Тяжкий долг: неработающие кредиты, связанное кредитование и проблема расчистки кредитного рынка

Обстоятельный анализ проблемы плохих кредитов в украинской банковской системе от члена Совета НБУ, экономиста Виктора Козюка

Автор:

Кредитный цикл в Украине явно искривлен из-за институциональных искажений. В данных рамочных условиях накопление NPL не является привычным следствием изменения условий кредитования, а в большей степени является отражением практик вывода активов. 

Масштабный банковский кризис в совокупности с трансформациями подходов к банковскому регулированию в Украине выявили фундаментальную проблему эффективности и сложившихся институциональных искривлений всего процесса кредитования. Непрерывный прирост показателя неработающих кредитов (NPL) продемонстрировал неудовлетворительное качество кредитного портфеля. Во-первых, рост значения NPL существует уже после принятия усовершенствованных надзорных технологий по многим банкам. Во-вторых, идентификация связанных кредитов на основе предварительной установки конечных владельцев и бенефициаров подтвердила предположения о том, что инсайдерские связи могут работать в обе стороны. При желании связанные кредиты могут или обслуживаться должным образом, или — превратиться в канал вывода активов из банков. В-третьих, концентрация NPL продемонстрировала факт политически мотивированного кредитования и надзора, которые за последнее время усилились неоднозначными юридическими решениями в пользу отсрочки погашения долгов перед государственными банками.

Так что проблема NPL в Украине не является типичным проявлением кредитного цикла. Это ставит под сомнение, станут ли снижение ставок, ослабление требований по формированию резервов, экспансия рефинансирования достаточным толчком к возобновлению кредитования.

Кредитный цикл, финансовые дисбалансы и NPL: обобщение

Поведение показателя неработающих кредитов, как правило, достаточно четко привязано к протеканию кредитного цикла. Наиболее важным в репрезентативном кредитном цикле является то, что величина кредитов должна быть относительно равномерно распределена, так же как и концентрация NPL.

Увеличение NPL следует за периодом довольно быстрого роста кредитов. Скачкообразный прирост неработающих кредитов является следствием кризисного сценария выхода из полосы наращивания финансовых дисбалансов в экономике. При этом, постепенное уменьшение доли плохих долгов является следствием либо расчистки банковских балансов, либо постепенного восстановления экономики, или способности к выводу их наиболее токсичной составляющей за пределы операционной деятельности. В другом случае можно констатировать, что кредитный цикл развивался в среде институциональных искажений. Аккумулирование NPL может указывать на смещение в сторону рискованного поведения, аномальное падение реальных процентных ставок, нездоровую конкуренцию между банками за долю рынка.

Глобальный финансовый и кризис коррекции дисбалансов в зоне евро показали, что от скорости расчистки кредитного рынка зависит скорость восстановления экономки и общее выздоровление финансовой системы. При этом, скорость определяется как глубиной кризиса (масштабом предварительно накопленных дисбалансов на рынке активов и в процессе кредитования), характером антикризисных мер (программы выкупа плохих активов, списание плохих кредитов с последующей докапитализацией, национализация банков, дополнительные стимулы для реструктуризации), так и институциональными характеристиками экономики (качество корпоративного управления, защищенность прав кредиторов и инвесторов, склонность к внесудебным формам финансовой реструктуризации).

Глобальный финансовый и кризис коррекции дисбалансов в зоне евро показали, что от скорости расчистки кредитного рынка зависит скорость восстановления экономки и общее выздоровление финансовой системы.

Расчистка балансов кредиторов и заемщиков — это важная предпосылка восстановления кредитования. В то же время, между уровнем NPL и посткризисной динамикой кредитов не всегда прослеживается связь. Структурные особенности экономики и появление новых секторов с хорошими перспективами роста, так же как и проблемы юридического плана, или налоговые барьеры перед списанием плохих долгов, делают возможным сочетание возобновления кредитования с достаточно высокими значениями неработающих кредитов. Это означает, что скорость восстановления кредитования при наличии плохих долгов будет зависеть от того, насколько факторы замедления кредитования и факторы роста кредитования компенсируют друг друга.

Украина: концентрация плохих долгов и искривлённый кредитный цикл

Банковские кризисы в Украине 2008-2009 и 2014-2016 годов продемонстрировали существенную уязвимость финансовой стабильности к быстрому увеличению NPL. При этом, за длительный период времени НБУ несколько раз менял методику определения неработающих кредитов, тем самым усложняя оценку данного показателя в долгосрочной перспективе. Последние изменения методики регламентируются Постановлением Правления НБУ №351 «Об утверждении Положения об определении банками Украины размера кредитного риска по активным банковским операциям». Согласно ей в Украине вводится общепринятый подход к идентификации NPL. Ими признаются активы (кредиты), по которым выполняется как минимум одно из двух условий:

  • контрагент банка допустил просрочку платежа более чем на 90 дней (в случае банков — 30 дней);
  • контрагент не способен обеспечить выполнение своих обязательств в установленный срок без процедуры взыскания залога.

На то, что предыдущие методики расширяли возможности банков манипулировать признанием активов как NPL, указывает скачок доли NPL в общей сумме кредитов с 30,47% на конец 2016 года до 56,6% в апреле 2017 года [1].

Тенденция к формированию NPL в экономике Украины является отражением общих структурных искажений. Неадекватность оценки их величины связана с фундаментальной недокапитализированностью банковской системы. Связанное кредитование изменило равновесие между банками и заемщиками по способности принуждения к исполнению обязательств. Так, на 5 крупнейших бизнес-групп приходится 34% валовых и 17% чистых кредитов, на 10 крупнейших групп — 41% и 23%, на 20 — 49% и 23%. В случае 5 крупнейших групп показатель неработающих кредитов составил 83% (кредитный риск 81%), в случае 10 групп — 79% (76% соответственно), в случае 20 групп — 75% (72%). Различие в том, как фактор концентрации влияет на формирование банками резервов и на уровень NPL, показывает, что банки не всегда корректно оценивают институциональные риски, с другой стороны, это может свидетельствовать о политически мотивированном и/или интенсивно связанном кредитовании.

Если говорить о кредитном цикле, то динамика кредитов, резервов под риски от активных операций и NPL в Украине не описывается в чистом виде привычными моделями кредитного цикла (рис. 1.).

Нормальной является ситуация, когда рост резервов отстает от роста кредитов на фазе экспансии, и — наоборот — перегоняет его в фазе сжатия. Реакция NPL должна быть лаговой и четко привязанной к колебаниям в объемах кредитования.

Как видно из рис. 1, до глобального финансового кризиса кредитная экспансия началась на фоне значительной доли неработающих кредитов, а их уменьшение в зону 3-5% в 2008 году выглядит неправдоподобным. В дальнейшем рост NPL отразил естественную реакцию на кризис, но  в 2013 году началось снижение, когда уже были очевидны признаки стагнации отечественной экономики, а монетарная политика 2012-2013 годов характеризовалась как достаточно жесткая. После этого NPL начали расти, но в характере такого роста можно увидеть и реакцию на кризис и неадекватный менеджмент кредитных рисков на предыдущем этапе. Это подтверждают различия траекторий роста объемов кредита и объемов сформированных резервов. Если до 2010 года такие траектории находятся в логической связке, в период 2011-2013 годов ведут себя неестественно, негативно коррелируя, то в дальнейшем их характер свидетельствует о деформировании резервов как отражение их недостаточного уровня. Такая картина означает, что в период после глобального финансового кризиса в банковской системе Украины четко сформировались глубокие структурные искажения, ориентированные на занижение уровня кредитных рисков как предпосылку избегания докапитализации банков со стороны владельцев.

Инсайдерское кредитование: источник институциональных искривлений

Различия в характере восстановления кредитования и в поведении банков после кризисов 2008-2009 и 2014-2015 годов следует связывать с тем, что в первом случае шок воспринимался как транзитивный, хоть и сильный, а подходы к банковскому регулированию практически не изменились, тогда как во втором случае шок воспринимается как перманентный учитывая неопределенность ситуации с войной на Востоке Украины, а банковское регулирование меняется в направлении обеспечения финансовой стабильности. Последнее часто расценивается как повышение регуляторного давления и снижение прибыльности банковского бизнеса из-за того, что в предыдущие периоды ответственность владельцев была существенно занижена за счет недокапитализации банков и перекладывания финансирования инсайдерских проектов на вкладчиков и налогоплательщиков.

Изменение методики определения связанных кредитов в 2015 году дало возможность увидеть, что по банковской системе уровень связанного кредитования достиг 63,72% в 2015 году, снижаясь до 28,8% в 2016 году. При этом, по отдельным банкам фактический уровень связанных кредитов достигал 90-100%.

Разработанные НБУ трехлетние индивидуальные программы изменения кредитного портфеля в направлении выполнения норматива кредитования инсайдеров призваны дать возможность банкам приспособиться к новой регуляторной среде. Положительным следствием радикальной борьбы НБУ с инсайдерским кредитованием должно выступить повышение финансовой устойчивости банков, сужение возможностей вывода активов через контролируемые операции, адекватное отражение кредитных рисков и соответствующих потребностей в капитале. Другим положительным следствием должно выступить восстановление рыночных принципов процесса кредитования и улучшение доступа к кредиту со стороны частного сектора. Такая переориентация кредитования является фундаментальной предпосылкой восстановления быстрого экономического роста, поскольку направление заемных средств будет регулироваться рыночными перспективами, а не характером «специфических» отношений между кредитором и заемщиком.

Положительным следствием радикальной борьбы НБУ с инсайдерским кредитованием должно выступить повышение финансовой устойчивости банков, сужение возможностей вывода активов через контролируемые операции, адекватное отражение кредитных рисков и соответствующих потребностей в капитале.

С другой стороны, наличие дискреционности в признании кредитов связанными вызывает опасения, предпосылкой чего следует признать непрозрачность собственности и структуры бизнеса заемщиков. Чем более непрозрачными будут схемы кредитования, тем больше дискреционности потребуется регулятору для обеспечения финансовой стабильности.

Учитывая отсутствие радикальных изменений в бизнес-климате, снижение показателя связанных кредитов по банковской системе до 28,23% на первый квартал 2017 года выглядит оптимистичным. Не исключено, что банки в определенной степени восстанавливают возможности обходить регуляторные ограничения на инсайдерские кредиты.

Проблемы расчистки кредитного рынка

За 2014-2016 годы NPL образовывались как вследствие потери активов на оккупированных территориях, так и в результате мошеннических действий по выводу активов и доведения банков до банкротства. Можно констатировать, что наиболее «естественным» способом неработающие кредиты образовались в результате девальвации в случаях, когда контрагенты не были связанными лицами. Это означает, что способ решения проблемы неработающих кредитов должен быть четко привязан к факторам их возникновения.

Например, создание агентств по выкупу плохих кредитов помогает решить проблему расчистки балансов, но только в случае, когда NPL отражают неспособность заемщика приспособиться к новым условиям и/или переоценку платежеспособности заемщика банком. Однако, в случае, когда большинство NPL образуется в результате связанного кредитования, создание подобного агентства является прямым переложением ответственности за непрозрачные операции на налогоплательщиков.

Принимая во внимание качество таких кредитов, а также секторную структуру NPL (63,6% кредитов выданных фирмам, предоставляющим «другие виды услуг», являются неработающими, схожие показатели неработающих кредитов в добывающей (52,7%) и перерабатывающей (57,7 %) промышленности, тогда как в сельском хозяйстве лишь 26%), применение такого подхода к расчистке кредитного рынка будет провоцировать дополнительные институциональные риски и принесет больше вреда (moral hazard), чем выгоды. .

Активное стимулирование банков к улучшению кредитных портфелей на основе договоренностей с заемщиками уже начато НБУ. Этот процесс не требует дополнительной государственной интерверенции. В то же время, совершенствование налогообложения процесса признания плохих долгов и их списания можно считать существенным стимулом повышения эластичности работы кредитного рынка. Чем сложнее будут процедуры списания неработающих кредитов и чем в большей степени они будут ограничительными для банков, тем медленнее будет расчищаться кредитный рынок, создавая неблагоприятную почву для возобновления кредитования и увеличения поступления налогов в результате оживления экономической активности.

Активное стимулирование банков к улучшению кредитных портфелей на основе договоренностей с заемщиками уже начато НБУ.

Иным взглядом на проблему может быть так называемый политико-экономический подход. Если значительная часть плохих долгов образовалась в результате политически мотивированного кредитования, то и их взыскание также требует политического подхода. С одной стороны, сам факт применения действующих требований к должникам может уже свидетельствовать о политическом подходе к решению проблемы. Уход от преференционности и реализация принципа «закон один для всех» является мощным сигналом для оздоровления кредитного рынка. С другой стороны, включение вопроса о возвращении задолженности по крупным кредитам, например, перед государственными банками, в более широкий контекст договоренностей с бизнес-группами может делать относительным принцип верховенства права и генерировать социальные потери в других сферах.

Иными словами, компромисс может быть одним из вариантов выбора из числа альтернатив (trade-off): или решение проблемы задолженности и параллельные уступки олигархическим группам в других вопросах, или жесткое следование законодательным требованиям и контр-действия со стороны олигархических групп (юридического, экономического или политического плана). И один и второй варианты не исключают дополнительных политических рисков нормализации функционирования кредитного рынка. А это, в свою очередь, еще больше актуализирует вопрос о создании такого бизнес-климата, в рамках которого спрос на кредиты восстанавливался бы вне инсайдерских связей.

Выводы

Кредитный цикл в Украине явно искривлен из-за институциональных искажений. В данных рамочных условиях накопление NPL не является привычным следствием изменения условий кредитования, а в большей степени является отражением практик вывода активов. Несмотря на то, что потери банков от аннексии территории также имеют место, общая структура плохих долгов в Украине является отражением институциональных провалов.

Решение этой проблемы требует вмешательства за счет активации большого количества инструментов, начиная от изменений в налоговом законодательстве, заканчивая созданием специализированного учреждения по работе с проблемными активами. Однако, наиболее важным является адекватная классификация NPL для предотвращения фискального участия в схемах расчистки балансов от кредитов связанным лицам.

Примечания

[1]При этом, такое повышение обусловлено изменением методологии расчета показателя (+ 3,6%), исключением внебалансовых активов из базы расчета (+ 7,4%), переоценкой качества кредитного портфеля Приватбанком после национализации (+ 15,1%).

 

Главное фото: depositphotos.com / BrianAJackson

VoxUkraine — уникальный контент, который стоит прочесть. Подписывайтесь на нашу e-mail рассылку, читайте нас в Facebook и Twitter, смотрите актуальные видео на YouTube.

Мы верим, что у слов есть сила, а идеи имеют определяющее влияние. VoxUkraine объединяет лучших экономистов и помогает им донести идеи до десятков тысяч соотечественников. Контент VoxUkraine бесплатный (и всегда будет бесплатным), мы не продаем рекламу, не занимаемся лоббизмом. Чтобы проводить больше исследований, создавать новые влиятельные проекты и публиковать много качественных статей нам нужны умные люди и деньги. Люди есть! Поддержать VoxUkraine. Вместе мы сделаем больше.


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.