Свобода Слова Или Безопасность

Безопасность и свобода слова жизненно необходимы Украине

UNIAN

Авторы:

Свобода слова — безусловное благо для демократического общества. Но как с ней быть в военное время? Перед украинцами этот вопрос поставило недавнее задержание журналиста Руслана Коцабы. Он называл войну на Востоке братоубийственной и призывал бойкотировать мобилизацию. Открытая дискуссия о том, где грань между свободой слова и государственной изменой, поможет молодой и хрупкой украинской демократии. И защитит от обвинений в том, что Украина превращается в полицейское государство.

Свобода слова — безусловное благо для демократического общества. Но как с ней быть в военное время? Перед украинцами этот вопрос поставило недавнее задержание журналиста Руслана Коцабы. Он называл войну на Востоке братоубийственной и призывал бойкотировать мобилизацию.

Арест Коцабы вызвал бурную дискуссию. Позиции спорщиков поразительно расходятся.

Кто-то высказался, обыграв знаменитое Je suis, кто-то назвал Коцабу жертвой политических репрессий со стороны превращающей Украину в авторитарную страну власти. Amnesty International Ukraine и Независимый медиа-профсоюз выразили озабоченность угрозой свободе слова и не вполне убедительными доказательствами вины.

Многие поддержали арест. В их число вошли лидер волонтерской организации, обеспечивающей украинскую армию, популярный в Facebook журналист, критикующий правительство и президента.

Некоторые заняли нейтральную позицию. Мол, обе позиции слишком радикальны, и это говорит, что украинское гражданское общество далеко от зрелости.

Еще одна популярная точка зрения: Коцаба — мелкая рыбешка. А вот политики, олигархи и журналисты, поддерживающие сепаратистов, все еще не арестованы (здесь, здесь и здесь).

В задержании Коцабы есть репутационные риски. Многие высказываются в том духе, что арест дает основания обвинить Украину в цензуре и политических преследованиях. К тому же арест привлекает к Коцабе внимание и в какой-о степени даже подтверждает его высказывания (вот и вот). Естественно, российские пропагандисты мгновенно воспользовались шансом (сюжет канала Russia Today с комментарием о том, что Украина превращается в полицейское государство).

Баланс между свободой слова и национальной безопасностью в военное время найти непросто. Коцабу задержали за призывы к саботажу мобилизации. Если такие призывы работают, значит общество не может критически их осмыслить, и его нужно защитить от пропаганды.

Такая точка зрения идет вразрез с ключевой идеей демократии: каждый имеет право на выбор, пусть и неправильный. Отдавая государству право определять, какую информацию доносить до нас, мы лишаем себя права на самостоятельные решения. С другой стороны, пропаганда работает, независимость Украины под угрозой. И, возможно, без каких-то ограничений свободы слова не обойтись.

Но баланс между безопасностью и свободой слова могут определить только сами украинцы. В свободной дискуссии вроде той, что развернулась вокруг ареста Коцабы. Украинцы не очень-то доверяют правительству, силовикам и судам даже когда они действуют явно в интересах страны. Слишком долго те занимались коррупцией вместо строительства государства.

Открытая дискуссия о том, где грань между свободой слова и государственной изменой, поможет молодой и хрупкой украинской демократии. И защитит от обвинений в том, что Украина превращается в полицейское государство. Такая дискуссия усилит не только гражданское общество, но и способность украинцев противостоять российской пропаганде. Тем более, что предмет для спора действительно есть.

«За» ограничение свободы слова можно привести достаточно аргументов. Во время войны нужно объединить народ, а недоверие к власти очень опасно. Здесь есть логика. Сейчас нам всюду видятся враги (шпионы, террористы), а грань между особым мнением и враждебностью очень тонка. И ограничения на публичную информацию гипотетически могут помочь добиться преимущества над врагом.

С другой стороны, война стала тяжелой ношей для народа и украинцы имеют право знать, что делает власть. Вопросы граждан о том, насколько моральна и эффективна власть, вполне естественны. Свобода слова — защита от несправедливой войны, зверств и самодурства власти.

Но где проходит граница? Украинская демократия слишком молода, чтобы найти ответ в своей истории. Поэтому нужно смотреть на чужой опыт. Например, США, прошедших через множество конфликтов, включая гражданскую войну. Удивительно, но в истории этой страны с многолетними демократическими традициями хватает примеров ограничения свободы слова в военное время.

Сразу после обретения независимости США были втянуты в Наполеоновские войны. В 1798 году был принят закон о враждебных иностранцах и подрывной деятельности. В нем есть основания для уголовного преследования за критику власти. Этот закон просуществовал недолго, избранный в 1801 году президентом Томас Джефферсон извинился перед осужденными.

Авраам Линкольн, будучи конгрессменом, осуждал американо-мексиканскую войну. Став президентом, приостановил действие правила Хабеас корпус (задержать человека можно только, чтобы доставить его в суд). Правительство получило право арестовывать недовольных и судить по законам военного времени. За уклонение от воинской повинности, саботаж и вольные высказывания пострадали десятки тысяч.

Во время первой мировой войны президент Вудро Вильсон утвердил законы о шпионаже и подрывной деятельности. По этим законам преступником считался любой, кто отказывался подчиняться власти или саботировал призыв.

Маккартизм — движение, ставшее популярным во время холодной войны, поддерживал в обществе антикоммунистическую истерику. Ложные обвинения в то время могли легко разрушить репутацию. Из-за несогласия с правительством пострадало множество американцев.

Вьетнамскую войну США провели без дополнительных ограничений свободы слова. Зато при тотальной слежке и преследованиях противников войны. Например, ФБР следило за Мартином Лютером Кингом.

После 11 сентября 2001 года администрация Джорджа Буша заявила, что террористы использовали в своих целях свободы американского общества. Правительство не ограничивало свободу слова напрямую, но ввело тотальную слежку. Очевидно, что слежка приводит к самоцензуре. Ведь любая речь может быть записана, чтобы позже стать основанием для наказания.

За две сотни лет американское правительство заметно изменило отношение к критике. Когда американская демократия делала первые шаги, жесткие меры были в порядке вещей. Со временем, под давлением общества, репрессивная машина сбавила обороты. Ни одного критика не посадили в тюрьму во время вьетнамской войны, иракских кампаний и других конфликтов, в которых США принимали участие в последние годы. Правительство пытается применять непрямые методы ограничений, но все эти меры жестко контролирует общество.

Безопасность и свобода слова жизненно необходимы Украине. Надеемся, страна сможет найти баланс между ними. Но сделать это может только украинский народ.

 Первоначально статья была опубликована на hubs.com.ua


Внимание

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны