Управление ожиданиями, или «Вербальные интервенции» центральных банков

Ожидания населения — это то, что может кардинально изменить экономическую ситуацию в стране — улучшить или ухудшить ее. Поэтому ключевое задание центробанка — влиять на планы агентов рынка таким образом, чтобы свои затраты, сбережения и в целом инвестиционную стратегию

Автор:

Ожидания населения — это то, что может кардинально изменить экономическую ситуацию в стране — улучшить или ухудшить ее. Поэтому ключевое задание центробанка — влиять на планы агентов рынка таким образом, чтобы свои затраты, сбережения и в целом инвестиционную стратегию они формировали с учетом будущей стоимости денег. Нацбанк Украины только стартовал стратегию управления ожиданиями населения. Стабилизация гривны и улучшение экономической ситуации произошли в том числе благодаря этой практике.

Как центральные банки мира влияют на планы людей и как в связи с этим меняется коммуникационная политика НБУ

В ноябре 2013 года Центральный банк Чехии провел беспрецедентную акцию: в борьбе с дефляцией и нулевыми процентными ставками девальвировал чешскую крону более чем на 5%, выкупив за один день 7 млрд евро с рынка. Тогда крона просела до 27 CZK/EUR.

Минуло более полутора лет. Благодаря действиям Česká národní banka (CNB), местная экономика преодолела двухлетнюю стагнацию. При этом ЦБ Чехии за это время ни разу не выходил на валютный рынок с интервенциями. Курс валюты держится до сих пор. Как такое возможно? Накануне интервенций, в ноябре 2013-го CNB объявил: евро должен стоить 27 чешских крон и ни кроной меньше. Больше – пожалуйста. После масштабного выкупа валюты и заявления ЦБ рынок поверил регулятору и теперь корректируется без его вмешательства.

«Вербальные интервенции» — известный прием центральных банков, вошедший в моду относительно недавно. Вплоть до начала 1990-х Федеральная резервная система США, например, считалась непреступной крепостью. «До Гринспена многие считали, что эффективность ФРС зависит от того, насколько хорошо центральному банку удалось застать рынок врасплох», — говорил экономист и бывший глава одного из двенадцати региональных Федеральных резервных банков Вильям Пул.

Большую роль в изменении положения центробанков, которые из придатков правительств превратились в самостоятельных игроков, сыграли нобелевские лауреаты Финн Кюдланд и Эдвард Прескотт, а также известный американский экономист Кеннет Рогофф.  Они предложили усилить влияние центробанков и полностью передать им функцию контроля за инфляцией. Кюдланд и Прескотт считали, что центральные банкиры консервативнее политиков и, в отличие от последних, понимают всю глубину ущерба высокой инфляции для экономики. Однако для эффективного контроля за инфляцией центробанкам нужно было предоставить полную свободу действий. В обмен ЦБ обязались быть прозрачнее и понятнее для общества – чтобы экономические агенты и политики понимали, что делает центральный банк.

В 1994-м Федеральный комитет открытых рынков (FOMC) в ФРС США впервые объявил о целевой учетной ставке и ключевых экономических ориентирах. Спустя четыре года ФКОР стал включать в свои отчеты различные сценарии развития событий. Еще через пять лет появились прогнозы изменения учетной ставки в зависимости от экономической ситуации. Сегодня сообщений об уровне учетной ставки ФРС США с нетерпением ожидает весь мир.

Как действует механизм «вербальных интервенций» объясняет професор Колумбийского университета Майкл Вудфорд. Учетная ставка ФРС – один из ключевых инструментов в монетарной политике американской резервной системы, формирующий стоимость денег. Однако, помимо самой ФРС, на процентные ставки действует большое число других сил – колебания валютного курса, стоимость различных активов, состояние экономики, не говоря уже про самих участников рынка и их ожидания.

Ожидания – ключевое слово: центробанку необходимо повлиять на планы агентов рынка таким образом, чтобы свои траты, сбережения и в целом инвестиционную стратегию они формировали с учетом будущей стоимости денег. «Четкое понимание политики центробанка повышает ее эффективность», — пишет Вудфорд. Управление ожиданиями, самосбывающийся прогноз (self-fulfilling forecast) – то, о чем узнает большинство студентов экономических вузов на втором-третьем курсе обучения.

Как осуществляется управление ожиданиями? На это работает практически весь инструментарий, существующий в области Public Relations. Вот лишь основные из них:

  1. Регулярные публичные заявления руководства ЦБ по итогам принятых решений по монетарной политике. Первые лица появляются на публике в строгой последовательности и в зависимости от тематики. Если ключевые заявления всегда делает глава, то его отсутствие на очередном, даже самом банальном мероприятии может вызвать панику рынка;
  2. Регулярные стандартизированные отчеты по инфляции, денежно-кредитной политике, экономической ситуации и т.д., общение с ведущими экспертами рынка;
  3. Интервью и комментарии в прессе. От ЦБ выступает определенный круг лиц, каждый из которых комментирует исключительно свою тему;
  4. Веб-сайт и аккаунты в социальных сетях как площадки для распространения заявлений ЦБ (Банк Англии, например, активно пользуется твиттером)

Практика работы со СМИ того же чешского Центробанка завораживает. Решения об изменении учетной ставки, например, объявляются главой ЦБ Чехии не просто в определенный день, а в определенный час. Накануне, за полчаса-час до пресс-конференции экономические журналисты собираются в помещении ЦБ, где им раздают пресс-релиз с принятым решением банка. Все средства связи выключены, опубликовать новость в ленте информагентства невозможно. Репортерам дается время на то, чтобы осмыслить полученную информацию, обсудить с коллегами, подготовить вопросы для главы ЦБ и черновик новости. Лишь когда начинается пресс-конференция, журналистам возвращается техника, и они могут поставить новость в ленту.

Как видите, вербальные интервенции — большое искусство. Швейцарский центробанк, например, так и не смог удержать франк на уровне 1,2 CHF/EUR (для ”мирового банкира” Швейцарии было жизненно необходимым удерживать франк дешевле евро). После того, как за четыре года такой политики ЦБ страны накопил $480 млрд, или 70% ВВП Швейцарии, в начале 2015 курс пришлось все-таки отпустить, и франк сразу укрепился до 0,98 CHF/EUR (откатившись в последствии к уровню около 1,07 CHF/EUR) (откатившись в последствии к уровню около 1,07 CHF/EUR).

Украина: начало пути

Национальный банк Украины был создан 24 года назад, однако коммуникационные принципы главного финансового регулятора страны зарождаются только сейчас. Старая политика НБУ, которая была направлена на удержание валютного курса, в коммуникациях не нуждалась. На курс около 8 грн за доллар, по подсчетам НБУ, прежнее руководство с 2010-го года потратило около $38 млрд международных резервов. Но цифра 8 на табло обменников была красноречивее любых нацбанковских пресс-релизов и выступлений топ-менеджмента. Когда приходило время неизбежной при такой курсовой политике обвальной девальвации (2008-ой и зима 2013-2014-го), то руководству НБУ, по сути, нечем было успокоить народ, кроме как продолжить заливать валютный рынок деньгами. Об управлении ожиданиями населения и говорить было нечего.

Валерия Гонтарева возглавила Национальный банк в июне 2014-го и почти сразу объявила, что будет проводить политику инфляционного таргетирования (задача НБУ удерживать инфляцию в заданных рамках). Такая политика невозможна без  активных коммуникаций с профессиональными участниками финансового рынка и населением. Коммуникационный дебют нового руководства НБУ сложно назвать удачным: публичные выступления были непонятны непрофессиональным слушателям, многочисленные антикризисные решения центробанка некому было объяснить.

За год многое изменилось. 27 августа НБУ впервые за два года понизил учетную ставку.  Об этом на брифинге, который транслировался в прямом эфире, объявила глава НБУ. Гонтарева детально и доступно разъяснила шаг центробанка и рассказала, что он планирует делать дальше. «This is awesome on so many levels: 1. Впервые в своей истории НБУ начал нормально коммуницировать свою монетарную политику. 2. Впервые в своей истории НБУ нормально осуществляет эту самую монетарную политику», — так прокомментировал  это событие эксперт Реанимационного пакета реформ Павел Кухта.

Нацбанк идет по пути, проторенному другими центробанками, постепенно обрастая необходимым набором коммуникаций: проводит встречи с журналистами, участвует в профильных конференциях; выпускает ежеквартальный инфляционный отчет и систематизирует выпуск аналитических материалов, раскрывает информацию о конечных собственниках банков, решил переформатировать Вестник НБУ из замшелого листка в журнал современной экономической мысли, продвигает себя в соцсетях (Facebook, Twitter и Flickr), отвечает на многочисленные запросы от журналистов (за первые полгода 2015-го НБУ ответил почти на 400 запросов от репортеров – невиданная для украинского регулятора открытость).

Цель всех этих мероприятий – объяснить, что делает ЦБ и повысить доверие к его монетарной политике, а в долгосрочной перспективе – управлять ожиданиями населения. «Доверие людей к центробанку (немецкому Bundesbank – прим. Авт.) связано с тем, что он в течение длительного периода времени активно разъяснял свои действия и планы по достижению целей», — так год назад высказался глава Европейского центробанка Марио Драги. Логично, впрочем, что соответствие слов делам не менее важно, чем бесконечные выступления ЦБ перед народом.

Украинский Нацбанк только в начале пути, но если однажды заявления его топ-менеджмента начнут формировать ожидания населения так же, как в 2013-м сформировал Банк Чехии, можно считать, что коммуникационная миссия НБУ выполнена.

 


Внимание

Автор не является сотрудником,  не консультирует, не обладает акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.