Рынок является ключевым фактором в достижении энергетической независимости

Мы должны думать об энергетической независимости Украины как неотъемлемой части Европейской энергетической политики

ZN.ua

Автор:

Энергия лежит в основе отношений Россия-ЕС и Россия-Украина. Газовый спор, который начался в 2009 году и привел к 13-дневному перерыву в экспорте природного газа из России в страны ЕС, наконец заставил европейских политиков начать публично говорить об  уменьшении зависимости Европы от Российских поставок энергии.

Однако, следует заметить, что намного больше было сказан, нежели сделано в этом направлении. Сейчас этот вопрос снова на поверхности, поскольку очевидное пренебрежение международным правом и агрессия России против Украины вызвали новые опасения, что страна будет снова использовать энергию как «инструмент дипломатии»

Хорошая новость для Европы и Украины состоит в том, что в Европейской энергетической схеме  вскоре появится  новый игрок  — Соединенные Штаты. Текущий пик в добыче нефти и газа в этой стране превращает Соединенные Штаты в экспортера нефти. Скорее всего, американский газ появится в Европе как только для этого будет готова соответствующая  инфраструктура. Возможность увеличения поставок газа из стран Ближнего Востока также может изменить баланс в энергетическом секторе Европы. Мы полагаем, что:

-ЕС и Украина должны объединить свои силы для противостояния энергетическому шантажу со стороны России

-В краткосрочной перспективе, ЕС и Украина должны назначить единого представителя для переговоров с «Газпромом», и Европейская Комиссия должна играть лидирующую роль в этом процессе . Желательным решением была бы продажа российского газа на российско-украинской границе;

-В среднесрочной перспективе Европе следует активно проводить и поощрять исследования и разработки сланцевого газа. Это потребует достижения компромисса с нынешними защитниками окружающей среды на континенте;

-В долгосрочной перспективе, ЕС и Украина должны пересмотреть свою систему трубопроводов, и создать структуру, подобную той, которая существует в Соединенных Штатах. Конечной целью должно быть переформатирование  инфраструктуры последующего создания единого европейского рынка природного газа. На таком рынке взаимозаменяемость между поставщиками энергии была бы выше, что ограничило бы «Газпром» (или любую другую аналогичную организацию) в злоупотреблении рыночной властью;

-Украине следует активно использовать рыночные механизмы и стимулы для поощрения развития энергосберегающих технологий во всех секторах экономики.

Вы когда-нибудь задумывались, что позволяет России использовать поставки природного газа в качестве инструмента для шантажа ЕС и Украины? Конечно, ответ прост: ЕС «зависит» от российского газа – но лишь на четверть поставок. Если шире взглянуть на вопрос российского экспорта энергии, мы обнаружим одно странное явление. В то время, как энергия (газ, нефть и нефтепродукты) составляют около двух третей доходов от экспорта России, природный газ является источником лишь четверти доходов России от экспорта энергии, в то время как нефть и нефтепродукты охватывают оставшиеся три четверти. Почему тогда мы не слышим о том, что Россия  использует нефть и нефтепродукты в качестве своего энергетического оружия?

Ответ на вопрос в том, что существует хорошо развитый глобальный рынок  нефти и нефтепродуктов, и ничего похожего не существует для природного газа. Мы используем термин «рынок» здесь в несколько узком смысле, ссылаясь на способность покупателя продать другому клиенту и способность продавца купить у другого поставщика в случае, если не оправдываются ожидания от существующих партнеров. Мы убеждены в том, что долгосрочное урегулирование нынешней ситуации на европейском рынке природного газа должно предполагать создание структуры (инфраструктуры и институтов),  которые будут способствовать лучшей взаимозаменяемости между поставщиками природного газа для всех потребителей на континенте. Эта структура существует в Соединенных Штатах Америки, и мы считаем, что Европа может почерпнуть многое для себя из этого опыта. Более того, контракт,  недавно подписанный со Statoil, свидетельствует о том, что даже существующая инфраструктура трубопроводов в Европе уже позволяет возможность замены до некоторой степени.

Однако, это долгосрочное решение, которое потребует как значительных инвестиций в инфраструктуру для осуществления новых поставок (например, СПГ из США), так и реструктуризации транспортных сетей для облегчения взаимозаменяемости поставщиков и потребителей.

В то же время можно сделать определенные шаги в борьбе с российским энергетическим шантажом уже сейчас. Часть проблем Европы,  связанных с природным газом заключается в том, что разные страны в разной степени зависят от поставок российского газа. В целом, зависимость России от Европейского союза значительно превышает зависимость ЕС от России, в том числе в энергетическом секторе (например, если ЕС решит остановить покупки газа в России, ей будет трудно перенаправить его на другие рынки). Однако, отдельные страны зависят от России больше, чем Россия от них.

Отсутствие единой позиции ЕС в отношениях с Россией в энергетическом секторе означает, что каждая европейская страна остается один на один в переговорах с «Газпромом». Российский газовый монополист берет верх в этих переговорах, особенно со странами, которые в значительной степени зависят от поставок из России. Простое решение этой проблемы предполагает создание одного представителя, который будет вести переговоры с «Газпромом», а затем распространять газ во всей Европе. Это позволит укрепить позиции Европы в переговорах с российским монополистом. Кроме того, Украина должна стремиться участвовать в этих переговорах на стороне Европы. Желательным решением было бы продавать весь газ,  который проходит через территорию Украины, одному субьекту на российско-украинской границе. Это ослабило бы влияние «Газпрома» на Украину в этой сфере.

Мы достаточно оптимистичны в отношении смены поставщиков природного газа в среднесрочной и долгосрочной перспективе. У Европы запасы сланцевого газа, которые можно и нужно начать использовать в среднесрочной перспективе. Мы понимаем, что это потребует разработки сланцевого газа в густонаселенных районах, преодолевая сопротивление защитников окружающей среды, и объем сланцевого газа, вероятно, будет недостаточен, чтобы заместить импорт газа. Однако, это не должно останавливать активную работу в этом направлении.  Соединенные Штаты планируют начать экспорт СПГ в Европу в 2016 году. Конечно, существует ряд рисков. Например, азиатские клиенты могут предложить большую цену Европы для американского СПГ.

Есть  перспективы увеличения экспорта газа из стран Ближнего Востока, однако, по понятным причинам, мы осторожны в этом отношении, с учетом текущей нестабильности в регионе. Европа и Украина должны работать вместе, чтоб как можно больше стран перешли к использованию новых вышеупомянутых  источников энергии. Для Украины это означает поиск способов получать газ из ЕС — перспектива поставок сжиженного природного газа в Украину не очень вероятна, потому что Турция выступает против использования Босфора для таких перевозок.

На внутригосударственном уровне, Украина должна работать по двум направлениям: усиливать энергетический рынок внутри страны и внедрять энергосберегающие технологии. Первое задание должно быть неотъемлемой частью обширного  пакета социальных и экономических реформ, которые так необходимы в Украине прямо сейчас. Для перехода на энергосберегающие технологи,  мы  советовали бы сочетать рыночные механизмы, налоговые льготы и потенциальную помощь от европейских институтов (например, специальная программа ЕБРР).

Резюмируя, мы должны думать об энергетической независимости Украины как неотъемлемой части Европейской энергетической политики. Украина и Европа могут лучше противостоять энергетическому давлению (газовому, говоря точнее) со стороны России. Долгосрочное решение, которое мы видим, лежит в создании инфраструктуры для Европейского газового рынка. Вообще говоря, вытеснение России из энергетического рынка не является главной целью. Скорее, основная цель для Украины и ЕС – в том, чтобы убедиться, что Россия не способна захватить рыночную властью над любой страной. Это возможно только если европейские потребители смогут быстро переключаться между поставщиками.


Внимание

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны