Языковые баталии и языковые реалии

Существуют ли предпосылки для беспокойства румынского национального меньшинства в Украине по поводу нового закона «Об образовании»

Авторы:

Новый закон Украины «Об образовании»[1] вызвал не только широкие дискуссии в пределах Украины, но достиг соседних государств и даже международных организаций. Языковой вопрос, который традиционно возникает в повестке дня во внутренней жизни страны, на этот раз вышел  в международную плоскость и получил внешнеполитический резонанс.

Так, статья 7 Закона, касающаяся языка обучения, привлекла особое внимание Болгарии, Греции, Румынии, России и Венгрии. Некоторые заявления и характеристики, данные закону, были весьма эмоциональными и демонстрировали явное беспокойство.

Соседская неприязнь к букве вновь принятого закона

Особое беспокойство закон вызвал в соседних Румынии и Венгрии. Министры иностранных дел указанных государств, а также Болгарии и Греции в письме Министру иностранных дел Украины Павлу Климкину, Генсеку Совета Европы Турбйорну Ягланду, Верховному комиссару ОБСЕ Ламберту Занниеру призвали Украину не вводить ограничения на образование на родном языке для представителей национальных меньшинств.

Достаточно резкой была и реакция президента Республики Молдова Игоря Додона. Хотя, как правило, пророссийские политики Молдовы, к которым относится и он, избегают созвучности с Румынией и дистанцируются от заявлений румынского МИД, в данном случае Додон решил выступить активным поборником прав румыноязычных в Украине.

Носят ли положения закона о языках образования ограничивающий характер?

В Украине отмечают, что дискуссионная седьмая статья отнюдь не предполагает нарушения прав национальных меньшинств (ведь изучение их языков в школьной программе будет сохраняться как в дошкольных учреждениях и начальной школе, так и в рамках отдельных предметов позже), а лишь способствует расширению использования государственного языка (на который будут переходить в процессе обучения представители национальных меньшинств в средней и старшей школе). Таким образом представители национальных меньшинств смогут лучше овладеть украинским языком, что в дальнейшем сможет облегчить их поступление в украинские вузы.

Местами раздаются голоса и в пользу того, что знание украинского станет социальным лифтом для новых лидеров национальных меньшинств в Украине, позволит им выйти на уровень «высшей политической лиги», а не быть ограниченными местами компактного проживания национальных меньшинств — в лучшем случае областными советами. В противном случае, по мнению министра образования иі науки Украины Лилии Гриневич, молодые представители меньшинств становятся своеобразными заложниками собственной языковой среды и не имеют возможности поступить в вузы на равных условиях из-за языкового барьера.

Другой вопрос — являются ли украинские университеты и институты привлекательными для представителей национальных меньшинств и действительно ли они предпочитают вступать в украинские вузы, или скорее стремятся получить дипломы на территории своих «этнических родин»? Ведь тенденция получения образования за рубежом в последние годы усиливается. Ситуация за счет этого только усложняется, потому что те, кто потенциально мог бы отстаивать интересы румын, венгров и представителей других меньшинств в Украине, вместо этого покидают страну.

 По словам министра иностранных дел Украины Павла Климкина,  Украина и в дальнейшем будет заниматься культурными и языковыми правами национальных меньшинств, а «громкая» статья образовательного закона отнюдь не направлена на ограничение изучения румынского, венгерского или языков других национальных меньшинств. В пользу этого свидетельствует и то, что Закон выделяет языки ЕС и дает им определенные преференции. Поэтому наши соседи, которые являются членами ЕС, не оказались в однозначно невыгодной ситуации. То же касается и молдаван, ведь язык, который они используют — румынский — также является языком ЕС.

Такие объяснения от украинских чиновников выглядят дельными, однако не слишком своевременными. Коммуникативная составляющая сопровождения законопроекта оказалась слабым звеном украинской политики и взаимодействия между Верховной Радой, МИД и Минобразования.

Время принятия Закона тоже не было идеальным — решение Верховной Рады было принято накануне заседания Смешанной украино-румынской межправительственной комиссии по вопросам обеспечения прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, что произошло впервые за десятилетие. Создается впечатление, что украинские законодатели пытались предоставить Комиссии дополнительные темы для общения. Кроме того, был сформирован новый информационный повод, что не играет на пользу нашему имиджу. Заблаговременная коммуникация необходимости введенных Законом изменений, в том числе его языковых положений, не выглядела бы как оправдание перед соседними государствами и могла бы предотвратить формирование «оппозиции» к седьмой статьи как внутри страны, так и за ее пределами.

В ПАСЕ также указали на определенные «сбои» в программе проработки закона. О том, что проверка закона на соответствие европейским стандартам должна была выполняться до его принятия, указано в резолюции Парламентской ассамблеи Совета Европы от 12 октября. Венецианская комиссия обнародует свой вердикт до конца текущего года.

Правда, пока Украина отстаивает дискуссионную статью в Совете Европы, остается неясным, есть ли у нас «план Б» на случай, если решение Венецианской комиссии будет не в пользу «статьи 7». Приведет ли это к пересмотру Закона или изменениям его отдельных положений, или же Украина попытается отстоять его нормы не только вопреки позициям соседних государств, но и вопреки позиции международных организаций.

Реакция Румынии

Румыния мгновенно отреагировала на языковые положения нового Закона Украины «Об образовании».

В заявлении Министерства иностранных дел Румынии выразили надежду на дальнейшее сохранение прав румынского меньшинства в Украине и подчеркнули обеспокоенность румынских властей в связи с ситуацией, сложившейся вокруг закона. Выражая откровенное беспокойство, румынская сторона прежде всего заботится о том, сохранит ли закон права на образование на родном языке для этнических румын, проживающих в Украине.

Обеспечение прав румынского национального меньшинства в Украине и украинского национального меньшинства в Румынии — важный аспект в динамике украино-румынских межгосударственных отношений, хотя с 2013 года этот вопрос и не выдвигался элитами обоих государств на первый план, как это происходило раньше, в эпоху менее конструктивного партнерства. Его обострение сейчас может прямо сказаться на двустороннем сотрудничестве. Сигналом этого стал отсроченный визит в Украину президента Румынии Клауса Йоханниса, который был запланирован на октябрь, после ажиотажа вокруг закона. И хотя это не должно ставить под сомнение будущее добрососедства и партнерства, такой сигнал нам надо мудро осмыслить — где и что-то явно пошло не так.

Вероятно, если бы закон был принят после надлежащего обсуждения, в том числе и в рамках работы Смешанной украино-румынской межправительственной комиссии по вопросам обеспечения прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, и после визита спикера Верховной Рады Украины в Бухарест, а также визита президента Румынии в Украину, то ситуация была бы значительно лучше.

Стоит отметить и то, что и в нынешних условиях, в отличие от, скажем, Венгрии, румынская сторона не прибегала к слишком болезненным демаршам, таким как обещания бойкотировать любые инициативы Киева в ЕС. Бухарест остается готовым к диалогу. Новый раунд переговоров состоялся 13 октября во время рабочего визита Павла Климкина в Бухарест.

Результаты последних переговоров Павла Климкина в Румынии позволяют утверждать, что позиция Бухареста скорее конструктивная, чем радикальная.  Румынские депутаты хотят диалога с украинскими визави, в отличие от их венгерских коллег, которые отказались от общения с украинскими законодателями. Визит Йоханниса отложен, а не отменен — значит, шансы исправить ситуацию есть.

Языковые реалии в восприятии этнических румын Буковины в цифрах и графиках

Всего два месяца назад Румыния предоставила положительную оценку тому, как Украина поддерживает румынскую общину. Про это 21 августа отметила министр Румынии по вопросам иностранных румын Андреа Пестирнак во время встречи с министром иностранных дел Украины Павлом Климкиным, подчеркнув при этом и необходимость «надлежащего владения украинским языком всеми гражданами Украины».

То, насколько представители румынского национального меньшинства пользуются государственным языком и довольны политикой Украинского государства по поддержке своих прав, выясняли исследователи.

В мае 2016 года в рамках международного исследовательского проекта, координирующегося Центром управления и культуры Европы Университета Санкт-Галлена (Швейцария) при поддержке Государственного секретариата образования, исследований и инноваций в Швейцарии (SERI), был проведен социологический опрос среди респондентов, проживающих в северной части Буковины и при этом самоидентифицирующихся как этнические румыны [2]. С использованием квотной выборки было опрошено 403 респондента в возрасте от 18 лет.

Согласно данным проведенного опроса 88,8% респондентов определили родным языком румынский. Для 4,7% родным является и украинский, и румынский. Еще 4% родным считают украинский, 1,2% — румынский и русский, 0,5% — русский (рис. 1).

Рис. 1. Родной язык

Что же касается языка, используемого в ежедневных коммуникационных практиках, то он определяется в основном тем, с кем и при каких обстоятельствах ведется разговор. Не всегда язык, названный родным, в равной степени используется в общении.

Чаще всего респонденты тяготеют к общению на родном румынском языке в семейном кругу.

Так, преимущественно румынской опрошенные представители румынского меньшинства общаются с дедушками и бабушками (80,1%), родителями (77,9%), детьми (63,3%); при этом 17,6% разговаривают с детьми как на румынском, так и на украинском языках (рис.2).

Рисунок 2. Язык общения

Большинство респондентов хотят, чтобы их дети в будущем разговаривали на двух языках — такие пожелания высказали 63,5% опрошенных. При таких обстоятельствах знание украинского языка может обеспечить в основном школа.

Доминирует родной румынский язык в коммуникации с близкими друзьями (59,6%, при этом 22,8% общаются как румынском, так и на украинском языках) и коллегами (49,6%, при этом 24,6% общаются на двух языках).

Интересно, что в разговоре с чиновниками государственным украинским языком пользуются лишь 16,6% опрошенных румын северной части Буковины (35,5% — как румынским, так и украинским).

В то же время, для сравнения, среди этнических украинцев, проживающих в южной (румынской) части Буковины, этот показатель в разы выше — на государственном румынском языке с чиновниками говорят 75,5% респондентов.

Преимущественно на румынском — 48,6% — будут обращаться румыны северной части Буковины и к продавщицам в магазине (26,6% — на обоих языках).

Хотя, при обращении к незнакомым людям на улице респонденты тяготеют к румыно-украинскому билингвизму (33,5%). На украинском к незнакомцам обращаются 18,1%, на румынском – 14,9%.

Довольно положительно оценили румыны роль украинского государства в поддержке их родного языка.

Так, 63,8% опрошенных румын северной части Буковины отметили, что государство их проживания — Украина — помогает или скорее помогает им в изучении родного языка (рис. 3).

Рисунок 3. Помощь государства в изучении родного языка

При этом, высокую оценку респонденты дали уважительному отношению к их родному языку — 77,2% считают, что в Украине уважают все языки. Не согласны или скорее не согласны с этим 13,6% (рис. 4).

Рисунок 4. Уважение к языкам

 

Роль государства своего проживания в создании возможностей для использования родного румынского языка в публичной сфере (например, в городском или сельском советах) положительно оценили 66,9%, отрицательно -19,1% респондентов (рис. 5).

Рисунок 5. Использование языков в публичной сфере

 

На вопрос, помогает ли государство проживания в получении информации на родном языке из прессы или телевидения, утвердительно ответили 66,5%. Отрицательный ответ дали 21,4% (рис.6).

Рисунок 6. Получение информации на родном языке

О том, изменится ли ситуация после принятия Закона, можно будет говорить только после его имплементации, включительно с подзаконными актами, и проведения нового исследования, что позволило бы сравнить ситуацию «до» и «после» воплощения на местах статьи 7.

Вместо выводов

Национальные меньшинства при разных обстоятельствах могут стабилизировать международные отношения, или наоборот. И то, каким будет их влияние, в случае украино-румынского диалога будет определять желание и умение вовремя диагностировать уязвимые зоны и услышать друг друга в общем информационном шуме, прибегая не к эмоциям, а к продуманным и сбалансированным решениям.

Ведь несмотря на языковой вопрос, который не впервые сегодня оказался в центре обсуждения, по данным проведенного опроса 82,8% опрошенных респондентов, самоидентифицировавших себя этническими румынами, «более всего» и «значительно» чувствуют себя жителями своей страны — Украины. 61,8% считают или скорее считают себя частью украинской нации и разделяют ее ценности.

Примечания

[1] Напомним, что Закон Украины «Об образовании» касается основных принципов организации и деятельности образовательных учреждений. Закон был принят Верховной Радой 5 сентября 2017 и подписан ее Председателем 19 сентября. Вопреки ожиданиям правительств соседних государств на то, что Президент Украины применит к Закону право вето, этого не произошло. Петр Порошенко положительно оценил новый Закон как важный шаг в образовательной реформе, которая призвана стать «инвестицией Украины в будущее». И таким образом вступила в силу и седьмая статья Закона, что вызвало немалый ажиотаж и споры. Согласно ей, представители национальных меньшинств смогут учиться на родном языке в дошкольных учреждениях и начальной школе. После обучение будет осуществляться на государственном украинском языке с сохранением права изучать родной язык национальных меньшинств в коммунальных учреждениях общего среднего образования или через национальные культурные общества.

[2]Аналогичный опрос в рамках исследовательского проекта был проведен и среди респондентов, проживающих в южной части Буковины и при этом самоидентифицирущихся как этнические украинцы.

Главное фото: depositphotos.com / Andrey_Kuzmin

VoxUkraine — уникальный контент, который стоит прочесть. Подписывайтесь на нашу e-mail рассылку, читайте нас в Facebook и Twitter, смотрите актуальные видео на YouTube.

Мы верим, что у слов есть сила, а идеи имеют определяющее влияние. VoxUkraine объединяет лучших экономистов и помогает им донести идеи до десятков тысяч соотечественников. Контент VoxUkraine бесплатный (и всегда будет бесплатным), мы не продаем рекламу, не занимаемся лоббизмом. Чтобы проводить больше исследований, создавать новые влиятельные проекты и публиковать много качественных статей нам нужны умные люди и деньги. Люди есть! Поддержать VoxUkraine. Вместе мы сделаем больше.


Внимание

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны