Заветные миллиарды: какие шансы запустить большую приватизацию в 2018 году

9 ноября Верховная Рада сделает первую попытку принять новый закон о приватизации. Может ли он помочь правительству в пятый раз не провалить приватизационный план — на этот раз на 22, 5 млрд гривен?

Автор:

У каждого украинского правительства есть заветное желание – получить очень много миллиардов гривен от приватизации. У трех последних Кабминов (с 2014-го по 2017-й) желанной была цифра 17 миллиардов гривен. Впервые эта цифра появилась в аврально принятом в середине января 2014-го бюджете на этот же год, но на фоне аннексии Крыма, военной агрессии России на Донбассе было не до приватизации: ни Украине, ни иностранным инвесторам. Гособъектов продали на 467 миллионов (2,7% от плана).

Цифра 17 млрд перекочевала в бюджет-2015. Тогда же еще премьер Арсений Яценюк заявил о старте «большой приватизации». Продавать должны были «по новым правилам», первый «звездный» объект на продажу – Одесский припортовой завод. Очень скоро стало очевидно, что ни с новыми правилами, ни с продажей ОПЗ не складывается. Результат 2015-го был хуже чем за предыдущий год — 0,9% от плана. Большая приватизация перенеслась еще на год. А потом еще.

Как ни удивительно это выглядит, но после четырех сокрушительных провалов планов по приватизации, доходные ожидания правительства от продажи госсобственности увеличились. Согласно проекту госбюджета-2018, в следующем году приватизация должна пополнить казну уже на 22,5 млрд грн.

Нереальные миллиарды от сорванной приватизации создают реальные проблемы для бюджета. Доходы от приватизации относятся к ресурсам, которые направляются на «финансирование бюджета», то есть на погашение его дефицита. Каждый год сорванного плана от приватизации Минфин вынужден перекрывать дыру – за счет внутренних заимствований, собранных сверхплана доходов, или же идти на бюджетный маневр – не проводить в полной мере расходы дабы оставить больше денег в казне.

Есть ли шанс, что правительству удастся продать госсобственности на такую сумму в следующем году?

Нехороший тренд

Сегодня в собственности государства 3444 разнокалиберных компании с суммарными активами около 1,7 трлн грн.

Кроме общего владельца, большинство из них объединяет ряд особенностей: непрозрачная и нерелевантная, а часто и вовсе отсутствующая финотчетность, например, у МЭРТа есть данные только о 1396  компаниях за прошлый год (40% от всех); многие госкомпании используются в коррупционных схемах и являются источником финансирования политической деятельности разномастных политсил.

Основных причин, на которые чаще всего сетуют в Кабмине, из-за которых ежегодные обещания до сих пор не стали реальностью, можно выделить две.

Первая отсутствие единой политической позиции по поводу будущего госимущества. По словам экс-министра экономики Айвараса Абромавичуса, у украинской власти в широком ее понимании нет консенсуса по вопросу госсобственности. А без политической воли сдвинуть статус-кво — сложная задача. Ведомства (министерства/облгосадминистрации, другие органы исполнительной власти), у которых эти компании на балансе, всеми правдами и неправдами отпираются от передачи своих активов на баланс ФГИУ, бюрократически блокируют начало корпоратизаций, проведение аудитов и другие мероприятия реформы госсектора. Логика проста: чем дольше предприятие находится на балансе у государства – тем дольше можно получать выгоды от теневого финансооборота и коррупционных схем. Впрочем, передача объекта на баланс ФГИУ, — не гарантия стремительной продажи.

Вторая причина касается законодательства. Кабмин «привязывал» приватизацию к обновлению законодательства о ней, объясняя это тем что в отличие от действующих новые правила позволят продавать прозрачно и открыто.

При этом законопроекты об изменении правил приватизации – одни их самых сложнопроходимых в Верховной Раде. Например, в 2015 году парламент 11 раз пытался проголосовать за правительственный законопроект (№2319а) об отмене обязательной предварительной продажи на бирже 5-10% акций предприятия, которое выставляет на продажу. Все попытки оказались тщетными. После понадобился еще один аналогичный депутатский законопроект (№2319а-д), три месяца и 14 голосований (в том числе и за отдельные поправки), чтобы принять документ.

В этом году бюджетный разрыв будет меньше, чем в предыдущие годы, но все же будет.

В августе-сентябре Фонд госимущества продал миноритарные пакеты акций (25%) пяти энергокомпаний.  Все их купила компания Ornex, которая входит в группу «СКМ» Рината Ахметова. За пакеты пяти энергокомпаний Ornex заплатила более трех млрд гривен. К концу года поступления от приватизации ожидаются на уровне 4,1 млрд грн.

Выдать продажу вышеупомянутых миноританых пакетов акций как старт «большой приватизации» не получится.   «По факту, эти облэнерго и так были в частных руках. Например, если говорить о «Донецкоблэнерго», то владельцем 72% был DTEK. Компания Ornex докупила пакет, и теперь у них более 90% акций. Приватизация привела к тому, что на предприятии теперь отсутствует миноритарий с блокпакетом», — говорит член Стратегической группы советников КМУ (SAGSUR), соучредитель и вице-президент Украинской академии корпоративного управления (UCGA) Андрей Бойцун. Аналогичная ситуация и с другими компаниями – СКМ докупил пакеты акций в компаниях, которые и так контролировал.

До конца года, ФГИУ планирует выставить на продажу пакеты акций Донбассэнерго, Сумыоблэнерго, Одессаоблэнерго и еще 13 предприятий. В частности, Фонд планирует передать в частные руки «Укрнефтепродукт», «Укрхудожпром», «Белоцерковский завод резиновых технических изделий», «Научно-производственное предприятие «Система», «Стебницкое горно-химическое предприятие «Полиминерал», «Тернопольское объединение «Текстерно», «Индустриальная стекольная компания» и некоторые другие объекты.

План 2018

У трех последних правительств была почти одинаковая стратегия «успешной приватизации».  Завести в Украину именитых  западных  инвесторов  на стартовую приватизацию крупных знаковых объектов.  Роль Криворожстали (но десять лет спустя) отводилось ОПЗ, реже вспоминали про Центрэнерго.

Как продавали ОПЗ.

Выбрать ОПЗ в роли «витрины» успешной продажи — не очень хорошая идея. ОПЗ — актив проблемный. Главный его «минус» — долг свыше 250 млн долларов перед компанией Ostchem Дмитрия Фирташа за поставленный газ. Долги завода перед Фирташем для иностранных компаний — это не только финансовые, но и репутационные риски. Объект оказался токсичным.

Продажу усложнила и неблагоприятная ситуация на внешних рынках. Падение цен на мировых рынках на карбамид и аммиак, а также высокая цена на газ сделали бизнес ОПЗ убыточным. За последний год завод несколько раз останавливал свою работу.

Кейс ОПЗ особо важен и потому, что новости о большой приватизации, которая, хоть и с опозданием, но все должна была начаться, украинские чиновники «разнесли по миру» — во время инвестиционных роуд-шоу и выступлений на публичных международных форумах-конференциях они неоднократно презентовали ОПЗ. Его продажа должна была стать тем самым положительным сигналом для стратегических инвесторов, привлечь их внимание к другим украинским госактивам. ОПЗ не продан. Сигнал по-прежнему нужен и подать его можно, обратив внимание инвестора на другие объекты.

Планы по приватизации-2018 ФГИУ во многом сводятся к продаже самых дорогих и наиболее интересных для инвесторов активов.

В следующем году Фонд госимущества (кроме ОПЗ) планирует продать «Центрэнерго», «Турбоатом», 6 энергетических компаний, «Аграрный фонд», государственную продовольственно-зерновую корпорацию Украины, и объекты малой приватизации. Кроме того, в следующем году планируется продажа пакетов акций Николаевской, Днепровской, Херсонской ТЭЦ, а также Запорожье-, Николаев-, Тернополь-, Харьков-, Хмельницк-, Черкассыоблэнерго.

Эти объекты попадают под «суперприватизацию».

«Центрэнерго» — одно из самых давних приватизационных требований МВФ. Государству принадлежит 78,3% акций компании. Предприятие эксплуатирует Трипольскую, Змеевскую и Углегорскую ТЭС. В январе-сентябре этого года «Центрэнерго» увеличило чистую прибыль в 2,1 раза (на 1,073  млрд грн) – до 2,094 млрд гривен по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, когда она составила 1,021 млрд грн.

«По данному предприятию определен советник, это польский филиал Ernst & Young. Рассчитываем продажу на весну следующего года», анонсировал глава ФГИУ Виталий Трубаров. До этого времени предстоит еще провести оценку и аудит компании.

ГПЗКУ – крупнейший зерновой трейдер В 2016-ом году оценивалась в 4 млрд грн. У корпорации большая долговая проблема. В 2012 году ГПЗКУ взяла кредит у Эксимбанка Китая в размере 3 млрд долл. Первый транш поступил в размере 1,5 млрд долл., которые по условиям соглашения планировалось потратить на закупки зерна для дальнейшего экспорта в Китай. Украина не выполнила условия контракта. Китай подал в Лондонский арбитражный суд на Украину за срыв контракта. Будущее корпорации напрямую зависит от того, как будут складываться отношения с китайской стороной. «Мы получили несколько писем от китайской стороны, где они указывают на то, что принятие решения о приватизации прямо противоречит подписанному контрактному соглашению», — говорил ранее министр аграрной политики Тарас Кутовой.

В отношении Аграрного фонда главный вопрос «Что приватизировать?» Уставный капитал АФ — 5 млрд грн, два из которых были незаконно выведены предыдущим руководителем фонда Александром Кирюком в неплатежеспособные банки в интересах, по версии Генпрокуратуры, Сергея Курченко.

«Что приватизировать в Аграрном фонде? Все, что есть это арендованные помещения, сотрудники и ликвидность в виде денежных средств и зерна. Мы можем распродать зерно, вернуть деньги государству и приватизировать будет нечего», — говорил ранее глава правления АФ Андрей Радченко. В сентябре прошлого года ФГИ озвучил, что первичная стоимость основных средств «Аграрного фонда» — 7,4 млн грн, остаточная – 4,3 млн грн. С вариантом, как сделать компанию более дорогой – передать в АФ дополнительные производственные мощности, склады под хранение – предстоит еще определиться.

«Турбоатом» — крупнейший в Украине производитель турбинного оборудования. Его продажа также прописана в меморандуме Украины с МВФ.

Относительно будущего «Турбоатома» первым лицам государства следует как минимум определиться.

Весной прошлого года президент Петро Порошенко посетил предприятие и заявил, что его приватизация «неактуальна», государство будет поддерживать его своими заказами. В августе прошлого года Кабмин наоборот — включил «Турбоатом» в список предприятий, подлежащих приватизации в 2016-2017гг. Позже Владимир Гройсман вроде как передумал и заявил, что 51% акций «Турбоатома» должны все же остаться в государственной собственности.

Финансовое самочувствие «Турбоатома» зависит от загрузки заказами. В третьем квартале этого года чистая прибыль предприятия составила 626 млн грн.

Суперприватизация 2018: перспективы и помехи

Цифра в 22,5 млрд грн остается малореалистичной. На пути к старту реальной приватизации стоят три преграды.

Во-первых,  Кабмин не отказывается от привязки «старт приватизации = обновление законодательства». Это добавляет еще одну непредсказуемую переменную в приватизацию – украинский парламент может затянуть процесс на неопределенный срок.

На этой пленарной неделе, 9 ноября, парламент намерен рассмотреть новую версию закона о приватизации. Который меняет подход к продаже госимущества.

Что меняет закон:

1. В случае его принятия объекты будут разделены на две группы: большие и малые. Сейчас гособъекты делятся на группы А, Б, В, Г, Д, Е, Ж в зависимости от типа и величины.

2. Расширяется список подлежащих приватизации объектов. Продавать можно будет объекты, деятельность которых обеспечивает социальное развитие, сохранение духовных и культурных ценностей, имущество НАН Украины и отраслевых академий, а также непрофильные активы (те, которые не обеспечивают выполнение обозначенных законом функций) Минобороны, СБУ, правоохранительных органов, госслужбы спецсвязи и защиты информации, пограничной и уголовно-исполнительной служб.

3. Меняются правила приватизации предприятий-должников. В отношении предприятия-должника, которое решено продать, нельзя начинать процедуру банкротства до тех пор, пока оно не будет продано. В случае принятия решения о приватизации дела о банкротстве предприятия останавливаются (кроме тех предприятий, которые ликвидируются по решению собственника).

4. В приватизации не смогут участвовать юрлица, 10% и больше акций которых контролирует представитель страны-агрессора или же само государство-агрессор. Если контролируемая доля меньше, они смогут участвовать в приватизации. Ослабляются требования к юрлицам из офшоров и стран из списка FATF. Если инвестор владеет 50% уставного капитала компании, зарегистрированной в офшорах или cтране из списка FATF, он сможет купить украинский гособъект. Сейчас лица из офшоров и связанных с ними лиц, а также резидентов страны-агрессора не могут участвовать в приватизации украинских гособъектов.

5. Устанавливаются два способа приватизации: выкуп и аукцион. Последние допускаются в разных вариантах – аукционы с условиями и без, аукционы по методу изучения ценовых предложений, аукционы с занижением стартовой цены. Сейчас также допускается продажа госпакетов акций на фондовых биржах.

Философия закона — упростить правила продажи госактивов, ускорить отдельные приватизационные процессы. В нем есть ряд спорных моментов, которые касаются судьбы земучастков, на которых расположены подлежащие продаже объекты (законопроект предполагает, что земля продается в отдельном порядке по земельному законодательству), а также защиты прав кредиторов предприятий-банкротов.

Во-вторых, так же легко дораспродать энергетику, как в этом году, может не получится. Стоимость, инвестпривлекательность и финансовое самочувствие облэнерго, в том числе ТЭЦ, будут зависеть от того, как эти предприятия адаптируются к рынкам электроэнергии и газа. У многих из этих компаний есть долги. Реагирование энергопредприятий на рыночные реалии и способность сгенерировать ресурс для расчета с долгами не пройдет мимо внимания инвесторов. Еще один момент, на который будут ориентироваться покупатели – перспективы введения RAB-тарифов для облэнерго.

В-третьих,   возможно, у власти не будет сильного стимула в виде программы МВФ.  Как уже говорилось, приватизация – одно из основных требований Фонда для получения следующего транша. На сегодня из-за нежелания правительства повышать тарифы на газ для населения с октября переговоры с кредитором «зависли». Ожидания по траншу сместились с конца этого года на весну следующего. Вопрос в том, насколько эта «пауза» распространится и на другие обязательства Украины перед кредитором, в том числе и по приватизации. Без “кнута” в виде МВФ власть вряд ли решиться продавать госсобственность в предвыборный год.

Главное фото: depositphotos.com / docrob

VoxUkraine — уникальный контент, который стоит прочесть. Подписывайтесь на нашу e-mail рассылку, читайте нас в Facebook и Twitter, смотрите актуальные видео на YouTube.

Мы верим, что у слов есть сила, а идеи имеют определяющее влияние. VoxUkraine объединяет лучших экономистов и помогает им донести идеи до десятков тысяч соотечественников. Контент VoxUkraine бесплатный (и всегда будет бесплатным), мы не продаем рекламу, не занимаемся лоббизмом. Чтобы проводить больше исследований, создавать новые влиятельные проекты и публиковать много качественных статей нам нужны умные люди и деньги. Люди есть! Поддержать VoxUkraine. Вместе мы сделаем больше.


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.