Сегодняшняя война — следствие безнаказанности СССР и россии
Beta

Сегодняшняя война — следствие безнаказанности СССР и россии

Photo: ua.depositphotos.com / Rompav
7 мая 2022
FacebookTwitterTelegram
2368

Непривлечение к ответственности ни СССР как государства, ни его высших должностных лиц, ни даже рядовых военных, за международные преступления и сегодня остается серьезной проблемой в контексте правосудия переходного периода и обеспечения права на правду.

Для ряда посткоммунистических режимов на заре построения демократических государств была характерна общая пассивность гражданского общества, отсутствие спроса на свершение справедливости и больше — нежелание переосмыслять роль вождей нации, государственных структур, партии и т.д. Это, в частности, было ярко видно на протяжении необъявленной «войны» сторонников и противников сноса памятников вождям и героям СССР. 

В то же время, очевидность совершения международных преступлений СССР, в частности сталинским режимом, признал в 2017 году даже В. Путин.

«А судьи кто?»

Для документации, расследования и привлечения к ответственности высших должностных лиц и военных СССР еще в сентябре 1939 года нацистская Германия создала Бюро военных преступлений (следует упомянуть, что на тот момент СССР не был стороной основополагающих договоров в сфере МГП, в том числе Гаагских конвенций). Однако весомым недостатком каждого вооруженного конфликта является дефицит легитимности судебных трибуналов, которые неизбежно становятся либо судилищем над побежденным, либо местью жертвы. Следовательно, несмотря на совершение международных преступлений СССР в ходе Второй мировой войны, ни международного, ни гибридного или национального трибунала над виновными лицами не было. Во многом это можно объяснить «внутренними договоренностями» государств-союзниц, ведь два ядерных удара США и бомбардировка Дрездена Великобританией и США, что привело к ориентировочным потерям 25-275 тысяч гражданского населения (по разным оценкам) также не были фактом ни одного уголовного преследования после Второй мировой войны. 

В дальнейшем, после опускания железного занавеса (1946 год), имплементации доктрины Трумэна (доктрина «сдерживания СССР», 1947 год), разработки и проведения испытаний ядерного оружия СССР (1949 год), внутри международного сообщества сложился своеобразный консенсус: о преступлениях союзников времен Второй мировой войны не упоминать, нарушения прав человека (в том числе широкомасштабные и систематические) рассматривать как «внутреннее дело» государства. В этот период все инициативы середины 30-х годов ХХ века по разработке Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества и создания постоянного международного суда для привлечения к ответственности за международные преступления были заморожены. Реакция демократических государств на массовые нарушения прав человека приобретала характер экономических и торговых контрмер (санкций), например, в 1974 году Конгресс США, реагируя на ограничение права на свободу передвижения в СССР, принял поправку Джексона-Вэника. Этот консенсус объясняет, почему первые международные уголовные трибуналы после Второй мировой войны появились только в 1990-х (в отношении Югославии и Руанды).

Осуждение возможно — даже через много лет

Одной из основных черт геноцида, военных преступлений, преступлений против человечности является то, что у них нет сроков давности (статья 1 Конвенции о неприменении срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности (1968 год). Это означает, что теоретически привлечь виновных к ответственности можно даже сегодня. Например, в 2009 году в Украине было возбуждено т.н. уголовное дело о Голодоморе по факту осуществления должностными лицами геноцида в Украине в 1932-1933 годах, от которого погибли миллионы украинцев. В списке обвиняемых фигурировали Сталин, Молотов, Каганович, Постышев, Косиор, Чубарь и Хатаевич. 13 января 2010 года Апелляционный суд Киева подтвердил заключения стороны обвинения, однако закрыл уголовное дело на основании пункта 8 части 1 статьи 6 УПК Украины (в связи со смертью обвиняемых). Решение, которое, очевидно, имело более весомое политическое, а не юридическое значение, получило положительную оценку Президента Политического комитета Парламентской Ассамблеи Совета Европы Горана Линдблада как «важное для Украины и украинцев». В то же время представители Госдумы РФ назвали решение «частью предвыборной кампании Ющенко» и попыткой искусственного вычленения украинской темы. 

В контексте привлечения к ответственности за международные преступления СССР следует подчеркнуть, что все принципы, связанные с неприменением сроков давности, неотвратимости ответственности и т.д., применяются как к тем, кто отдавал преступные приказы на самом высоком уровне, так и к исполнителям самой низкой ступени. Это значит, что отдельные лица могут быть до сих пор живы и должны понести справедливое наказание за преступления СССР. Показательна практика органов юстиции государств Балтии, которая стала предметом для дальнейших решений ЕСПЧ по делам Колк и Кислый против Эстонии (решение от 17 января 2006 года), Кононов против Латвии (решение от 17 мая 2010 года) и Василяускас против Литвы (решение от 20 октября 2015). 

Главной проблемой таких судебных процессов является принцип nullum crimen sine lege (никакого наказания без закона: действие должно быть признано преступлением на момент его совершения). Впрочем, уже Нюрнбергский процесс привлек внимание международного сообщества к принципам естественной справедливости, которые позже были раскрыты профессором права Гейдельбергского университета Густавом Радбрухом после того, как он отверг идею о том, что ужасные акты Холокоста и другие международные преступления могут остаться безнаказанными только потому, что не существовало законов, которые бы их криминализировали. Противоправность таких зверств очевидна. Решение юридической загадки, предложенное Радбрухом, было охотно воспринято международным юридическим сообществом и позволило преследовать международные преступления в рамках переходного правосудия. 

ЕСПЧ перенял такой подход. Так, в решении по делу Колк и Кислый против Эстонии Суд отметил, что депортация гражданского населения была прямо признана преступлением против человечности в Уставе Нюрнбергского трибунала 1945 года. Несмотря на то, что Нюрнбергский трибунал был создан для привлечения к суду главных военных преступников стран европейской оси за преступления, совершенные ими во время Второй мировой войны, общая действительность принципов преступлений против человечности впоследствии была подтверждена Резолюцией 95 Генеральной Ассамблеи ООН (1946 год). Пункт 2 статьи 7 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод не препятствует суду и наказанию лица за любое действие или бездействие, которые на момент их совершения были преступными в соответствии с общими принципами права, признанными цивилизованными нациями. Кроме того, Советский Союз был участником Нюрнбергского Устава 1945 года и членом ООН, когда Генеральная Ассамблея приняла резолюцию 95. Следовательно, нельзя утверждать, что эти принципы не были известны советской власти.

Россию нужно осудить за геноцид, который длится более 100 лет

Подчеркнем, что государства Балтии уже в 1998 году создали сеть специализированных институций в сфере переходного правосудия и расследования преступлений времен нацистской и советской оккупации. Такими органами были Эстонская международная комиссия по расследованию преступлений против человечности (EICICAH), созданная в 1998 году, Комиссия историков в Латвии и Международная комиссия по оценке преступлений нацистского и советского оккупационных режимов в Литве. Все три переходных органа правосудия использовали Римский статут для легитимации своей цели: переоценки исторических нарративов о Второй мировой войне. 

К примеру государств Балтии Украина может прибавить собственный опыт (в том числе открытие уголовных производств, расследование фактов, судебный процесс и, наконец, закрытие дела исключительно в связи со смертью обвиняемого). Это важно, чтобы «закрыть гештальт». Чтобы пролить свет на зверства СССР против украинцев. Чтобы рассматривать международные преступления РФ в рамках агрессии как продолжающуюся неотъемлемую составляющую геноцида украинской нации, взяв за основу уже существующие наработки «отца Конвенции о геноциде» Рафаэля Лемкина. Чтобы обеспечить жертвам и родственникам советских преступлений право на правду. Правосудие переходного периода является неотъемлемым процессом нациотворения, который Украина, к сожалению, в ущерб себе 30 лет игнорировала.

Отдельным интересным элементом является привлечение к международной ответственности за международное противоправное деяние. РФ как правопреемница СССР, очевидно, вместе с рядом прав получила также обязанности, в частности, по компенсации и сатисфакции жертвам советских преступлений. Это прямо предусмотрено Договором в отношении правопреемства внешнего государственного долга и активов Союза ССР (1991 год). Поэтому теоретически остается возможность заявления межгосударственной претензии от Украины к РФ о компенсации в случае надлежащего документирования и расследования преступлений советского режима в Украине, за которой может следовать конфискация имущества как в Украине, так и за рубежом. Это также может стать шансом получить ту собственность СССР за границей, имущественные права нашего государства в отношении которой РФ игнорирует.

Авторы

Предостережение

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны