцев  ответили, что равенство всех граждан перед законом обеспечивается недостаточно. Пока эти проблемы не будут решаться в убедительный для большинства граждан способ, рыночная экономика, демократия и экономические реформы будут терять легитимность в глазах населения. А общество останется в ловушке низкого доверия, деструктивной политики и слабого экономического роста.

VoxUkraine — уникальный контент, который стоит прочесть. Подписывайтесь на нашу e-mail рассылку, читайте нас в Facebook и Twitter, смотрите актуальные видео на YouTube.

Мы верим, что у слов есть сила, а идеи имеют определяющее влияние. VoxUkraine объединяет лучших экономистов и помогает им донести идеи до десятков тысяч соотечественников. Контент VoxUkraine бесплатный (и всегда будет бесплатным), мы не продаем рекламу, не занимаемся лоббизмом. Чтобы проводить больше исследований, создавать новые влиятельные проекты и публиковать много качественных статей нам нужны умные люди и деньги. Люди есть! Поддержать VoxUkraine. Вместе мы сделаем больше.


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.