Прибыль от «УкрНафты» поможет наполнить бюджет Украины ценой нарушения интересов акционеров

Без основательной реформы корпоративного законодательства Украины, новый закон не улучшит климат для потенциальных инвесторов

veegas.github.io

Авторы:

Уменьшение кворума – правильный шаг, но без полноценной реформы корпоративного законодательства он нарушит сложившуюся систему сдержек и противовесов в акционерных обществах, спровоцирует корпоративные конфликты и может подтолкнуть бизнес к уходу в офшор.

На днях Рада приняла Закон №1310, уменьшивший кворум в акционерных обществах. Теперь для проведения собрания акционеров достаточно, если на нем будут присутствовать акционеры, владеющие простым большинством акций (50% плюс одна акция), а не 60% акций в обществе, как требовалось ранее. Изначально законопроект предполагал, что новые нормы будут действовать только в отношении акционерных обществ с государственной долей. Опасаясь, что неравенство государственной и частной собственности используют для признания закона неконституционным, законопроект изменили — новые требования по кворуму с 2016 года коснутся каждого акционерного общества.

«Укрнафта» как главная проблема акционерного законодательства

Основную проблему Закона Украины «Об акционерных обществах» парламентарии увидели в неспособности государства управлять компаниями с существенной долей госсобственности. Действительно, одна из существующих проблем — конфликт между требованиями к кворуму (60%) и к принятию решений (50%+1 голос). Мажоритарный акционер имеет право принимать решения по всем вопросам, не требующим квалифицированного большинства, но не может провести собрание акционеров для принятия такого решения без участия миноритариев.
Таким образом, владея, единолично или совместно с другими лицами, более 40% голосов, миноритарный акционер может не являться на собрания акционеров и тем самым блокировать принятие любых решений – о распределении дивидендов, назначении нового руководства и т.д. Пример, вызывавший наибольший ажиотаж — «Укрнафта». Несмотря на то, что 50% +1 акция принадлежит НАК «Нафтогаз Украины», а группе «Приват» — лишь 42%, де-факто управление компанией контролирует именно миноритарий.

Но ведь нас больше!

Данное новшество коснется, однако, не только госкомпаний. В Украине более 23 тысяч АО, в том числе публичных – 3000, частных – около 500, остальные не перерегистрировались и остаются в форме открытых и закрытых акционерных обществ.
В странах с хорошо развитым фондовым рынком создание акционерного общества направлено на объединение капитала, а не акционеров, и требует меньшего вовлечения собственников в хозяйственную деятельность компании. Управляют компанией, как правило, профессиональные менеджеры. Порядок работы акционерных компаний и компаний с ограниченной ответственностью (эквивалент украинских ООО) регулируются по разному по ряду причин: большее, по сравнению с обществами с ограниченной ответственностью, количество акционеров; связанные с этим трудности в достижении компромисса; отсутствие контрольных пакетов; необходимость защиты миноритарных акционеров, разные риски, характерные для конкретной организационно-правовой формы.
В Украине же смысловые различия между компаниями с ограниченной ответственностью и акционерными обществами стерты. Единицы используют акционерные общества по прямому назначению – привлечению финансирования от частных инвесторов. Организационную форму компании определяют причины исторические. Часть компаний, перешедших в частные руки, создавалась в процессе приватизации (т.е. через создание акционерного общества). Нынешний собственник консолидировал контрольный пакет, но не имеет контакта с бывшими сотрудниками предприятия, ставшими акционерами (люди переезжали, умирали и т.д.). В результате — не может реорганизовать компанию в общество с ограниченной ответственностью, которая была бы ему удобна, или хотя бы уменьшить количество акционеров, чтобы АО стало частным. Многие не меняют организационно-правовую форму, так как не готовы заново получать лицензии и разрешения, необходимые для работы, переоформлять землю, недвижимость, другие активы. Некоторыми видами деятельности может заниматься лишь акционерная компания (например, банки), в акционерной форме существуют государственные корпорации; компании, в которых часть акций была приватизирована, как например «Укрнафта».

Закон хорош:

1. Уменьшен риск блокировки работы\принятия решения общим собранием из-за неявки миноритарных акционеров. Данный вопрос особенно важен, если в акционерном обществе много акционеров, а пакеты не сконцентрированы в одних руках.
2. Повышены требования к ответственности и вовлеченности акционера в дела компании. В Украине участие в общих собраниях акционеров не является обязанностью акционера. В компаниях, в которых отсутствует один мажоритарный акционер, снижение кворума приведёт к увеличению числа активных акционеров, которые посещают собрания.
3. Государству предоставили контроль над предприятиями с госдолей от 50%+ 1 голос, что актуально для нынешней ситуации (согласно стенограмме заседания парламента принятый закон вступит в силу для предприятий с государственной долей с даты его опубликования, а для всех других акционерных обществ с 2016 года).
4. Создан стимул для использования акционерных обществ по назначению – для привлечения средств мелких и крупных инвесторов, не способных или не желающих участвовать в управлении компанией.
5. Национальное акционерное законодательство приближено к мировым стандартам. В Европе, например, кворум — 50% + 1 голос или ниже. Во многих странах, во избежание блокировки работы, кворум снижается при проведении повторного собрания. Так, во Франции кворум – 25% голосов, в некоторых случаях – 20%, в Испании — 25%, и только для некоторых вопросов (как например, изменение уставного капитала) — 50%, в Чехии – 30%, в России – более 50% (30% при повторном собрании, меньший кворум возможен, если акционеров более 500 тысяч), в Австрии – достаточно присутствия одного акционера. Кворум для юридических лиц, получивших статус европейских компании, как правило, составляет 50%.

Но создает проблемы:

1. Нарушена устоявшаяся система сдержек и противовесов в корпоративных структурах, что спровоцирует корпоративные конфликты. Как указывалось, собственность во многих акционерных обществах Украины консолидирована. Основной источник долевого капитала – не население, а стратегические инвесторы, выкупающие значительный пакет акций. Предоставляя средства, они ожидают получить рычаги влияния на компанию, обычные в таких случаях в мировой практике — представительство в совете директоров, право вето по рядку вопросов, обязательство партнера выкупить твою долю или право выкупить твоего партнера, другие механизмы. Словом, именно то, что в Украине не работает. В результате, было выработано два механизма влияния. Имея пакет в 25%, миноритарный акционер мог ветировать решения, требующие квалифицированного большинства. Перечень таких решений, однако, украинское право ограничивало. Больший контроль имел акционер, владеющий 40% + 1 голос. Такой акционер мог блокировать работу общего собрания акционеров, тем самым заставляя прислушиваться к себе. Данный рычаг влияния утерян, собственник большого миноритарного пакета будет вынужден искать механизмы влияния. Поэтому принятие такого закона спровоцирует возникновение корпоративных конфликтов.
2. Ослаблены права миноритарных акционеров. Права миноритарных акционеров в Украине не защищены. Теперь это касается не только собственников небольшого количества акций, но и держателей 40% голосов в компании.
3. Создана еще одна причина уйти в офшор. Ликвидация одного из немногих рабочих методов регулирования взаимоотношений акционеров – еще один аргумент для вывода корпоративных структур в офшор. Иностранное законодательство часто более гибко, и разрешает партнерам самостоятельно регулировать порядок принятия решений в компании, в том числе определять требования к кворуму.

Что можно и нужно сделать:

1. Разрешить акционерные соглашения. На сегодняшний день собственники украинской компании не вправе отойти от правил управления компанией, прописанных в законе, даже если эти нормы не соответствуют их целям. Акционерные соглашения и уставы, которыми стороны могли бы дать миноритарию право вето, изменить кворум, предоставить каждому участнику право иметь своего представителя в правлении, согласовать порядок продажи бизнеса, в Украине исполнению не подлежат. Это необходимо изменить. Интересы миноритарных акционеров нарушены не будут – акционерные соглашения действуют лишь между сторонами акционерного договора, а не всеми акционерами компании.
2. Разрешить менять уставом требования к кворуму, минимальному количеству голосов, необходимых для принятия решений, как минимум в сторону увеличения, при условии, что за такое решение проголосует не менее определенного количества голосов, в том числе те, кто владеет миноритарным пакетом (например, такие изменения могут требовать одобрения 75% голосов). Это необходимо сделать хотя бы для частных акционерных обществ (т.е. компаний, в которых количество акционеров минимально).
3. Установить ограничения на заключение акционерных соглашений от имени государства, исходя из опасения, что недобросовестный чиновник может злоупотреблять своим должностным положением и подписать невыгодное для государства соглашение.
4. В целом либерализировать корпоративное законодательство Украины.

Таким образом, принятый закон внедряет правильный подход. Однако, без основательной реформы корпоративного законодательства Украины, он не улучшит климат для потенциальных инвесторов, но может создать проблемы для уже присутствующих на рынке.


Внимание

Автори не є співробітниками, не консультують, не володіють акціями та не отримують фінансування від жодної компанії чи організації, яка б мала користь від цієї статті, а також жодним чином з ними не пов’язаний