Реформированный рынок труда – более продуктивная экономика. Или нет? | VoxUkraine

Реформированный рынок труда – более продуктивная экономика. Или нет?

29 января 2020
FacebookTwitterTelegram
1367

Мы обнаружили, что изменение регулирования рынка труда является вторым по важности фактором роста производительности труда за период с 1995 по 2014 год. Относительно богатые страны получают от либерализации рынка труда больше, чем бедные страны. При этом дерегулирование рынка труда имеет большее влияние на рост экономики в странах с менее либерализованным рынком труда. Итак, страны с жестко регулируемым рынком труда получат от ослабления регулирования ощутимо больше.

Зачем анализировать реформы рынка труда

Реформа рынка труда состоит из нескольких компонентов, которые внедряются с целью улучшения условий на рынке труда. Некоторые реформы направлены на регулирование правил найма, увольнения и минимальной заработной платы. Другие регламентируют коллективные переговоры, рабочее время и стоимость увольнения работников или защиту тех, кто работает по срочным контрактам. Цели различных реформ могут сильно отличаться. Основная идея реформ заключается в том, что они оказывают положительное влияние на рынок труда. Важнейшая связь, о которой пишут исследователи, — это взаимосвязь между регулированием рынка труда и безработицей и уровнем экономической активности. Исследователи соглашаются, что повышение гибкости рынка труда ведет к увеличению как занятости, так и экономической активности.

Учитывая дизайн реформ рынка труда, такой результат ожидаем. Поскольку труд — необходимый фактор повышения национального богатства, важно также исследовать, как реформы рынка труда влияют на рост производительности труда. Регрессионный анализ дает неоднозначный ответ на этот вопрос. Этот тип анализа, однако, не показывает каналы, через которые регулирование рынка труда влияет на экономический рост, и поэтому может вводить в заблуждение. Бадуненко (2018), основываясь на работах Бассанини и Эккехарда (2002) и Ботеро, Дянкова, Ла Порта, Лопес-де-Силанес и Шлейфер (2004), приходит к выводу, что регулирование рынка труда повышает эффективность распределения ресурсов в экономике путем устройства работников на должности, которые лучше всего им подходят. Концептуально производительность труда распределяется на компоненты — изменение эффективности, технологические изменения, рост капиталоемкости, накопление человеческого капитала и изменение гибкости рынка труда. Это распределение позволяет количественно оценить влияние каждого отдельного компонента изменения регулирования рынка труда на рост производительности труда.

[Изменение] регулирования рынка труда

Данные

Анализ проводился за период с 1995 по 2014 годы для 52 стран, для которых доступны исчерпывающие данные про объем производства и использованных ресурсов, необходимые для оценки производственной функции. Данные о регулировании рынка труда взяты из Института Фрейзера (Gwartney, Lawson, and Hall, 2016). Индекс регулирования рынка труда колеблется от 0 до 10 и вычисляется как простое среднее значение шести компонентов: (i) правила найма и минимальной заработной платы, (ii) правила найма и увольнения с работы, (iii) централизованные коллективные переговоры, (iv) регулирования, (v) установленная стоимость увольнения работников и (vi) призыв на военную службу. Индекс измеряет, насколько гибок рынок труда, потому он получил название LMF (гибкость рынка труда). Чем ближе показатель к 0, тем жестче рынок. Более высокий показатель означает большую гибкость рынка труда. Эволюция индекса для отдельных стран показана на Рисунке 1.

Рисунок 1. Индекс регулирования рынка труда.

Источник: (Gwartney et al., 2016)

Рис. 1 освещает несколько моментов. Во-первых, США и Великобритания являются странами с наиболее либерализованным рынком труда. Во-вторых, рынки труда в 2014 году более либерализованы, чем в 1995 году. В-третьих, европейские страны уменьшали жесткость регулирования своих рынков труда, но в очень умеренном темпе. Наконец, в некоторых странах рынок труда вопреки общему тренду стал еще более регулируемым.

Индекс Института Фрейзера, как и другие индексы, можно критиковать. Анализ, сделанный на основе этого индекса, требует осторожного толкования. Поскольку индекс, получаемый путем агрегирования различных типов данных (вышеуказанные шесть компонентов получают как на основе результатов опроса, так и на основе данных статистики), содержит фоновый шум, также был выполнен анализ надежности с использованием индекса, который исключает призывную составляющую. В результате выводы не изменились: позитивные изменения на рынке труда способствуют увеличению производительности труда.

Влияние на рост производительности труда. Средний рост производительности труда за 1995-2014 гг. составлял 61,8% — это приблизительно 2,56% в год. В следующей таблице показаны обобщенные результаты анализа, где рост производительности раскладывается на пять компонентов:

  1. изменение эффективности или компонента «догоняния», которая показывает изменение относительных расстояний до «границы производственных возможностей» (production frontier) в 1995 и 2014 годах;
  2. технологические изменения или движение «границы производственных возможностей»;
  3. рост капиталоемкости или увеличение соотношения капитал-труд;
  4. накопление человеческого капитала или изменение индекса человеческого капитала; и
  5. изменение индекса гибкости рынка труда.

Поскольку распределение основывается на индексах, компоненты независимы от единиц измерения, а потому их можно сравнивать друг с другом по величине.

Таблица 1: Процентное влияние компонентов распределения на рост производительности труда

Единица измерения Влияние
  Изменение эффективности Технологические изменения Рост капиталоемкости Накопление человеческого капитала Изменение гибкости рынка труда
LMF  54.50  14.00  84.09  21.42  34.98
LMF2  45.02  8.40  85.35  20.95  30.33

Таблица 1 демонстрирует, что гибкость рынка труда, измеренная по индексу Института Фрейзера (LMF), способствовала росту производительности труда на 35%. При условии расчета на основе того же индекса, но без компонента призыва к срочной службе (LMF2), ее вклад составит 30%.

Удивительно, но причиной, по которой страны не достигли еще большего роста производительности, стала их несостоятельность «догнать» мировую границу производственных возможностей, которая с 1995 по 2014 год сместилась. За исследуемый период большей эффективности производства достигли только 4 страны: Украина, Россия, Иордания и Норвегия. Углубление капитала, безусловно, является главным фактором роста производительности труда. Это подтверждает выводы многих предыдущих исследователей, которые исследовали разные страны. Вторым важнейшим источником роста производительности труда является изменение гибкости рынка труда. Влияние накопления человеческого капитала является третьим по величине. Наконец, лишь несколько стран получили пользу от изменения технологий, поэтому оно на последнем месте по влиянию на производительность труда в целом. Самое главное, что результаты одинаковы для индексов гибкости рынка труда как из 5, так и из 6 компонентов.

Когда реформы дают наибольший эффект?

Первый вывод, который мы делаем на основе проведенного анализа — повышение гибкости рынка труда способствует экономическому росту. Вопрос заключается в том, насколько равномерен этот эффект, то есть все ли страны получают одинаковую пользу от реформ рынка труда. Чтобы ответить на вопрос, является ли реформирование рынка труда более выгодным для богатых стран, на Рисунке 2 мы показываем влияние изменения гибкости рынка труда на рост производительности труда с 1995 по 2014 год по сравнению с начальной производительностью труда, измеренной как объем продукции на одного работника в 1995 году.

Рисунок 2. Влияние LMFCH по сравнению с объемом производства на работника в 1995 г.

Примечания: Зеленая линия — это линия регрессии. Коэффициент наклона статистически значим на уровне 1%.

 

Изменение влияния, расположенное на вертикальной оси 1 на Рис. 2 означает нулевое влияние ((1-1)*100%). Значение выше 1 означает положительное влияние изменения гибкости рынка труда на производительность труда, а значение меньше 1 — отрицательное. Положительный и статистически значимый наклон регрессионной прямой на Рис. 2 является доказательством того, что страны, которые были более продуктивными в 1995 г., получили больше выгод от реформирования рынка труда, чем страны, которые были менее продуктивны в том же году.

Чтобы увидеть, получили ли позитивные последствия от изменения гибкости рынка труда страны с негибким рынком труда, Рисунок 3 демонстрирует влияние LMFCH на рост производительности труда в период с 1995 по 2014 годы по сравнению с начальным индексом гибкости рынка труда в 1995 году. 

Рисунок 3. Влияние изменения гибкости рынка труда (Labour Market Flexibility Change – LMFCH) на производительность труда по сравнению с индексом гибкости рынка труда в 1995 году.

Примечания: Зеленая линия — это линия регрессии. Коэффициент наклона статистически значим на уровне 1%.

 

Коэффициент наклона линии регрессии на рисунке 3 отрицательный и статистически значимый на всех обычных уровнях. Регрессия свидетельствует о том, что производительность труда в странах, где рынок труда был жестко зарегулирован, после реформ выросла больше, чем в странах, где рынок труда был сравнительно либеральным.

Реформирование рынка труда и экономический рост

Дискуссии о необходимости реформирования рынка труда идут уже давно. Обратите внимание, например, на обсуждение безработицы среди молодежи и реформ рынка труда после 2014 года. Выводы анализа в этой статье нужно интерпретировать напрямую, ведь исследовалась только одна связь: чем более гибок рынок труда, тем выше производительность. Однако у ослабления регулирования рынка труда как инструмента повышения производительности есть свои пределы, поскольку законодатели обычно преследуют разные социальные цели. Некоторые из этих целей выходят за рамки экономического роста, например, уменьшение бедности и неравенства или лучшее социальное обеспечение. Итак реформы, повышающие гибкость рынка труда, должны сопровождаться разработкой политик, которые помогли бы нуждающимся найти работу, или, если трудоустроить их невозможно, обеспечили им достойную жизнь.

Ссылки

Badunenko, Oleg “Labor Market Regulations and Growth,” in “The Political Economy of Structural Reforms in Europe,” Edited by Nauro F. Campos, Paul De Grauwe, and Yuemei Ji, Chapter 8, Oxford University Press, New York, 2018. Print ISBN-13: 9780198821878 DOI:10.1093/oso/9780198821878.001.0001

Bassanini, Andrea and Ernst, Ekkehard, “Labour market regulation, industrial relations and technological regimes: a tale of comparative advantage,” Industrial and Corporate Change, June 2002, 11(3), pp. 391–426.

Botero, Juan C., Djankov, Simeon, La Porta, Rafael, Lopez-de Silanes, Florencio and Shleifer, Andrei, “The Regulation of Labor,” Quarterly Journal of Economics, November 2004, 119(4), pp. 1339–382.

Gwartney, James, Lawson, Robert and Hall, Joshua, “2016 Economic Freedom Dataset, published in Economic Freedom of the World: 2016 Annual Report,” 2016, Publisher: Fraser Institute (http://dx.doi.org/10.1787/ 5jrql2q2jj7b-en).

Авторы

Предостережение

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан. 

Что читать дальше